Сегодня: 2018-05-25    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Политика ресурсосбережения.

Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев объявил 2008 г. — годом сберегающего земледелия. Отраслевым департаментам Минсельхоза поручено вести мониторинг состояния дел в этой сфере и обращать внимание губернаторов, чтобы они активнее занимались вопросами внедрения ресурсосберегающих технологий в регионах. На фоне тотального роста цен на ресурсы, проблема, что называется, назрела.

«Сегодня колхозники должны стремиться не к тому, чтобы хлеба и рапса было много, а чтобы хозяйство эффективно работало, — считает генеральный директор хозяйства «Самара-Солана» Владимир Молянов. — В наших условиях нельзя получать такие урожаи как в Европе, но можно получать доходы с гектара такие же, как там, а значит нужно экономить на расходах. И здесь важную роль играют правильный выбор сорта и культуры и технологии выращивания».

В хозяйстве «Самара-Солана» разница в затратах (на удобрения, семена, ГСМ, технику, зарплаты) между прямым посевом и традиционным достигает 1500 руб/га. «Мы значительно экономим на ГСМ — в общем объеме затрат издержки на топливо составляют 5-8%. А с использованием элементов точного земледелия оперативные расходы на 1 га сокращаются еще на 400-1200 руб.», — подсчитывает В. Молянов.

Двойной удар.

Под термином «сберегающее земледелие» сегодня подразумевается не просто отказ от вспашки, минимальная обработка почвы или прямой посев. Понятие объединяет два компонента — ресурсосберегающие технологии и точное земледелие, объясняет президент Национального фонда развития сберегающего земледелия (НФРСЗ) Людмила Орлова. «Именно комплексный подход позволяет повышать плодородие почвы и сокращать затраты», — уточняет она.

По словам Л. Орловой, сберегающие технологии работают в любых агроклиматических условиях, и практически на всех типах почв. Исключение составляют лишь песчаные почвы, которых в России мало. Среди ограничений использования этих технологий она называет также недостаток знаний.

Правда, этот недостаток играет с нашими аграриями злую шутку. «Работать по дедовским технологиям — это все равно, что лечить людей лекарствами позапрошлого века, — проводит параллель глава НФРСЗ. — А ведь вспашку применяют уже почти 200 лет. Консерватизм мышления блокирует развитие агропромышленного комплекса страны и с ним необходимо бороться», — считает Л. Орлова.

Другая проблема — недостаток финансирования. На сегодняшний день в растениеводстве имеется 120 научно-исследовательских институтов, на содержание которых из бюджетов всех уровней выделяется всего 400 млн руб., замечает Л. Орлова. Это означает, что фактически средства идут на оплату коммунальных услуг и зарплату сотрудников, вопрос о фундаментальных исследованиях в области сберегающего земледелия даже не ставится. Исследованиями по этой тематике занимаются лишь в Агрофизическом институте, Ставропольском ГУ, Новосибирском и Донском ГАУ, Самарской ГСХА, РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева и некоторых других вузах.

В целом же отечественная наука мало изучает проблемы плодородия, почвенный углерод, влияние выбросов CO2 и различных форм гумуса на урожайность. А ведь еще нужно разрабатывать севообороты для сберегающего земледелия, выводить подходящие сорта зерновых культур. Таких тем в исследовательских программах российских НИИ практически нет, утверждает Л. Орлова.

Да и существующие в стране консультационные центры, созданные по линии Минсельхоза РФ, оторваны от практических знаний. А разрозненность науки, образования и практики ни к чему хорошему, как известно не приводят. Это как лебедь, рак и щука из известной басни. Вот почему Научно-практическим советом по сберегающему земледелию при Минсельхозе РФ впервые за последние 15 лет поставлена задача — объединить эти звенья в единую цепь.

По данным НФРСЗ, богатый практический опыт применения сберегающих технологий накоплен в АПК «Юность» Орловской области, в хозяйстве «Самара-Солана», в липецком «Зеросе», ростовском «Югтранзитсервисе», «Сибирском аграрном холдинге» и других предприятиях. Ростки сберегающего земледелия всходят во многих регионах страны, как правило, в наиболее сильных хозяйствах и компаниях с серьезным менеджментом. Однако в целом по этим технологиям обрабатывается не более 2 млн га, полагает Л. Орлова.

«В отличие от способов экономии ресурсов, над которыми аграриев заставляет задумываться сама жизнь, плодородие почв в России — это серьезная проблема, которой никто толком не занимается, — говорит она. — Более 58,6% сельскохозяйственных угодий в стране подвержено эрозии. В Южном федеральном округе удельный вес нарушенных земель в общей земельной площади уже достиг 73,23%. Происходит двойное истощение почвы: во-первых, не вносятся минеральные удобрения, и потому урожайность достигается за счет распада органического вещества, а во-вторых, это органическое вещество уничтожается при вспашке, способствуя выделению СО2 и тем самым оказывая негативное влияние на окружающую среду».

Сэкономить на плодородии.

Во многих странах мира проблемы сохранения и воспроизводства плодородия почв уже давно решаются путем внедрения сберегающего земледелия, замечает Л. Орлова. Его география охватывает практически все континенты. В США по сберегающим технологиям обрабатывается 23 млн га, в Канаде — 9 млн га, в Бразилии 23 млн га, в Аргентине — 18 млн га, в Парагвае — 2 млн га, в Австралии — 9 млн га.

Повышать плодородие через технологии — самый экономичный путь. В России средства, потраченные на эту программу, решили бы разом три задачи — экологическую, технологическую и повышения плодородия. По данным Минсельхоза РФ, больше половины парка сельхозтехники в стране нуждается в замене. «Это удачный момент для перехода на новые технологии, полагает Л. Орлова. — В Америке, например, фермеры были вынуждены переходить на сберегающее земледелие, имея хорошую технику для традиционной обработки. Нам же сейчас остается лишь научить, проконсультировать и направить аграриев, чтобы они не тратили деньги на плуги, а приобретали комплексы машин для работы по новым технологиям», — призывает Л. Орлова.

Условия для технического перевооружения отрасли созданы. В распоряжении сельхозпроизводителей появились 10-летние субсидированные кредиты, региональные программы поддержки, лизинговые схемы. По расчетам Л. Орловой, закупка техники для сберегающего земледелия хозяйству с 3 тыс. га обойдется в 30-40 млн руб. Уменьшить и оптимизировать эти расходы можно с помощью систем глобального позиционирования, которые позволяют качественно и без потери эффективности работать в дневное и ночное время.

В хозяйстве с 3 тыс. га только за счет использования приборов параллельного вождения экономия может достигать 3,5-4 млн руб. инвестиционных затрат и столько же — текущих ежегодных, считают в минсельхозе Самарской области. Как показывает опыт внедрения технологий точного земледелия в хозяйствах «Самара Солана», КФХ «Культура» и «Русский Хмель» за счет сокращения пропусков и перекрытий при обработке средствами защиты растений их расход сокращается на 7-10%, а при дифференцированном внесении азотных удобрений экономия достигает 30%.

Кроме того, экономить можно, покупая технику, которая подходит для работы, как по минимальной, так и по нулевой технологии, чтобы по окончании переходного периода просто продать ставшие ненужными культиваторы и работать дальше.

Но планировать приобретение техники нужно разумно, говорит Л. Орлова. В некоторых хозяйствах не добиваются прогнозируемых результатов от перехода на минималку, потому что экономят не на том, на чем действительно стоит экономить. Например, покупают не весь комплекс техники, а только часть агрегатов. Из-за этого они не могут соблюдать технологию и теряют в урожайности, поясняет она.

«Есть хозяйства, где руководители загорались идеей и приобретали машины для сберегающих технологий, а потом не знали, что с ними делать, — продолжает Л. Орлова. — В итоге дорогая высокопроизводительная техника простаивала на дворах, постепенно превращаясь в металлолом?».

Пересадка мозгов.

Сберегающие технологии — это экзамен для земледельца. Они не прощают ошибок, точнее ошибки обходятся слишком дорого. По словам Л. Орловой, во многих хозяйствах внедрение технологий минимальной и нулевой обработки почвы вызывает падение урожайности в первые годы, так как не хватает специалистов, квалифицированных агрономов, которые могли бы грамотно проконтролировать процесс перехода.

Если традиционную технологию можно назвать щадящей для агронома, то минимальная обработка более жесткая, а нулевая еще жестче. Там все надо делать вовремя и правильно — использовать качественную технику, четко соблюдать сроки полевых работ, строго выполнять все технологические требования.

Если при традиционной технологии такие огрехи, как несоблюдение сроков проведения обработок гербицидами, не столь критичны, потому что сорняки можно уничтожить механическим способом, то в сберегающих технологиях подобные ошибки недопустимы.

Канадские фермеры про внедрение сберегающего земледелия говорят так — это пересадка мозгов. Но кто способен в России провести эту масштабную операцию? Настоящих специалистов по беспахотным технологиям среди ученых и практиков немного, констатирует Л. Орлова. Их еще предстоит вырастить.

Как сказал министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев, нужно организовать точки роста. А для этого Национальный фонд развития сберегающего земледелия предлагает создать сеть инновационных центров по развитию сберегающего земледелия.

Каждый из таких центров должен иметь производственный блок — 2,5-3 тыс. га, оснащенный самой современной техникой для прямого и мульчированного посева с GPS-оборудованием. На его базе будут отрабатываться технологии защиты растений и внесения удобрений, севообороты, бинарные посевы, использование микробиологических регуляторов роста, различных сортов и гибридов и прочих достижений мировой науки, в сочетании с технологиями точного земледелия.

Организовать подобные центры предлагается во всех почвенно-климатических зонах, чтобы вырабатывать конкретные рекомендации для хозяйств, проводить обучение, консультации и показ техники. В идеале такие центры должны появиться в каждом зернопроизводящем регионе, но для начала хотя бы в федеральных округах — Центральном, Центрально-Черноземном, Южном, Приволжском, Уральском.

Это должны быть независимые организации, расположенные рядом с вузами, чтобы студенты и преподаватели могли обучаться. Кроме того, они станут базой для повышения квалификации специалистов и персонала сельхозпредприятий всех уровней. Земли для организации таких центров предлагается арендовать у хозяйств или муниципалитетов, а финансирование поделить между государственным и местным бюджетом и частными инвесторами. По расчетам Л. Орловой, возведение одного центра с нуля в полном объеме обойдется в 400-500 млн руб., если же использовать базу учхозов или других хозяйств, то инвестиции можно сократить до 40-50 млн руб.

ПДД для агрария.

Стимулировать переход на новые технологии, Л. Орлова предлагает введением правил сельскохозяйственного производства — своего рода ПДД для аграриев. «Если ты имеешь землю, ты должен нести ответственность за повышение ее плодородия, — говорит она. — Сжег солому — плати штраф. Нужно принять такой закон, согласно которому за эрозию, утрату гумуса, нарушение плодородия почвы и другие последствия неразумного хозяйствования на земле сельхозпроизводитель привлекался бы к административной ответственности». Только так, по мнению главы НФРСЗ, можно переключить сознание аграриев с устаревших методов ведения сельского хозяйства на современные и прогрессивные.

Однако необходимо предупредить сельхозпроизводителей, что переходный период с традиционной технологии на ресурсосберегающую занимает в среднем 5 лет. Первые 2 года могут быть более затратными, но при хорошем менеджменте и профессиональных кадрах, в дальнейшем поля начнут приносить прибыль, уверяет Л. Орлова.

«Конечно, средств защиты растений придется использовать больше, чем при классической технологии, но если все делать правильно, то к окончанию переходного периода такие проблемы, как рост засоренности и числа болезней будут полностью ликвидированы, — отмечает она. — А срок перехода зависит от того, в каком состоянии находится поле — выровнено ли оно, как на нем до этого убирали урожай, какую технику использовали, как управляли пожнивными остатками».

Бывает, что без оборота пласта все-таки не обойтись, особенно во время переходного периода, когда почва уплотнена. Но когда хозяйство минует этот этап, и будет четко соблюдать технологию, то почва начинает сама восстанавливаться. «Если мы ей помогаем, то она начинает помогать нам», — говорят опытные аграрии.

По словам В. Молянова, основные проблемы минимальной технологии связаны с соломой. «Есть такой удачный термин — «менеджмент соломы», — замечает он. — Ей действительно требуется «менеджмент». С ней надо работать очень аккуратно. Иначе, растительные остатки, которые нужно оставлять на поверхности почвы, становятся рассадником болезней и вредителей».

Еще для работы по сберегающим технологиям нужны короткостебельные сорта и специальные севообороты. Только на первый взгляд — это технологии для ленивых. На самом деле сберегающее земледелие заставляет думать, просчитывать, анализировать и требует ответственности на всех этапах. Всему этому большинству российских аграриев еще предстоит научиться. Чтобы выжить.

Гонка подорожаний.

Год сберегающего земледелия для сельхозпроизводителей начался с очередного подорожания ресурсов. «В январе цены на сложные удобрения выросли, как минимум на 2 тыс. руб/т, — рассказал председатель совета директоров группы компаний «Сибирский аграрный холдинг» (САХО) Павел Скурихин. — При этом на рынке наблюдается явный дефицит: сегодня мы не можем купить разом у одного поставщика необходимые объемы».

По мнению главы САХО правительству следовало бы обратить внимание на сферу производства удобрений, до 90% которых сегодня вывозится за рубеж. Экспортоориентированные компании симметрично с ростом мировых цен на минеральные удобрения поднимают их и на внутреннем рынке.

«Если в 2007 г. хозяйство «Самара-Солана» могло купить 1 т аммиачной селитры за 4300 руб., то в 2008 г. ее стоимость выросла до 8500 руб., — приводит пример В. Молянов. — Стоимость 1 т сложных (NPK) удобрений увеличилась с 7900 руб. до 13900 руб.». В итоге по подсчетам директора, себестоимость 1 т зерна в 2008 г. может подскочить в 1,5 раза — с 3000 до 4500 руб.

Кроме «минералки» дорожают ГСМ, а также пестициды, действующие вещества (ДВ) для производства которых мы импортируем на 100%. «В нынешнем году мы уже столкнулись с двукратным подорожанием ДВ, — говорит П. Скурихин. — А что будет, если через неделю они подорожают еще в 5 раз?».

Альтернативы у сельхозпроизводителей нет. На фоне роста цен внедрение ресурсосберегающих технологий становится жизненной необходимостью. Однако, по мнению П. Скурихина, массовый переход на сберегающее земледелие вряд ли возможен в условиях резкого подорожания пестицидов. Он считает, что в нынешней ситуации правительству было бы более целесообразно направить усилия на поддержку выпуска в России средств производства для АПК.

Л. Орлова соглашается: «Не иметь собственного сельхозмашиностроения, которое бы выпускало современную технику для ресурсосберегающего земледелия — это серьезный риск для России. Сельхозпроизводители вынуждены закупать агрегаты за рубежом, постепенно подсаживаясь на «техническую иглу».

 
 
2 комментария к Комментарий. Политика ресурсосбережения.
    0

    «Дурдом»,Л.Орловой лучше бы поработать в каком нибудь хозяйстве пара годиков,тогда бы не советовала как работать на земле.Нулевая,ресурсосберегаюшая технологии пригодны только на ровных полях,на холмистых полях смываеться верхний слой почвы,моментально образуются овраги и урожай в три раза меньше чем при пашне и химикатами, которые редко качественные,работать не легко,требования жесткие,дожди,ветра.И тем более не реально и не один банк не даст массово 30-40 млн.рублей которые могут дать отдачу через сколько-то лет.2007 год показал какой метод лучше,при сильной засухе,что у нас не редки,кто пахал тот получил отличный результат,а кто работал поверхностным методом тот проиграл,все высохло.Орловой не надо призывать к этим методам,которые могут многих банкротить,эти методы хороши для производителей химикатов,агрегатов под нулевую обработку ,но не для сельхозпроизводителей.

    Ответить
    0

    При отказе от пахоты земля восстанавливается не через год, а значительно дольше. Но зато потом (лет через пять) никакие смывы и засухи уже не грозят, потому что изначальная структурность почвы восстановлена. И кстати, живая почва требует меньше удобрений. Так что не спешите с выводами!
    Прямой посев для среднего хозяйства — это не то, а вот мульча — самое то.

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля