Сегодня: 2018-07-17    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. МЭФ-2018: Запад не поможет, Восток не вытащит – нужна своя стратегия развития.

Коммент

«Крестьянские ведомости» продолжают публикацию материалов Московского экономического форума на основе присланной организаторами стенограммы. Одними из самых ярких были выступления советника президента России, экономиста академика РАН Сергея ГЛАЗЬЕВА и Уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Бориса ТИТОВА. С небольшими сокращениями публикуем их доклады.

С. Глазьев: необходим технологический рывок

Сергей Глазьев выступил сразу после фундаментального доклада президента РАН А. Сергеева. Но он сказал о своем, наболевшем. Послушаем:

– Наша главная задача – не дать заболтать те цели опережающего развития, о которых говорил президент, обращаясь к Федеральному собранию, в дальнейших своих выступлениях, выйти на траекторию опережающего развития, добиться технологического рывка, – отметил Глазьев. – Совершенно очевидно, что эта задача реальна. Загрузка наших производственных мощностей составляет около 60% и имеет тенденцию к снижению, при этом тенденция к снижению загрузки мощностей касается не только старых мощностей, но и новых, введенных в течение последних лет. Не только со стороны производственных фондов у нас нет ограничений, у нас нет ограничений со стороны и научно-технического потенциала.

Академик Сергеев говорил о том, насколько трудно нам удается реализовать те наработки, которые в науке имеются. Нет ограничений в сырьевом потенциале. Можно увеличивать переработку продукции в разы.

Нет ограничений в трудовых ресурсах, в условиях ЕАЭС у нас общий рынок труда превышает потребность в рабочей силе. У нас вообще нет ресурсных ограничений. Мы можем совершенно спокойно выходить и на 5% в год, которые от нас требует глава государства, и обеспечивать выход до 10% в год.

Нам не удается реализовать программу развития, потому что в течение многих лет наша экономика функционирует как донор мировой финансовой системы. Капитал вместо того, чтобы вкладываться в развитие экономики, уходит за границу. И последние четыре года политика ЦБ и денежных властей по поддержке сверхдоходности на нашем финансовом рынке погрузила нас в спекулятивную ловушку. К нам приходит иностранный спекулятивный капитал, получает свои 20-40% на carrytrade, уходит от нас вместе со сверхприбылями. Цена такой финансовой зависимости из-за того, что ЦБ у нас так и не научился организовывать кредит в экономике, практически остановлен трансэмиссионный механизм банковской системы, экономика переходит на внешние источники финансирования и в таком неэквивалентном обмене наши потери составляют порядка 100 млрд долларов ежегодно. Это не менее 6% ВВП, которые мы теряем в той части, которая должна вкладываться в инвестиции.

Так эта система воспроизводства капитала выглядит в разрезе. Вы видите, если говорить о негосударственном секторе, он почти полностью офшоризован. У нас примерно 100 млрд в год крутится между российской экономикой и офшорами, из которых 50 млрд возвращается обратно дорогих денег, в то время как уходят они без налогов, и 50 млрд растворяется неизвестно где.

Все это результат примитивной архаичной денежной политики, которая лишила нашу экономику кредита, поэтому наши предприятия вынуждены уходить за кредитом за границу, и вплоть до последнего времени, до введения санкций, вывозить туда и права собственности, и накопленные капиталы, объем которых составляет уже около триллиона. Причем мы видим только половину этого триллиона в офшорах, остальная половина триллиона исчезла.

В итоге мы находимся в негативном балансе с внешним миром, и в такой ситуации дальнейший расчет на то, что Запад нам поможет или Восток нас вытащит, абсолютно не обоснован. Мы в этом обмене с внешней финансовой средой теряем больше средств, чем получаем.

Нам необходим переход на стратегию опережающего развития, и эта стратегия не может быть простой. Первые шаги были сделаны, по инициативе президента принят закон о стратегическом планировании, но, к сожалению, он был отложен на три года, и с этого года мы должны его внедрять.

Как это делать? Должна быть реализована смешанная сложная стратегия развития из трех составляющих. Первая составляющая – опережающий рост нового технологического уклада. Темпы подъема этого уклада составляют в среднем 30-40% в год. Ядро составляет когнитивная технология. Здесь мы имеем дело с технологической революцией, связанной со сменой технологических укладов, и нам нужно делать ставку на опережающий рост этих новейших производств, модернизацию экономики на их основе.

Вторую стратегию мы называем динамическое наверстывание. Это переход на передовой технический уровень там, где нам хватает научно-технического потенциала. Это авиакосмическая отрасль, ядерная промышленность и так далее, где темпы роста тоже могут быть двузначными, если мы будем переводить наш авиапарк обратно на отечественные технологии.

Наконец, стратегия догоняющего развития на основе прямых иностранных инвестиций, где мы отстали безнадежно. И здесь возможны высокие темпы роста.

Четвертая стратегия – повышение добавленной стоимости в экономике за счет углубления переработки сырья. Здесь объемы выпуска продукции могут быть увеличены в разы. По всем четырем стратегиям темпы роста могут быть двузначными. Вопрос, как эти стратегии реализовывать. Для этого должна быть запущена система стратегического планирования, опирающаяся на ГЧП, развернута сеть специнвестконтрактов, которые должны соединить обязательства бизнеса по модернизации внедрения новых технологий с обязательствами государства по предоставлению стабильных условий работы, а также дешевых, доступных долгосрочных кредитов. Это важнейшая составляющая этой стратегии. Кредиты, по образному выражению академика Абалкина, это авансирование экономического роста. А процент за кредит – это налог на инновации.

И здесь роль науки, о которой говорил академик Сергеев, фундаментальная. Этот диалог науки, власти и бизнеса должен дать нам приоритеты. Это сеть стратегических целей, программ и индикативных планов их реализации через ткань договоров государства – бизнеса, используя специнвестконтракты.

Денежная политика должна быть сориентирована на рост инвестиций. Это фундаментальная задача. В предыдущем хозяйственном укладе мир перешел на фиатные деньги, обеспеченные ростом обязательств предприятий и государства. Цифровая революция в денежном обращении дает нам возможность перейти к целевому кредитованию и использовать деньги как инструмент. Надо отказаться от денежно-монетарного фетишизма, отказаться от архаично-средневековой политики, навязанной нам монетаристами, и использовать деньги как инструмент экономической политики, поддержки инвестиционной и инновационной активности.

Б. Титов: нужна новая стратегия развития

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов поведал:

– Я представляю большую группу экспертов, в том числе сидящих здесь на сцене, но главное, что еще представляю большую группу предпринимателей, которые достаточно давно, еще до кризиса, начали задумываться над тем, что если государство не хочет писать нормальную системную научную стратегию развития страны, то мы должны ему в этом помочь. И Столыпинский клуб тогда инициировал начало написания стратегии для России, которую мы назвали стратегией роста, а потом было поручение президента о доработке этой стратегии. Она в завершенном виде еще с февраля прошлого года обсуждается у нас в обществе.

Я не хотел бы останавливаться на отдельных деталях этой стратегии, хотя здесь есть основания, чтобы мы начали работать, это экономическая ситуация в стране, прежде всего для бизнеса. Видите, как падает рентабельность российских предприятий, которая не оставляет никаких шансов для развития России. Мы видим прежде всего проблему развития экономики в том, что риски не соответствуют доходности в стране. Это изменение произошло, и сегодня мы не видим оснований, нет источников роста российской экономики.

Опыт других стран преодоления экономического отставания. Мы видим в стране внутренний запрос, потому что и бизнес, и просто люди на первое место среди всех проблем ставят именно отсутствие стратегии. Любая страна должна иметь план реализации этой стратегии. Любая страна должна иметь четкий план того, что же мы хотим и что мы должны делать. Это очень хорошо понимают и бизнес, и люди. В других странах всегда понимают стратегии. Допустим, Казахстан, у него была стратегия 2030, она уже завершена в 2014 году. Она уже реализована. Сейчас у них есть стратегия 2050, 100 шагов, главные дорожные карты, и они сегодня реализуют эти стратегии.

Стратегия Саудовской Аравии, очень похожей страны, где главная задача – выстраивание диверсификации экономики и уход от сырьевой зависимости. У всех есть стратегии. Так нас окружают стратегии.

Очень важно, что в России даже есть законодательная основа. Мы же приняли в стране закон №172 о государственном стратегическом планировании. Закон есть, а стратегии нет. До сих пор переносится, и никто не приступил к этому. Более того, сейчас идет обсуждение, что же будет после президентских выборов. Мы все президентские выборы посвятили именно задаче популяризации нашей стратегии роста и необходимости принятия стратегии в стране.

К сожалению, сегодня опять идет вопрос об указах, о национальных приоритетах, национальных проектах, но вопрос о стратегии по-прежнему не ставится.

В нашем законе даже есть упоминание о так называемом федеральном органе исполнительной власти, который должен выступать в качестве штаба реформ. И это первый шаг, который очень важен для страны – создать штаб реформ, создать центр, который выполнял бы такие функции. Прежде всего, это функции анализа больших баз данных российской экономики, мы сегодня это делаем в Институте стратегии роста, анализируем экономику не как Росстат, у нас есть своя оценка.

Второе. Он (штаб) должен заниматься стратегическим планированием. Мы считаем, это должно быть 5, 15, 30 лет. Это должна быть очень важная функция. Конечно, индикативного планирования, но эта функция должна быть. И кроме того он должен заниматься контролем за ходом реализации реформ. И еще вводить систему проектного финансирования. Не ту, что была у нас раньше и называлась проектным финансированием, а реального научного проектного финансирования. Мы предлагаем целый комплекс проектов кластерного развития по отдельным отраслям и регионам России, у нас больше ста кластерных инициатив, и часть из них реализуется.

Все это происходило во всем мире одинаково. Везде обязательно был создан штаб реформ. Отделялось управление развитием, выделялось из управления текущим состоянием. Такие delivery units стали очень модным словом, возникли в Великобритании, но сегодня это и Малайзия, Индонезия. Очень компактный штаб реформ, прописанный во всех странах. Он себя очень серьезно показал. Это очень современный формат управления развитием.

Мы предлагаем создание центра управления программами развития при президенте РФ, который бы эти функции, о которых я сказал, и выполнял бы. Тем более есть задача проектного управления, есть кластеры, которые можно было бы делать сегодня локомотивами развития экономики. Локомотивами нового экономического роста.

Главное, что сегодня нужно преодолеть, убедить всю страну, и прежде всего руководство страны, что вообще развитие возможно. Что та экономическая политика, которая реализовывалась последние 20 лет, в принципе давала свои результаты. Политика жесткой финансовой макроэкономической стабильности давала высокие результаты, но тогда, когда были высокие цены на нефть, когда доходы были гарантированы. В новой ситуации эта политика уже не будет давать результатов, нужна новая стратегия развития, которая активировала бы новые источники роста в российской экономике.

Здесь мы можем спорить, какие источники роста главные. Я смотрел предложения Сергея Юрьевича (Глазьева), там много нового для меня. Институты развития важны, но мы считаем, очень важна экономика простых вещей, как ее назвал Яков Моисеевич Миркин, наш научный руководитель. Это самые базовые вещи, которые у нас в стране практически не производятся. Это малый и средний бизнес производственный, который очень важен для развития экономики.

Мы можем здесь спорить, но мы должны быть убеждены в том, что сможем реализовать эту стратегию, и убедить в этом необходимо руководство страны. Тем более один раз мы уже проходили эти реформы. Мы все время ориентируемся на Столыпина, но это были действительно реформы одни из самых эффективных не только у нас в стране, но за всю историю мировую.

Посмотрите, самый важный фактор – это демография. За 10 лет, в середину которых попали демографические реформы Столыпина, население приросло на 32 млн человек. За счет чего? Экономика простых вещей. Дать экономические возможности, чтобы это реализовать: Столыпин дал землю, капитал, дал средства производства. И Россия стала другой страной.

Давайте сосредоточимся. Можем дискутировать о деталях, но две вещи очевидны: сегодня нужна стратегия. Другими путями мы не добьемся, только комплексный план, научно подготовленный, в соответствии с законом о стратегиях. И второе – для этого нужен штаб реформ. Выделить специальный институт, который бы занимался и планированием, и контролем, и проектным управлением. Все бы мы могли на этой почве объединиться и потребовать сегодня, чтобы именно так строилась экономическая политика нашей страны. Этот институт должен выработать стратегию на первом этапе своей работы, наладить систему анализа больших баз данных российской экономики, и заняться стратегическим планированием, контролем за их реализацией.

На этой базе мы могли бы широко объединиться, и тогда бы что-то сдвинулось в сознании нашего правительства.

 

На снимках: в Большом зале заседаний РАН; Сергей Глазьев и Борис Титов на МЭФ-2018

Фото автора

Подготовил Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Автор: KVEDOMOSTI.RU

 
 
5 комментариев к Комментарий. МЭФ-2018: Запад не поможет, Восток не вытащит – нужна своя стратегия развития.
    Стремоухов
    3

    Я счет этим ВСЕМ форумам веду с первого 1999г, где должен был председательствовать и.о.президента В.В.Путин.

    ТОЛЬКО ОСИНОВЫЙ КОЛ И СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ

    (письмо Президенту – в корзину администрации)

    Шоу-Давосы
    Это из моего заочного доклада на Красноярский форум – 1999г. который организовал губернатор края А.И.Лебедь…

    «Настоящая конференция, несомненно, внесёт некоторое шевеление в жизнь края, но результатов, соответствующих экономическому и политическому статусу края, она. к сожалению не даст.
    Почему?
    1. У нас нет науки управления, следовательно, нет и самого управления.
    2. У нас нет науки экономики. Нет и самой экономики как таковой.
    З. У нас нет государства. Нет, вся атрибутика, государственности в наличии есть, но всё находится в такой хламовой куче, всё настолько разбалансировано, дезорганизовано и деморализовано, что назвать эту хламовую кучу государством язык не поворачивается.
    Вы же не можете мешок с деталями от самолёта назвать самолётом?
    Чтобы не быть голословным
    Об управлении………………………..»
    ШОУ-Давос
    А это результат того же форума только уже -2014г…
    «…территориях опережающего развития, посоревновались в остроумии, поменяли шляпы: ты – эксперт, я – министр, потом наоборот. Но для того, чтобы собирать народ со всей страны и ставить перед ним задачи, необходимо иметь то, куда людей позвать, что сказать для страны в целом, а не только послушать друг друга за три миллиона долларов, которые потрачены на КЭФ».А.В.Усс………»
    От себя добавим, что итоги КЭФа отсутствуют. Никаких документов не принято, никаких соглашений, имеющих силу, не заключено.

    С КЭФом загвоздка в том, что любое крупное мероприятие, однажды получившее статус федерального, отныне обречено на бессмертие, правда, бессмертие довольно тоскливое, как у беззубого вампира, подкарауливающего девушек в критические дни.

    Одинаково бесполезно критиковать его и пытаться сделать лучше.

    Только осиновый кол и солнечный свет.
    Прошедший форум, тысячный раз утверждаю. ЕСЛИ В СТПТЕГИИ ЭТОГО ШОУ НЕ ЗАЛОЖЕН ШЕКРНЫЙ ИНТЕРЕС ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ЧИНОВНИКА , можете смело написать на титульном листе — ФИЛИКИНА ГРАМОТА…
    http://www.proza.ru/2017/07/25/1917 тысячный раз. Извините

    Ответить
    FUCS
    5

    Не исключаю, что проведенный Экономический форум будет считаться самым нерезультативным
    мероприятием последних лет. Достаточно ознакомиться хотя бы с выступлением Глазьева и других
    участников.
    Не сомневаюсь, что в зале были ученики Тамары Заславской, которая впервые ввела термин
    "неперспектиыные деревни", с чего и началось разрушение села.
    Что-то не заметил среди участников Форума кого-либо из Минсельхоза.

    Ответить
    4

    В нашей стране, всё что говорится и делается (или не делается!) при нынешней власти, считается как очень важное и результативное. Попробуйте найти хоть один критический материал на любой из всех этих МЭФов. Они все, так или иначе, проводятся под патронатом действующей власти, а стало быть критике не подлежат! А С.Глазьев! Советник самого господа Бога!!! "Наша главная задача-не дать заболтать те цели опережающего развития о которых говорил президент". Так вот и напоминай советник своему Богу, чтоб подчинённые не забывали и не забалтывали, а не повторяй эту мантру на публику. Гарант у руля страны почти два десятка лет. Для сравнения можно взять Брежневский период. В чью пользу, у кого лучше результат? А ведь тогда и страна была куда больше, нежели сейчас. В современной России все силы бросаются на отдельно взятые проекты, будь-то мосты или олимпиада, а всё остальное "по боку". В Брежневские годы и всесоюзные стройки были и в каждом районе или регионе свои стройки кипели. А сейчас уже десятый год у страны нет денег: сначала говорили: мировой кризис! Потом все силы бросили на Олимпиаду: подождите, проведём, покажем всему миру как мы умеем и тогда Россию зальют инвестициями, и заживём лучше всех! Там Крым случился, опять надо поднапрячься, и потом-то уж точно всё наладится… Теперь вот санкции, опять "денег нет, но вы держитесь!" На Россию денег нет, на покупку облигаций Федерального казначейства США деньги есть… Советник, а Путин не в курсе происходящего? Если так, вы плохой советник!

    Ответить
    РТК
    4

    Сход Летописцев, Архивариусов и Прозаиков современной России по другому их умозаключения , выражения, констатацию фактов назвать нельзя…
    Интересное сумасбродство свои деньги за кордон , а затем бегают в поисках инвесторов….
    Если вы директор руководитель -фирмы предлагаете преобретать сотрудникам своей фирмы акции фирмы которой владеете совместно с ними , а сами преобретаете акции и долговые бумаги конкурируещей фирмы на Западе каким выражением слов можно охарактеризовать данный расклад в экономическом пути"" развития""??

    Ответить
    Зауральский
    1

    У нас такая засада: чиновники есть только формально,зерна полные закрома,денег нет,цены нет,арбитражные суды словно объединились с управляющими в выполнении какой- то особой миссии известной только им и ДуР банку .Что-то надпоминает картину начала 90- х. тоже были заполнены элеваторы Американским зерном.Теперь нас своим зерном заткнули.Неужели опять на ножки Буша-Трампа перейдём года через три?

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля