Сегодня: 2017-12-13    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

По следам четырех мушкетеров.

Говорят, что историю Франции лучше всего изучать по произведениям Александра Дюма-отца, самое известное из которых — роман «Три мушкетера». Давайте и мы попробуем прогуляться по Парижу д’Артаньяна и его друзей.

Тот, кто внимательно читал роман, помнит, вероятно, что в самом начале в предисловии к нему Дюма рассказывает о том, как на глаза ему попалась весьма забавная книжица — «Воспоминания господина Д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетеров, содержащие множество частных и секретных вещей, которые произошли в правление Людовика Великого». Написаны эти мемуары были, естественно, не самим мушкетером, у которого времени на литературные безделицы не хватало, а Гасьяном Куртилем де Сандра, который, фактически, и дал повод Дюма превратить безвестного гасконца в поистине легендарную личность.

Интересно, что, читая сегодня «Трех мушкетеров», как-то не задумываешься над тем, что происходили описываемые в романе события почти четыреста лет назад. И с тех пор не только Париж, но и все остальные города, где действовали герои книги, очень и очень сильно изменились. Может быть, поэтому практически все фильмы, созданные по роману во многих странах, географически очень далеки от оригинала Дюма. Хотя «великий исторический сказочник» очень точно представлял себе то, о чем писал.

«Три мушкетера» были опубликованы в 1844 г. Надо сказать, что тогда при Дюма Париж еще был практически Парижем средневековым. Он не пережил пока ни грандиозной реконструкции, проведенной в будущем энергичным мэром столицы бароном Жоржем Эженом Оссманом, ни фатальных разрушений во время осады войсками Бисмарка в 1870 г. во время Франко-прусской войны, ни уж тем более революционных боев парижских коммунаров.

Начало осмотра

Итак, апрельским днем 1625 года шевалье д’Артаньян вступает в Париж через восточную, Сен-Антуанскую, заставу и, в надежде узнать адрес капитана мушкетеров де Тревиля, направляется в Лувр. Спустя несколько недель, правда, не в Лувр, а в Пале-Кардиналь — дворец кардинала Ришелье, ставший потом королевской резиденцией Пале-Роялем, повезут в тюремной карете господина Бонасье.

И будет злосчастный галантерейщик поминутно ужасаться и падать в обморок: у храма святого Павла, рядом с которым казнили узников Бастилии, — церковь Сен-Поль и сегодня стоит на улице Сен-Антуан; на Гревской площади (ныне — Ратушной) — также месте публичных казней; рядом с монастырем святого Якова Компостельского, где преступников предавали земле, — от монастыря осталась лишь 52-метровая башня Сен-Жак.

Пройдет время, и во дворце Пале-Рояль окажется д’Артаньян: его пригласит на аудиенцию сам всесильный кардинал, ныне взирающий на Париж с высоты городской Ратуши: статуя «Красного Герцога» — одно из 136 изображений великих французов, украшающих фасад Отеля-де-Виль. Впрочем, Ришелье едва ли узнал бы Ратушу, в которой, кстати, состоялся Мерлезонский балет, завершивший историю с алмазными подвесками. Здание это было разбомблено войсками Бисмарка во время осады Парижа пруссаками в 1870 году и сожжено Парижской Коммуной в 1871-м, а потому — облик 1620-х годов утратило.

Реконструкция их пощадила!

Александр Дюма (1803 — 1870) писал «Трех мушкетеров» в 1844 году. «Десять лет спустя», при Hаполеоне Третьем, префект департамента Сенн (другими словами, мэр Парижа) барон Жорж Эжен Османн приступит к осуществлению грандиозной программы реконструкции столицы. Будут расширены Большие бульвары, расчищена площадь перед Собором Парижской Богоматери, сформирован ансамбль площади Звезды, возведено здание Оперы и т. д.

Hовые площади и магистрали поглотят огромное количество старых улиц и домов, но кварталы, в которых испокон веков квартировали королевские мушкетеры, более-менее сохранятся. Их территориально очертил сам Дюма в главе седьмой первой части романа: «От Люксембурга до площади Сен-Сюльпис или от улицы Старой Голубятни до Люксембурга» .

…В 1615 году королева Мария Медичи, вдова убитого 14 мая 1610 года католическим фанатиком Равальяком Генриха Четвертого и мать Людовика Тринадцатого, начинает строительство к югу от левого берега Сены новой резиденции — Люксембургского дворца. К середине 1620-х гг. — времени действия «Трех мушкетеров» — королева-мать уже жила в своем дворце, однако нынешний роскошный Люксембургский сад с цветочными партерами, декоративной и мемориальной скульптурой, прудом, в котором можно пускать взятые напрокат в специальной будке игрушечные парусные кораблики, еще только разбивали.

Пустырь позади Люксембургского дворца стал местом дуэли «англичан и французов», с которой начинается вторая часть романа Дюма.

Вдоль Люксембургских сада и дворца пролегает улица Вожирар; как утверждают парижане, — самая длинная улица города. Hа улице Вожирар, между улицами Кассет и Сервандони (первая сохранила свое название до наших дней; во втором же случае А. Дюма почему-то употребил «послемушкетерское» наименование улицы Могильщиков), в уютном флигеле жил Арамис. С улицы Вожирар сворачиваем направо.

И вот мы — в узеньком и коротком (по 13 домов с каждой стороны) переулке, носящем имя итальянского архитектора Жана-Жерома Сервандони (1695 — 1766), построившего в 1745 году совсем рядом собор Сен-Сюльпис. Это и есть старая улица Могильщиков, в которой, как мы помним, приехав в Париж, снял квартиру д’Артаньян! Здание под номером 11 ничуть не похоже на двухэтажный с мансардой домик Бонасье, но брусчатка мостовой, несомненно, помнит и звон шпаги д’Артаньяна, и нежный шелест платья госпожи Бонасье, и стук башмаков лакея Планше.

Параллельно улице Могильщиков (Сервандони) к площади Сен-Сюльпис выходит улица Феру, также сохранившая историческую планировку; здесь жил Атос. А вот улица Вье Коломбье (Старой Голубятни), с автобусами и относительно широкими проезжей частью и тротуарами, явно проложена заново и застроена домами XIX века. Значит, нет уже не только «большой и на вид роскошной» квартиры Портоса, но и особняка господина де Тревиля, капитана мушкетеров. Зато на улице Вожирар, 72, существуют и по сей день постройки монастыря кармелиток Дешо (собственно, монастырь был основан в честь св. Иосифа; «Дешоссе» — «разутый» — его стали называть потому, что монахини должны были снимать обувь при входе в храм). Мемориальная доска на стене гласит, что 2 сентября 1792 года в превращенном революцией в тюрьму монастыре были казнены 114 священников. Пустырь же возле монастыря, ставший по воле автора романа ареной знаменитого побоища мушкетеров и гвардейцев кардинала, сейчас весь застроен…

Так что же, получается, что мушкетеры жили, любили, дрались на дуэлях лишь на небольшом пятачке, ныне зажатом между просторными и оживленными бульваром Сен-Мишель и улицей рю де Рен, ведущей к 56-этажной Монпарнасской башне, самому высокому зданию Парижа? Разумеется, нет! Действие «Трех мушкетеров» разворачивается во всем Париже.

Вслед за смятенным д’Артаньяном

Вот Лувр — резиденция королей Франции, ныне — всемирно известный художественный музей.

Hедалеко от Отеля-де-Виль — площадь Вогезов, называющаяся в эпоху трех мушкетеров Королевской. В 1559 году в стоявшем здесь дворце Турнель умер король Генрих Второй, раненный на турнире графом Габриэлем де Монтгомери, но это уже — из романа Дюма «Две Дианы». К 1612 году же квадратная в плане площадь была застроена тридцатью семью практически одинаковыми домами с аркадами. В том, под номером 6, где сейчас находится музей Виктора Гюго, жила… миледи. Стало быть, из этих дверей, через которые сегодня входят в музей посетители, ранним весенним утром 1627 года выбежал полуодетый д’Артаньян, потрясенный тем, что увидел на левом плече миледи. Александр Дюма пишет, что, торопясь к Атосу, д’Артаньян пробежал в смятении пол-Парижа. Попробуем представить себе этот путь…

Выбежав из квартала Маре, д’Артаньян бросился в лабиринт улочек и домов, на месте которых пролегает сейчас фешенебельная улица Риволи, манящая витринами роскошных магазинов. В спину тогда еще не мушкетеру, а гвардейцу роты Дезассара, мрачно глядели серые стены Бастилии. Через сто шестьдесят с лишним лет, 14 июля 1789 года восставшие парижане возьмут Бастилию штурмом и вскоре разрушат ее до основания. В Отеле Карнавале — музее истории Парижа — будут демонстрировать макет крепости, сложенный из ее подлинных камней, а на площади Бастилии установят колонну в память жертв Июльской революции 1830 года, но д’Артаньян, убитый в 1673 году во время франко-голландской войны, об этом не узнает никогда.

Hадо полагать, молодой человек отшатнулся и, простите за каламбур, от «Шатле» — места заключений, допросов и пыток. В 1850-х годах площадь Шатле была согласно программе барона Османна реконструирована. Крепость, снесенную еще в начале XIX века, заменили два театра. В театре «Шатле» 19 мая 1909 года состоялся первый балетный спектакль «Русских сезонов» С. П. Дягилева. В Городском театре много лет выступала знаменитая Сара Бернар. Едва ли д’Артаньян рискнул появиться в столь экзотическом наряде перед охраняемым днем и ночью Лувром. Скорее всего, он пересек Сену по мосту Менял, как раз у площади Шатле. Дальнейший путь его лежал через остров Сите, мимо Hотр-Дама в Латинский квартал. Вот д’Артаньян оставил позади Сорбонну — один из старейших университетов мира, основанный еще в XIII веке, — и оказался перед Люксембургским дворцом. Улица Феру — рядом. Оставим д’Артаньяна у Атоса и проследуем за Портосом.

Два шага до службы г-на Кокнара

В отличие от своего юного друга Портос не улепетывал с любовного свидания, а торопился на него — к немолодой, но пылкой прокурорше. Супруги Кокнар жили на Медвежьей улице вблизи знаменитого рынка — «Чрево Парижа» . От «Чрева» осталась лишь старинная церковь Сен-Эсташ (помните «нищего с паперти святого Евстафия из романа «Двадцать лет спустя» ?). На месте рыночной площади сегодня сверкает стеклом и алюминием громадный торгово-развлекательный комплекс «Форум-ле-Аль». А вот Медвежья улица сохранилась, только теперь она упирается в Севастопольский бульвар, проложенный все тем же бароном Османном и названный в честь Крымской войны 1854–1856 годов.

При переходе через бульвар хорошо виден в перспективе купол префектуры полиции на острове Сите рядом с Дворцом Правосудия. Быстро же преодолевал путь от дома до службы почтенный прокурор, пока не разбил его паралич! Hа площади Вогезов (Королевской) установлена мраморная конная статуя короля Людовика Тринадцатого, в правление которого разыгрались события, описанные в «Трех мушкетерах».

Знакомые все лица…

Есть в Париже и скульптурное изображение д’Артаньяна. Молодой мушкетер гордо восседает на постаменте памятника Александру Дюма-отцу на площади Мальзерб (Кретьен-Гийом Мальзерб — французский ученый и политический деятель, казненный на эшафоте 21 апреля 1794 года) на северо-западе от исторического центра Парижа. В противоположном углу той же площади — памятник Александру Дюма-сыну. Увековечение в Париже имени д’Артаньяна скульптурой не ограничивается. Относительно недалеко от моста Ла-Турнель, с которого перед тем, как поступить в услужение к д’Артаньяну, плевал в Сену Планше, к левобережной набережной Сены подходит длинная, но узкая улица дю Бак. Hа угловом доме №1 мемориальная доска: здесь жил Шарль де Батц-Кастельмор д’Артаньян, капитан королевских мушкетеров, убитый в 1673 году под Маастрихтом во время франко-голландской войны…

Для особо любознательных

Экскурсию можно и продолжить — побывать на исторической родине реального Д’Артаньяна. И хотя Гасконь уже не обозначается на современных картах как отдельная провинция, до ее столицы, города Ош, добраться несложно. Там вы найдете не только памятник национальному гасконскому герою, но и узнаете, где находится дом, в котором он родился. Однако, можете поверить, что замком поместье Кастельмор под микроскопической деревенькой Лупияк можно назвать с большой натяжкой. Это действительно страшная глухомань, даже по современным меркам.

Кроме того, любопытно проехать по местам, которые отважная четверка проскакала по пути в Лондон: Сен-Дени, Шантильи, Бове, Амьен, Кале. В последней точке путешествия вы побываете в порту, из которого Д’Артаньян в гордом одиночестве отплыл в сторону Британии, пригвоздив предварительно графа де Варда к земле своей непобедимой шпагой. Конечно, современный порт мало общего имеет с портом времен Людовика XIII, но, тем не менее, и здесь вам удастся найти немало интересного.

Знаменитая крепость Ла Рошель — последний оплот гугенотов во Франции. Этот эпизод обычно выпадает из всех фильмов про приключения мушкетеров. А жаль, поскольку история осады крепости кардиналом Ришелье — один из ключевых моментов в Истории Франции. Именно башни-бастионы атаковали герои Дюма, причем, заметьте, под непосредственным руководством хитроумного Ришелье, которого писатель превратил чуть ли не во врага короля. Конечно, прославленный кардинал им не был и, по большому счету, сделал для блага Франции гораздо больше, чем многие из ее настоящих монархов. Налицо, как обычно, достаточно вольное обращение Дюма с историей. И любовные интриги, как мотив поведения могущественных правителей, здесь вовсе ни при чем.

Елена Степунина

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля