Сегодня: 2018-09-26    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.        За новой техникой на АГРОСАЛОН! Выставка сельхозтехники и оборудования с 9 по 12 октября в Москве         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.        За новой техникой на АГРОСАЛОН! Выставка сельхозтехники и оборудования с 9 по 12 октября в Москве         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.        За новой техникой на АГРОСАЛОН! Выставка сельхозтехники и оборудования с 9 по 12 октября в Москве

Комментарий. А. Поляков: «Есть влияние на Минсельхоз – будет поддержка, нет — не будет».

Комментарий

«Крестьянские ведомости» завершают публикации о парламентских слушаниях в Комитете Государственной Думы по аграрным вопросам на тему: "Совершенствование бюджетной поддержки АПК: федеральный и региональный аспекты".

Как мы уже сообщали, для обсуждения насущных проблем прибыли представители 50 регионов, которые прямо и без обиняков говорили о недостатках, мешающих работе.

И. Ушачев: ввести гарантированные цены на отдельную продукцию

Академик Иван Ушачёв обстоятельно поделился своими соображениями:

– Мы, учёные-аграрники, полностью разделяем озабоченность председателя аграрного комитета Госдумы. Ситуация в отрасли остаётся очень напряжённой. Наблюдается существенное сокращение доходов товаропроизводителей, а это главное, которое обусловлено, прежде всего, снижением цен реализации на сельскохозяйственную продукцию. В целом в 2017 году по сравнению с 2016 цены сельхозпроизводителей снизились на 2,3 процента по стране, в то время как цены на промышленную продукцию выросли на 7,6 процента. Только по трём культурам мы потеряли 120 миллиардов рублей. Это практически половина поддержки, которая составляет 242 миллиарда.

Вот почему, несмотря на рекордные урожаи, доходность отрасли существенно снизилась, и рентабельность у нас с учётом субсидий ожидается на уровне примерно 14 процентов, а без учёта субсидий всего лишь 8,5 процента.

Вот почему мы должны рассматривать не только механизмы предоставления субсидий, но и механизмы государственного регулирования рынка. Считаем, что в этих целях для снижения ценовых колебаний и повышения устойчивости доходов сельхозтоваропроизводителей целесообразно введение механизма гарантированных минимальных цен на отдельные виды сельхозпродукции. Такая мера подразумевает замену периодически объявляемых закупочных интервенций, которые проводятся биржевым методом, и не гарантируют производителю конкретной цены, а переход к постоянно действующему механизму закупок сельхозпродукции по заранее объявленным минимальным гарантированным ценам. О необходимости внедрения такого механизма свидетельствует и зарубежный опыт. Так, в Штатах действуют несколько механизмов, направленных на ценовое регулирование в аграрной сфере.

Первое – это механизм сбытового займа, который может получить фермер под залог широкого круга продукции товарно-кредитной корпорации по установленным минимальным гарантированным ценам. При падении рыночных цен фермерам гарантировано получение минимального уровня дохода.

Что касается регулирования цен производителя животноводческой продукции, то, например, в тех же Штатах действует закон об обязательном информировании о ценах в мясной отрасли. И Минсельхоз США обязан в ежедневном, еженедельном и ежемесячном режиме публиковать отчеты о ценах на рынке. На основании этой информации фермеры знают, когда и кому лучше реализовать выращенный скот.

Наши фермеры принимают решения в информационных потемках.

Рассматривая эффективность мер господдержки, введенных в прошлом году новой редакцией госпрограммы, можно отметить следующее.

Во-первых, по поводу единой субсидии, на которую в 2017 году из федерального бюджета было выделено 39 миллиардов рублей. На наш взгляд, результаты ее внедрения не однозначны. С одной стороны, субсидия значительно расширяет возможности регионов учитывать местные условия и маневрировать средствами поддержки. А, с другой стороны, федеральный центр не должен терять рычаги воздействия по приоритетным направлениям развития нашей отрасли.

Во-вторых, безусловно, позитивным стало введение в 2018 году механизма льготного кредитования. Однако эффективность господдержки и кредитования существенно ограничены выделяемыми на эти цели бюджетными ресурсами. Так в прошлом году лишь каждый пятый краткосрочный кредит был получен по льготному механизму. Объем выделенных краткосрочных кредитов у нас составил 1,2 триллиона рублей. А по льготному механизму было всего лишь 204 миллиарда. В результате в сельском хозяйстве формируется неудовлетворенный спрос на заемные средства с господдержкой. Поэтому сельхозпроизводители вынуждены привлекать кредиты по коммерческим ставкам. Правда, в 2018 году на это направлении господдержки выделяются дополнительные ресурсы, и общий объем поддержки будет почти 50 миллиардов рублей. Однако этих средств, мы посчитали, хватит лишь на краткосрочные кредиты и на обеспечение принятых ранее обязательств по кредитованию без выделения дополнительных ресурсов. Поддержка инвестиционного кредитования в этом году остается под вопросом. Вот почему крайне необходимо увеличение финансирования данного направления как минимум до 70 миллиардов рублей.

В-третьих, сохраняется серьезный дисбаланс в территориальном распределении и концентрации объемов господдержки. По итогам последних нескольких лет около 65 процентов средств господдержки аккумулируются в Центральном и Приволжском федеральных округах. Такая диспропорция приводит к существенной социально-экономической дифференциации регионов, к формированию целой группы депрессивных территорий.

Кроме того, считаем необходимым снизить требования по соблюдению предельного уровня софинансирования для субъектов РФ. Также следует отметить, что в нее практически ежегодно по нескольку раз вносятся изменения и уточнения. На наш взгляд, механизмы оказания господдержки АПК должны быть предсказуемыми и не меняться ежегодно.

В условиях перехода в 2018 году госпрограммы на проектное управление, статус, например, нашей главной Федеральной целевой программы "Устойчивое развитие сельских территорий" был понижен до подпрограммы, а сама проблема развития сельских территорий даже не включена в основные цели, это, вообще, непонятно.

И в заключение, уже в 2017 году темпы роста сельского хозяйства сократились в два раза, по сравнению с 2016-м с 4,8 процента до 2,4, а в новой редакции госпрограммы среднегодовые темпы роста запланированы ещё ниже – 1,7 и 2,1 процента, что существенно ниже среднемировых, и эти темпы явно недостаточны для устойчивого развития отрасли. И важно разработать пути и механизмы устойчивого развития отрасли на 10-15 лет вперёд.

С. Лисовский: увеличить полномочия МСХ по регулированию рынка

Сенатор Сергей Лисовский отметил:

– К сожалению, субсидии зачастую доходят не до сельхозпроизводителя, а до монополистов, например. Все мы знаем, как у нас растут на энергетику цены, на топливо, на удобрения, те же пресловутые банки со своими кредитами (у нас же не все кредиты субсидируются), те же торговые сети, которые отнимают наибольшую часть нашей прибыли. Поэтому, к сожалению, помимо увеличения субсидий от государства и регионов, нам надо говорить о сохранении этих субсидий в нашей сельскохозяйственной среде, и с этим у нас совсем плохо. Оно практически ничем не регламентируется.

Надо дать определенные полномочия по регулированию рынка Минсельхозу, потому что за объемы производства отвечает он, а вот за реализацию – Минпромторг, который совершенно не думает о тех объемах производства, которые Минсельхоз ему обеспечивает. Он больше всего защищает, как мы видим, торговые сети.

М. Абдрахманов: поддержать кочевников

Марат Абдрахманов, председатель комитета Заксобрания Ямало-Ненецкого автономного округа сообщил:

– Отрасль оленеводства на Ямале – это 7 высокотехнологичных перерабатывающих комплексов, 21 сельскохозяйственное предприятие, 50 общин коренных малочисленных народов Севера и порядка 3 тысяч личных хозяйств оленеводов. На Ямале выпасается самое большое в мире стадо домашних оленей, это 760 тысяч, это 35 процентов мирового, 53 процента общего поголовья северного домашнего оленя.

Нам нужно обязательно вернуться уже, может быть, в этом созыве и еще раз рассмотреть проект закона о государственной поддержке лицам, ведущим кочевой и полукочевой образ жизни (18 тыс. чел.).

Другая отрасль традиционного вида хозяйственной деятельности – это рыболовство. Рост производственных затрат в отрасли опережает темпы роста выручки, это обусловлено ежегодным ростом тарифов на коммунальные услуги, цен на горюче-смазочные материалы, увеличением затрат на транспортные расходы. Уровень господдержки сельского хозяйства Ямала из федерального бюджета ежегодно уменьшается. Кроме того, с прошлого года установлен предельный уровень софинансирования расходов округа из федерального бюджета в размере 14 процентов, один из самых низких в стране.

Поэтому у нас есть предложение. Считаем целесообразным внести изменения в существующую систему поддержки из федерального бюджета, в части применения повышающих коэффициентов для расчета субсидий регионам, расположенным в районах Крайнего Севера.

В. Плотников: деньги не доходят до крестьян

Владимир Плотников, первый заместитель председателя аграрного комитета Госдумы был конкретен:

– Конкретно хотел бы на трех моментах остановиться.

Первое – это тема, связанная с рациональным использованием тех ресурсов, которые выделяются, и как они доходят до крестьян. Вот погектарная поддержка. Эта поддержка родилась, когда Россия вступала в ВТО, и решили, давайте крестьянам дадим деньги для того, чтобы выровнять конкурентное равенство с другими производителями в мире. Но сегодня, когда мы смотрим, как деньги распределяются, то можно сказать, что деньги-то и не доходят до крестьян. И мы проанализировали моменты, связанные с тем, что было, вы знаете, общее количество более 30 миллиардов рублей, сейчас уже называли цифру 11,3 из федеральной части, с региональной получают 14,5 миллиарда, в 2 раза сократили.

А почему так? Да потому что мы специально субъективно придумали те вещи, которые ограничивают эту поддержку. Например, задолженность по налогам: один срок, когда мы принимаем, заявку делаем, а другой срок, когда мы подписываем договор. Проходит месяц, уже появляются новые требования, крестьяне не знают, что такое есть. И все, маленькая задолженность, несколько копеек, а по НДФЛ она считается, это 15-е число, все, поддержку не получаем.

Потом дальше. Мы другими обременениями начинаем производителей вдохновлять, скажем, так: не должен сокращать посевные площади. Ну, вроде правильно, нормально, но посевные площади-то меняются, и севооборот никуда не денешь. Сегодня 300 гектаров порог, а завтра 250, и так далее.

Затем много вопросов, связанных с тем, что есть по урожайности требования, есть дополнительные средства, которые стимулируются, например, по страхованию: застраховал – ты получишь больше, провел агрохиманализ, тоже получишь больше. Вот по фермерам скажу, эта цифра используется в прошлом году на 11,7 (%) количества фермеров, которые получили ресурсы. 11,7 с учетом того, что мы часть регионов исключили, самые рентабельные – Краснодар, Ростов, Ставрополь, Воронеж и так далее, 9 регионов, что тоже вызывает у некоторых людей недовольство. Но, тем не менее, вот такой маленький процент получения этих ресурсов.

Какое предложение? Хотим поддержать, увеличить конкурентоспособность? Давайте снимем все ограничения. Отчитался человек, сколько он в прошлом году посеял, получи деньги. Так во всём мире есть, так должно быть и у нас. Иначе эта поддержка приведёт к тому, что мы её уберём скоро.

Второй момент – о доходности. Вот руководитель Липецкой области, ну, суперпример привёл. Успешное хозяйство, зарплата, дома. Не едет молодёжь. Почему? Да потому что сегодня в сельском хозяйстве надо в целом комплексе картинку социальную смотреть. С одной стороны, низкие доходы в агробизнесе, которые порождают и низкую зарплату. В целом по стране 23 тысячи 301 рубль средняя зарплата. Значит, в половине регионов она значительно меньше, и мы должны понимать, что если доходы нормальные, то и зарплата нормальная. Это будет серьёзным аргументом, но только одним из аргументов, чтобы ехала молодёжь и оставалась.

Одну цифру приведу, она меня задевает чисто как сельского человека. Прошла перепись в 2006 году и в 2016 году. Количество работающих в 2006 году в сельскохозяйственных организациях было 2 миллиона 447 тысяч. В 2016 году более чем в два раза сокращение – миллион 137 тысяч. У фермеров тоже сократилось около 30 процентов. Наше село, а кто же там будет у нас жить и работать? И завтра поднимать производство? Это всё связано с доходами… Это связано с поддержкой нашей. Это всё вместе надо рассматривать.

И, конечно, третий момент, который связан с социальными вопросами обустройства сельской жизни. Если мы сегодня не наладим здесь порядок, то нам трудно будет решить и выполнить те планы, которые есть. Сегодня что получается? Там деньги, там деньги, там министерство, там ведомство. И никто не отвечает.

Предложение одно – сосредоточить все рычаги управления и ответственности в одном исполнительном органе, это Министерство сельского хозяйства. Люди есть знающие, связь с регионами есть. В Минсельхозе должны быть и ФАПы, и сельские школы, и сельские дороги, и ответственность в Минсельхозе должна быть. Ну, и конечно, не те ресурсы, которые мы выделяем сегодня на социальное обустройство сельских территорий. 16 миллиардов вместе с дорогами – этих денег никогда не хватит для того, чтобы село устойчиво и динамично развивалось.

П. Алексеев: Крайний Север уравняли с ЦФО

Петр Алексеев, первый заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия) рассказал:

– По итогам переписи 2016 года, на тысячу человек сельского населения приходится почти девять фермеров, что является наибольшим показателем по стране и свидетельствует о мелкотоварности нашего сельскохозяйственного производства… 

Прошу поддержать ряд следующих предложений.

Первое, необходимо совершенствовать методику распределения единой  субсидии регионам. В 2017 году размер поддержки из федерального бюджета республике по тем направлениям, которые включены в единую субсидию, по сравнению с 2016 годом, существенно уменьшился.  Это привело, например, к сокращению финансирования таких направлений, как поддержка начинающих фермеров, развитие семейных животноводческих ферм. И в результате в 2017 году количество хозяйств, получивших поддержку по этим направлениям, уменьшилось по сравнению с предыдущим годом, более чем в три раза, до 86 хозяйств.

К неблагоприятным для производства сельхозпродукции территориям отнесены 37 субъектов РФ. Но к этому перечню возникают вопросы, в части, например, уравнивания регионов Центрального федерального округа с районами Крайнего Севера. 

Предлагаем включить норму о применении повышающих коэффициентов для неблагоприятных для производства сельскохозяйственной продукции территорий, дифференцированных по уровню прожиточного минимума и доли малых форм хозяйствования в производстве продукции сельского хозяйства.

Вместо применения единого коэффициента увеличения по 41 региону, предлагаем использовать сумму двух дифференцированных коэффициентов для 37 регионов с неблагоприятными для производства сельхозпродукции территориями.

Первое. Это отношение величины прожиточного минимума для субъекта России к средней величине прожиточного минимума по стране.

И второе. Это отношение доли КФХ и ЛПХ в производстве продукции сельского хозяйства региона к средней величине по стране.

Для Республики Саха (Якутия) сумма двух коэффициентов составит 3,15- процентных пункта. Как альтернатива: предлагаемые коэффициенты можно применить не ко всем 37 субъектам России, а к регионам Дальневосточного федерального округа.

Второе предложение связано с определением расчетного объема расходных обязательств субъектов России на реализацию полномочий в отрасли сельского хозяйства, которые планируется использовать при внедрении так называемого модельного бюджета с 2021 года.

По актуализированной методике Правительства России объем поддержки отрасли сельского хозяйства из бюджета республики по расчетам Минфина при внедрении механизма модельного бюджета должен составлять не более 5 миллиардов 17 миллионов рублей, в то время как фактически в 2016 году из бюджета республики было направлено 9 миллиардов 503 миллиона рублей. Только такой размер поддержки нашей республики позволяет вывести отрасль на безубыточный уровень производства в условиях повышенных цен на средства производства и энергоносители из-за инфраструктурных ограничений и неблагоприятных природно-климатических условий.

А.Грудкин: нам мешает отсутствие эффективных программ кредитования

Александр Грудкин, начальник управления экономического развития и инвестиционной деятельности министерства с/х Республики Крым отметил:

– Интеграция АПК Республики Крым в систему российского агропродовольственного рынка проходит в сложных экономических условиях. Объективно низкая конкурентоспособность сельхозтоваропроизводителей республики обусловлена более высокими ценами на приобретаемые материальные ресурсы, невозможностью ценовой конкуренции с материковыми товаропроизводителями, низким технологическим уровнем сельхозпроизводства и высоким уровнем износа сельскохозяйственной техники у сельхозтоваропроизводителей. Неразвитая система банковского кредитования и отсутствие эффективных программ кредитования сельхозтоваропроизводителей также снижают инвестиционную активность в отрасли.

Стоит отметить, что на территории республики работает всего один банк, который осуществляет льготное кредитование (5%).

Мы благодарны Правительству РФ, Минсельхозу РФ за всестороннюю поддержку товаропроизводителей Республики Крым. За 2014-2017 годы объем господдержки сельхозтоваропроизводителей республики составил 7,2 миллиарда рублей и увеличился с 470 миллионов в 2014 году до 3,2 миллиарда рублей в 2016 году, в 2017 году объем поддержки составил 2,3 миллиарда рублей.

Благодаря беспрецедентному для республики росту объемов бюджетной поддержки нам удалось увеличить объем производства сельхозпродукции в 2017 году по сравнению с 2014 годом на 22 процента, зерна – на 27 процентов, масличных культур – на 36 процентов, производства молока в сельхозорганизациях и КФХ – в 2,7 раза…

На долю единой субсидии в Республике Крым приходится практически 60 процентов общего объёма поддержки. Какие проблемы у нас здесь возникают?

Все направления поддержки, которые сегодня может регион предоставлять в рамках единой субсидии, определены пунктом 30 приложения 9 госпрограммы. Но если мы откроем с вами 30-й пункт, то там будет валовое производство зерна и площадь кормовых культур, хотя сама по себе поддержка этих направлений осуществляется в рамках несвязанной поддержки.

Вместе с тем, казалось бы, есть показатель в региональной программе по объёму производства плодов и ягод, но мы не можем своих товаропроизводителей поддержать по раскорчёвке плодово-ягодных насаждений и виноградников в рамках единой субсидии.

Ещё одна проблема. Более 20 процентов виноградников у нас сосредоточены на предприятиях винодельческой промышленности, но, к сожалению, они не являются сельхозтоваропроизводителями, поэтому поддержку получить не могут. Мы считаем, что это направление должно быть доработано и предусмотрено в рамках единой субсидии.

А. Поляков: «Никакой критике не подлежит, что сделал Минсельхоз»

Александр Поляков, председатель подкомитета по техническому перевооружению и научному обеспечению АПК аграрного комитета ГД отметил достаточно низкий уровень господдержки АПК, особенно в развитие перерабатывающей промышленности (износ оборудования 70%), хлебопекарной отрасли. Он заметил сдвиг поддержки в сторону крупных компаний. Он не побоялся критиковать Минсельхоз РФ.

– То, что сегодня говорили о субсидированных кредитах, на самом деле тоже происходит непонятная ситуация, – воскликнул он. – Настолько тряхнули рынок в прошлом году, то есть, в 2016 году субсидии отменили, ввели льготное кредитование, вроде бы, здорово, но на самом деле никакой критике не подлежит, что сделал Минсельхоз. То есть, одним дали, другим не дали, то есть, такая ситуация, играли в "ромашку". Какие критерии вы определили, когда выдавали денежные ресурсы? Вы просто рынок сломали, в общем-то, понятно, что были выданы ресурсы в сторону одних компаний, а остальным просто-напросто, в общем-то, была хаотичная раздача, рынок был в полной неопределённости.

В общем-то, уровень государственной поддержки находится в точке зрения распределения политических сил, всё, не больше, не меньше. Если есть влияние на Минсельхоз – будет поддержка, нет — не будет поддержки. Поэтому надо на это обратить внимание и сделать соответствующие выводы.

А. Морозов: российская техника станет лучше, надежнее

Заместитель министра (Минпромторг) Александр Морозов высказался так:

– В 2015 году Министерство промышленности и торговли впервые обратило внимание на развитие сельхозмашиностроения для пищевых и перерабатывающих производств, машиностроения для мелиоративных работ. Был создан специальный департамент, и мы запустили ряд работ, в первую очередь начали с финансирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ практически разом по всем направлениям. Ещё в 2015 году, я сам лично слышал в Минсельхозе расхожую историю о том, что комбайн российского производства собирает зерно, но половину теряет на поле. Поэтому нам пришлось изменять эти стереотипы. В настоящий момент объем производства в сельхозмашиностроении превысил 20 процентов к 2016 году, производство машин для мелиорации – 31 процент, производство машин для пищевой и перерабатывающей продукции тоже 20 процентов. Безусловно, это крайне низкая база эффекта.

Сегодня задача – продолжить реализовывать господдержку, которая хорошо себя зарекомендовала, включая постановление 1432, на которое в настоящий момент вместо 15,7 миллиарда рублей на 2018 год, выделено 10 миллиардов. Но напомню, что мы с вами и 2017 год стартовали не с 15,7, а с 5 миллиардов.

Дополнительно мы запускаем в 2018 году льготное кредитование на приобретение российской техники, где субсидируем кредитным организациям ставку вместо покупателя техники.

Также мы запускаем в 2018 году дополнительную льготную лизинговую программу по мелиоративной технике, будем субсидировать 10 процентов стоимости техники российского производства лизинговым компаниям.

Продолжаем субсидировать НИОКРы. И, кроме того, продолжаем через Фонд развития промышленности планово, в большом объеме, финансировать техперевооружение. Я думаю, в середине 2019 года мы закончим большой инвестпроект на Питерском тракторном заводе, создадим большой российский центр компетенций в области производства современнейших трансмиссий…

Мы начали массовую программу совместно с предприятиями оборонно-промышленного комплекса по формированию гражданских направлений промышленности. Это семейство тракторов малого тяга, 130 лошадиных сил, под латинским названием "Ант", муравей. Это совершенно новая платформа, по которой мы будем развивать и количество модификаций, и это вполне достойная энерговооруженная замена, в том числе и конкурент нашим друзьям-белорусам.

В настоящий момент мы будем формировать стратегии развития машиностроительной отрасли. Если в 2017 году мы утвердили стратегию развития сельхозмашиностроения, согласно которой должны к 2030 году удвоить объём производства и довести долю российской техники с текущих 56 до 80 процентов (темпы выдерживаем, даже немного опережаем). В этом году мы планируем формирование стратегии машиностроения для пищевых и перерабатывающих производств, и также стратегии строительно-дорожной и мелиоративной техники.

Российская техника есть, она становится лучше, надёжнее. Мы в этом году будем внедрять контракты жизненного цикла. Это история, которая позволяет вам, особенно крупным предприятиям-потребителям и средним предприятиям, иметь не цену техники и потом проблему с точки зрения её обслуживания, а платить регулярно абонентские платежи, имея в гараже технику, которая будет не старше трёх лет. Поэтому надеюсь, что мы сможем удовлетворить ваши потребности, потому что сегодня мощности сельхозмашиностроительных предприятий загружены в среднем на 50-55 процентов, машиностроения для пищевых перерабатывающих производств на 30 процентов. Современная техника есть, поэтому спрос за вами.

Председатель аграрного комитета ГД В. Кашин подытожил: «Мы с экспертным советом будем дорабатывать, и потом на комитете примем рекомендации парламентских слушаний к правительству, министерствам и ведомствам. Затягивать не будем, всё сделаем через 10 дней».

 

На снимке: во время парламентских слушаний в ГД

Фото МСХ РФ

Автор Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Автор: KVEDOMOSTI.RU

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля