Сегодня: 2018-07-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Еще 10-20 лет — и на юге России мы потеряем защитные лесонасаждения, земля превратится в Сахару.

BjXbZJwAMQtN387CxgOTWqtQx6TtXJWy

2 июля в аграрном комитете Госдумы состоялся круглый стол «Защитное лесоразведение и агролесомелиорация земель
в Российской Федерации: проблемы правового регулирования». «Крестьянские ведомости» публикуют в сокращении стенограмму и Рекомендации.

Равнение на сталинский план

За всю историю защитного лесоразведения в России было посажено порядка пяти миллионов гектаров защитных лесных насаждений. Важным этапом был сталинский план преобразования природы, который был утвержден Постановлением Правительства СССР еще в 1948 году. И для реализации этого плана впоследствии было организовано более 700 специализированных учреждений, 120 государственных лесных питомников, специализированный институт «Агролеспроект», затем «Росгипролес». И на территории 19-ти субъектов Российской Федерации были созданы государственные защитные лесные полосы протяженностью 10 тысяч километров.

О. Лебедев: защитные полосы превратились в свалки

Открывая обсуждение, член Комитета по аграрным вопросам Олег Лебедев отметил:

— В настоящее время наибольшие площади защитных лесных полос сохранились в Волгоградской, Воронежской, Саратовской, Ростовской, Самарской областях, в Республике Калмыкия, Ставропольском крае, Алтайском крае и Новосибирской области. Это состояние нас сегодня не удовлетворяет. Потому что более 70 процентов защитных лесных полос располагаются на земельных участках, государственная собственность которых не разграничена. Они фактически брошены, уже превратились в рассадник различных вредителей и мусорные свалки.

Несмотря на продолжающееся снижение плодородия земель, объемы лесозащитных работ в настоящее время ведутся в небольших масштабах. С 2005 года в среднем ежегодно создается не более 5 тысяч гектаров защитных лесных насаждений. Во многих субъектах Российской Федерации эти работы прекращены практически полностью, в том числе и в регионах, которые особенно нуждаются в защите почв. Поэтому необходимо возрождать эту систему.

М. Клинов: нужен государственный механизм

Заместитель руководителя Рослесхоза Михаил Клинов рассказал:

— Мы имеем целый круг проблем, которые решаются или даже, точнее сказать, не решаются очень длительное время. Это вопросы, которые касаются прав собственности на эти земельные участки. Это и вопросы, связанные с целевым назначением земель, которые заняты защитными насаждениями. Это касается и использования средств как федерального, так и бюджетов субъектов Российской Федерации на эти цели. Это касается разработки проектов создания этих защитных насаждений.

Наверное, можно сказать о проекте закона о компенсационном лесовосстановлении, который на сегодняшний день находится в Государственной Думе и готовится к рассмотрению во втором чтении. Мы этот закон рассматриваем как первый шаг к реанимированию или улучшению ситуации в защитном лесоразведении.

Почему? Потому что закон предполагает, что эти силы и средства будут направлены на создание, в том числе и защитных различных насаждений на землях различных категорий. И наша задача правильно разработать планы привлечения и направления средств пользователей в то направление, которое нужно нам, и найти те земли, которые будут исполнять защитные функции.

В любом случае мы с вами понимаем, что проблема заключается в отсутствии государственного механизма, который должен найти пути решения тех проблем, которые на сегодняшний день ещё не решены. Я имею в виду и механизмы проектирования, и механизмы финансирования. И, наверное, сами процессы непосредственно создания защитных насаждений и ухода за ними. Может быть, первым шагом к созданию этого механизма как раз будет являться разработка, утверждение стратегии развития защитного лесоразведения на территории Российской Федерации.

М. Доронин: лесники готовы выращивать саженцы

Михаил Доронин, начальник управления использования лесов Федерального агентства лесного хозяйства, компетентно раскрыл тему:

— Та ситуация, которая сейчас складывается в отношении защитных насаждений, беспокоит лесников, которые создавали эти насаждения на землях сельхозназначения или других категорий. Почему? Потому что эти насаждения сейчас стали бесхозными, они не защищены. Беззащитны перед пожаром, перед размножением вредителей, болезней.

В этом году больше 60 субъектов Российской Федерации разработают новые лесные планы и будут, так скажем, со свежими цифрами. Но с каждым годом защитных лесных насаждений становится меньше …

По большому счёту лес не выбирает, где ему расти, и, если мы создали его, уже и не важно на какой он категории, в нём должно вестись полноценное хозяйство. Как сделать так, чтобы крестьяне и фермеры или сельхозтоваропроизводители, на земле которых оказалось это насаждение, выполняли весь комплекс мероприятий. Мы считаем, что здесь должен быть и какой-то своеобразный проект ведения хозяйства в отношении этих участков леса, чтобы было разумное планирование работ. И если там возможно получить древесину, то это было бы его собственностью и была последовательная политика в отношении того, как вырастить этот лес.

Царь-батюшка в своё время, когда была страшная засуха 1888 года и был подписан закон о защитных лесах, освободил от налога всех товаропроизводителей, всех крестьян и дворян, если они сельхозземли переводили в лес и высаживали его. Вот такое решение, оно обеспечивало интересы собственников земли. А сейчас, если у тебя на земле оказалось лесное насаждение, то за этот участок землевладелец или землепользователь платит повышенную ставку налога. Вот сейчас такая у нас сложилась ситуация и поэтому мы видим такие картины, когда сгорело насаждение, когда нет за ним ухода и нет никакой заинтересованности.

Следующий момент. Мы бы считали, что есть очень много сейчас участков земель, которые зарастали лесом в силу того, что не ухаживали за этими участками. Они самостоятельно зарастали. Институт лесоведения подготовил исследование по Ярославской области и доказал, что на некоторых участках уже сложилась лесная ситуация, что на этих участках их дороже вернуть в сельское хозяйство, чем хотя бы один цикл использовать для леса и вырастить лес. И экономика говорит именно за то, чтобы было так. Но в силу нормативных актов сейчас на землях сельхозназначения их нельзя использовать для ведения лесного хозяйства.

Ещё важный момент. Многие фермеры даже обращаются к нам, говорят: мы хотим это сделать, но мы не можем им ничем помочь. Потому что это не в сферах нашего ведения, а это уже такой глубокий межвед. Там и Министерство экономики, и Минсельхоз. Это не чисто природная сфера решения этой проблемы, а все вопросы, которые задаются в этой сфере, они действительно такие межведомственные, и сейчас прозвучала информация о необходимости разработки стратегии… Лесники по-прежнему готовы выращивать на своих питомниках саженцы, сеянцы. Готовы заниматься лесоразведением. Если будут средства на это, если будет такой план, по которому мы будем это делать.  

Российский центр лесных биотехнологий всерьёз занимается селекцией и отбором растений именно для экстремальных ситуаций. То есть когда тяжёлые условия для растений, отбираются специальные формы, размножаются, соответствующая база и в наших подведомственных учреждениях создаётся, и в Рослесозащите, да и субъекты Российской Федерации понимают, что лесное хозяйство должно быть общественно значимым и нужным. И это одна из тех сфер, где мы действительно можем быть полезными.

К. Кулик: защитные леса оказались вне правового поля

Константин Кулик, академик РАН, директор Института РАН агроэкологии отметил:  

— В настоящее время создание лесных полос и развитие агролесомелиорации сдерживается, ну будем так говорить, двумя основными моментами. Во-первых, не заинтересованность или незнание сельхозтоваропроизводителями значимости защитных лесных насаждений. А второе, защитные лесные насаждения оказались вне правового поля в нашем государстве. У них нет хозяина. А если хозяина нет, отсюда все беды.

Лесное насаждение или лес – это живой организм. И как любой живой организм он болеет и может болеть, особенно в трудных лесорастительных условиях, на юго-востоке нашей страны, это Волгоградская, Саратовская, Ростовская области, это засушливые зоны, зоны с рискованным земледелием.

Предельный возраст, будем так говорить, функционирования защитных лесонасаждений здесь составляет 70-80, максимум, лет. Всё. Хотим мы или не хотим, согласно, так сказать, жизненному циклу дерева, мы должны проводить мероприятия. Посчитайте, 1948 год и сейчас. Сейчас уже 70 лет. Основная масса, ну не основная, так будем говорить, одна треть этих насаждений достигла предельного возраста. Отсюда все болезни, вредители и так далее.

За лесом нужно ухаживать. Разработанная стратегия защитного лесоразведения, первый вариант разработали в 2008 году, была доложена на бюро Россельхозакадемии, на президиуме Академии наук, и была одобрена. И до сих пор мы её (реализацию), в общем, никак не пробьём.

Важным этапом был опыт лесомелиорации опустыненных пастбищ в Калмыкии и черных земель кизлярских пастбищ, это в Калмыкии и Дагестане. Тогда была создана первая в мире, даже антропогенная пустыня на площади около миллиона гектар.Это из-за распашки легких песчаных почв. И тогда же было организовано создание генеральной схемы по борьбе с опустыниванием черных земель кизлярских пастбищ. Здесь были созданы насаждения площадью около 700 тысяч гектар, которые позволили закрепить эту территорию, передать ее сейчас в использование. То есть опыт есть.

Лесоландшафт на 25-30 процентов увеличивает урожайность сельскохозяйственных культур. Это доказано. Это только зерновых. А технических там и кормовых – почти на 70 процентов. И вот эта подспудная прибыль, она как-то не учитывается никем. Хотя это такое хорошее подспорье для наших товаропроизводителей. Мы можем демонстрировать им положительное влияние. Конечно, при условии, если лесная полоса работает. А для того, чтобы она работала, за ней надо ухаживать.

Есть две основные функции лесные, которые в малолесных регионах выполняют насаждения. Это накопление гумуса. Значит, примерно около 120 миллионов тонн накоплено гумуса под насаждениями. И депонирование углерода в этих регионах. Это тоже большой потенциал защитных лесных насаждений.

Необходимо создание завершенной системы защитных лесных насаждений на землях. Она должна быть обязательной составляющей государственных программ по сохранению окружающей среды и повышения эффективности мероприятий, борьбы с деградацией, опустыниванием земель. Требуется примерно 7 миллионов гектар защитных насаждений. Имеется 2560 (тыс.). Необходимо 4459 создать. Так вот смотрите, в 2008 году составлялась программа, сегодня 2018 год. За эти десять лет мы потеряли около 300 тысяч гектар защитных лесных насаждений — вырубки, пожары, естественный отпад и так далее.

Я хочу просить поддержку Государственной Думы в том, чтобы мы все-таки решили вопрос о стратегии, в конце концов. Она должна быть принята, хотя бы в качестве основополагающего документа. Еще 10 — 20 лет — и на юге мы потеряем защитные лесные насаждения. Мы превратимся в Сахару, которая у нас уже была в Калмыкии и в Астраханской области буквально 30 лет назад.

В. Жуков: Минсельхоз регулирует только содержание лесозащитных насаждений

Директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков сообщил:

— По итогам работы за три года (2014 – 2017 годы) инвестиции сельскохозяйственных товаропроизводителей по агролесомелиоративным мероприятиям составили 854 миллиона рублей. Это деньги сельхозпроизводителей.

Из них: государственная поддержка за счёт федерального центра составила 200 миллионов рублей, что позволило обеспечить защиту от ветровой эрозии и опустынивания 14 – 17 тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий. В соответствии с заявкой субъектов Российской Федерации на 2018 год инвестиции сельхозтоваропроизводителей по данным мероприятиям составляют 426 миллионов рублей. Мы также компенсируем затраты вместе с регионами (мы компенсируем до 30 процентов, регионы – от 5 до 10 процентов) по выполнению этих работ.

При этом мероприятия по содержанию и уходу за защитой леса в рамках государственной программы не предусмотрены. Возникает много вопросов со стороны регионов. Но так как всё-таки потом имущество становится сельхозпроизводителей (частная собственность), то, конечно, и содержанием участков должны заниматься, в общем-то, они.

Лес, насаждения в законодательстве о мелиорации рассматриваются как природный ресурс, с помощью которого достигается основная цель мелиоративных мероприятий – повышение плодородия земель. Термин «древесно-кустарниковая растительность» не используется по тексту закона о мелиорации. Я почему так говорю? Потому что у нас всё-таки есть Министерство природных ресурсов, и там как раз вот такие вопросы, связанные с терминами, и должны решаться. 

При этом согласно статье 25 закона о мелиорации проведение агролесомелиорации земель осуществляется в соответствии с законом о мелиорации лесных насаждений Российской Федерацией. Согласно статье, леса располагаются на землях Лесного фонда. На землях иных категорий использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются в соответствии с целевым назначением земель, на которых эти леса располагаются.

Правила содержания защитных лесных насаждений устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию. Таким образом, специальные по отношению к правоотношениям в области мелиорации земель нормы права наделяют Минсельхоз полномочиями по принятию акта, регулирующего вопросы только содержания защитных лесных насаждений. Понятно, да?

Проект приказа Минсельхоза об утверждении Правил содержания защитных лесных насаждений дорабатывается на сегодняшний день и в ближайшее время будет принят.

Минсельхоз России в своих замечаниях к проектам изменений в Лесном кодексе и к проектам доклада правительства предлагал в целях обеспечения единообразного толкования норм всеми правоприменителями рассмотреть вопрос о введении определения понятия «лесные насаждения», используемого по тексту Лесного кодекса наравне с термином «лес». Рассмотреть вопрос о введении в Лесном кодексе термина «защитные лесные насаждения», установив, что особенности их правового статуса определяются… зависят от категорий земель, на которых они выполняют свои защитные функции.

Разработанный Минсельхозом России проект федерального закона «О мелиорации земель» предусматривает сверх норм действующего закона «О мелиорации…», что полученная при проведении агролесомелиоративных мероприятий древесина принадлежит владельцу …, на которой проводятся мероприятия по агролесомелиорации. На полученную при проведении агролесомелиоративных мероприятий древесину требования лесного законодательства не распространяются.

Законопроектом уточняется, что защитные лесные насаждения, используемые в целях агролесомелиорации земель, являются неотъемлемой частью земельного участка. Переход прав на земельные участки влечёт за собой переход прав на защитные лесные насаждения.

У нас есть термины, которые мешают заниматься тем, чем нужно заниматься. У нас действительно лесополосы остались сегодня бесхозными, а сельхозпроизводитель, который собирается, например, у себя навести порядок, попадает под Лесной кодекс, попадает там под орошение, под вырубку и под всё остальное, что тормозит, конечно, выполнение этих работ. Но, несмотря на это, сегодняшний закон уже как бы отработан со всеми, в ближайшее время попадёт в Государственную Думу, и благодаря этому, я думаю, мы потихоньку эту проблему сдвинем.

Ю. Шуваев: а кадры где?

Юрий Шуваев, заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии, информировал:

— Действительно, опыт в Советском Союзе был достаточно хорош, и он имел, так сказать, высокую оценку во всём мире. Всегда прислушивались как нужно защищать земли от чёрных бурь и так далее, и так далее. Мы, конечно, очень резко сократили объёмы работ.

Нужна государственная стратегия, которая бы решила эту проблему. Что в этой стратегии должно быть. Конечно, совершенствование законодательного регулирования, безусловно, и поправки не только в закон, а, может быть, и принятие новых законов об этом. И когда мы говорим о государственных лесных полосах, мы понимали, что ответственность там, если кто-то там нарушил или что-то сделал, будет самой высочайшей.

Я хочу сказать, что вот это отношение и сегодня отмечается в Республике Татарстан, когда президент республики непосредственно выезжает на место и смотрит, как обеспечивается создание и содержание государственных лесных полос. А что такое, когда приезжает президент… Там все, начиная от работников агрокомплекса, лесного комплекса, все, кому это положено… все присутствуют, смотрят, наблюдают. И не дай бог, кто-то там что-то не сделал или что-то нарушил.

Нужно, конечно, целевым направлением обеспечить развитие нашей фундаментальной науки и прикладной науки. Потому что без науки создание полезащитных полос, защитных полос на крутых склонах, в оврагах, полос, которые защищают наши земли, воды, природные объекты… без науки мы никуда не продвинемся. Поэтому я обращаю внимание на то, что нужно науку действительно поддержать.

И второй вопрос – кадры. А кто будет это исполнять? Вот Михаил Сергеевич сказал, что он закончил Волгоградский институт агролесомелиораторов (я имею в виду Доронина). Но ведь сегодня институты сократили, значительно сократили выпуск специалистов в этой области. И не только в этой области, но и в лесном хозяйстве. Многие институты объединяются, многие ликвидируются, многие перепрофилируются. О чём мы будем говорить? Кто будет это делать?

О. Захарова: мелиорированные или орошаемые земли не стоят на учёте

Ольга Захарова, начальник управления земельного надзора, контроля качества и безопасности зерна Россельхознадзора, подчеркнула:

— За прошлый год было выявлено 18 тысяч нарушений земельного законодательства, более половины было связано с неиспользованием земель, а также с непроведением обязательных мероприятий по защите земель от эрозии и других негативных процессов, которые потом как раз и приводят к зарастанию сорной, кустарниковой, древесной растительностью, что потом затрудняет дальнейшее вовлечение в сельхозоборот. Здесь сразу возникают правовые проблемы, особенно, если заросло лесом 30-летним поле — пришли, выявили нарушение. У нас первая проблема. Такие земли зачастую находятся в долевой собственности, могут быть не выделены, дольщики могли уже умереть или передать наследство, но земли, как правило, не выделены. И закон 101 об обороте, к сожалению, в этой части не работает. Потому что была обязанность у муниципалитетов разграничить доли и поставить всё на учет, а потом дальше норма эта не была продлена после 2012 года. Это первая проблема, с которой сталкиваемся.

Дальше. Экономическая целесообразность вовлечения таких земель в оборот. Сразу проблема: как использовать лес, древесину, кто как раз этим и пользуется для получения прибыли незаконной, и нужно ли этот лес вырубать, корчевать и дальше вовлекать в сельхозоборот? На этот вопрос, к сожалению, пока никто не отвечает. Основные нарушения в сфере мелиорации — это повреждение или порча защитного лесного насаждения. Ответственность за такое правонарушение предусмотрена частью 2 статьи 10.10 Кодекса об административных правонарушениях. К сожалению, ответственность низкая очень. На граждан, например, штраф составляет всего лишь тысячу рублей, от тысячи до полутора тысяч, на юридических лиц – до 30 тысяч. То есть, по сути, это все ни о чём.

И здесь возникают при привлечении к административной ответственности следующие проблемы. Как вы уже все сказали, действительно такие лесополосы и лесные насаждения, как правило, находятся на землях, которые никому не принадлежат. Кого привлекать к ответственности?

Вот повреждено лесное насаждение в этой полосе, кого привлечь к ответственности, если это находится на той земле, которая никому не принадлежит или не разграничена? Начинаем привлекать к ответственности собственников близлежащих полей и тех земель, кто рядом находится, потому что они пользуются эффектом от этих лесных насаждений, от этих лесополос.

Только за счёт того, что штрафы низкие, они эти действия не обжалуют. Проще оплатить и проще провести какие-то мероприятия, свалку убрать, убрать то, что нарубили, ещё что-то провести, нежели идти это обжаловать. Для нас это проблема в части правоприменения. Вообще, мелиорированные земли — осушенные или орошаемые — не стоят у нас на учёте, нет единой какой-то базы данных, единого реестра или отметки хотя бы в Госкадастре недвижимости о том, что это действительно особо ценные сельхозземли, в которые были вложены деньги государством, частниками, фермерами, которые потом приносят максимальный эффект. Мы таких земель, к сожалению, по большей части не знаем. Это единичные земли, о которых можно узнать информацию в мелиоводхозах, либо по старым хозяйственным книгам в администрациях поселковых. Всё. Мы считаем, это большая проблема.

Проблема для нас, в первую очередь, с точки зрения Госземнадзора, потому что мы должны проверять те земли, которые представляют наибольший интерес для государства в части сельского хозяйства. Но у нас возникла первая проблема при таком подходе. Такие земли не стоят на учёте и о них нет нигде отметки, поэтому мы тоже предлагаем этот вопрос поднять и попробовать учесть, может быть, сейчас в нормативных актах, которые министерство прорабатывает, либо совместно с Минэкономразвития проработать, да, с Росреестром, чтобы это учитывать в Госкадастре недвижимости. Ну, если кратко, то у нас такие предложения в Россельхознадзоре.

А.  Барановский: без законодательной основы не обойтись

Александр Барановский, заместитель начальника Главного управления лесами Челябинской области, заявил:

— Начну с того, что всё-таки подход был в своё время государственный. И, судя по тому, что все законодательные акты были именно созданы, созданы были на федеральном уровне, то и сегодня без законодательной основы именно на федеральном уровне тоже, скорее всего, не обойтись. К сожалению, сегодня мы этого не видим.

У нас два основных направления лесоразведения. Первое направление — это были государственные лесозащитные полосы, они не только были, они и остались. И второе направление — полезащитные лесные полосы.

Государственные лесозащитные полосы, с ними, в принципе, всё сегодня понятно более-менее. На территории Челябинской области это 1696 гектаров, они учтены, они проинвентаризированы, они входят сегодня в Государственный лесной реестр, с ними проблем, собственно говоря, нет, кроме той, что у нас общая проблема в лесном хозяйстве — это отсутствие достаточных средств на проведение лесоустроительных работ.

Проблема здесь, на наш взгляд, в своевременности проведения как раз лесоустроительных работ, соответственно выработка лесохозяйственных мероприятий на государственных защитных лесных полосах, о которых так сегодня говорили много, ну и соответственно финансирование за счет субвенций из федерального бюджета.

Здесь никаких проблем технических тоже нет, были бы деньги. Можно тут развивать это направление при государственной поддержке. Безусловно, это можно делать.

Соответственно, есть у нас федеральная целевая программа развития лесного хозяйства на 2013-2020 годы, она утверждена, действует. Если в нее вносить соответствующие изменения, вносить индикативы, то, в принципе можно получить какие-то результаты, и эти гектары можно реально возобновить, там, где они уже потеряли какие-то свойства. Можно их вернуть, восстановить, отремонтировать.

По полезащитным лесным полосам, тут действительно все намного грустнее. Буквально инвентаризации как таковой никто не проводил, давно не проводил. И сегодня мы вот по оценочным данным руководствуемся. Получили данные с Минсельхоза регионального, и те документы подняли, которые сохранились, вот буквально перед заседанием «круглого стола», сегодня. И мы набрали 9 тысяч гектаров, но это тоже очень оценочные данные.

Много это или мало? Как мы видим, 18 тысяч было создано, 9 тысяч у нас сегодня работает, сохранились, но опять же в том виде, в котором они сохранились.

Потеряна балансовая принадлежность полос. Мы сегодня не видим, не знаем, кому они принадлежат. Даже сам собственник, и тот в принципе сегодня теряется в догадках, кому принадлежит этот лес. Да, действительно, есть определенные страхи перед законом, что если я его начну рубить, вдруг меня накажут…

Без государственной правовой поддержки и жесткого правового регулирования эта система работать не будет, как мы сегодня и видим.

Из Рекомендаций

Правительству РФ и профильным федеральным органам исполнительной власти рекомендовано:

— подготовить и принять «Стратегию развития защитного лесоразведения в Российской Федерации на период до 2025 года»;

— обеспечить мониторинг состояния воспроизводства лесов в границах поселений и границ лесопарковых зеленых поясов вокруг населенных пунктов;  

— принять меры, направленные на развитие комплексного сельскохозяйственного и лесохозяйственного землепользования, в том числе создания лесных плантаций;

— разработать ситуационные планы развития и использования мелиорированных земель в регионах;

— во исполнение требований Федерального закона «О мелиорации земель» разработать и утвердить Правила содержания защитных лесных насаждений;

— принять меры по закреплению используемых в сельскохозяйственном производстве мелиоративных систем общего и индивидуального пользования за конкретными балансодержателями;

— разработать систему нормативно-правового регулирования, направленного на внедрение научно обоснованных севооборотов и систем земледелия, в том числе закрепить обязанность собственников, владельцев, пользователей и арендаторов земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения осуществлять мероприятия по воспроизводству плодородия почв, а также ответственность за неисполнение указанной обязанности.

Органам государственной власти субъектов РФ рекомендовано:

— завершить работы по утверждению перечней особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий, использование которых для целей, не связанных с ведением сельского хозяйства, не допускается, с установлением границ таких угодий;

— сформировать фонд земельных участков, пригодных для создания защитных лесных насаждений и лесоразведения;

— обеспечить активное взаимодействие с Минсельхозом России при формировании заявок на субсидирование мелиоративных мероприятий на землях сельскохозяйственного назначения.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

 
 
3 комментария к Комментарий. Еще 10-20 лет — и на юге России мы потеряем защитные лесонасаждения, земля превратится в Сахару.
    Николай
    4

    Ненормированный выпас овец тоже ведет к опустыниванию, и как и каким образом это будет решаться хотелось услашать со страниц сайта.

    Ответить
    РТК
    4

    Лесонасаждения — правильнее Лесо защитная полоса поля не раз не два спасалв мой участки поля , необходимость сохранить не подлежит даже обсуждению!!!

    Ответить
    FUCS
    6

    Странно, прошло более суток, как "угомонился" постоянный комментатор на "КВ"'
    получающий сплошные отрицательные "лайки".
    Неужели "весь вышел"?

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля