Сегодня: 2019-08-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Война войной, а обед – по расписанию.

Всего лет восемь – десять тому назад российские аграрники тщательно вслушивались в речи высшего руководства страны, с трудом находя в них какие-либо намеки на интерес государства к тому, что происходит на селе. Сегодня ситуация изменилась кардинально. Не проходит ни одного сколь-нибудь серьезного совещания, дискуссии, форума, чтобы власть не вспомнила о том, что на фоне общих проблем отечественной экономики аграрный сектор упорно показывает, пусть небольшой, но рост.

Не стало исключением и большое совещание в Ставрополе, которое 18 июня провел Президент России Владимир Путин (полную стенограмму можно прочесть, на AgroNews в разделе «Документы»).

Первое, что бросается в глаза – это заметно выросшая осведомленность главы государства о состоянии текущих дел в отрасли и наиболее злободневных проблемах российского АПК. Президент не преминул напомнить, что по итогам прошлого года объем производства сельхозпродукции вырос на 6,2 процента, правда, мы с вами это хорошо знаем, в предыдущий год был спад 4,8 процента. Поэтому, если посмотреть по сравнению с 2011 годом, получается, что рост в 2013-м составил 1,4 процента. Тоже неплохо, это тоже хорошо, но просто мы с вами должны исходить из реалий и понимать, где мы находимся и каких результатов добиваемся объективно.

В текущем году также отмечается положительная тенденция: за январь–апрель рост уже 1,3 процента, и это действительно уже на новой, возросшей базе, это хороший показатель, убежден Владимир Путин.

Кстати, сразу же после этих позитивных констатаций Президент России перевел разговор в русло обсуждения сложных финансово-экономических проблем отрасли. Первая, и, пожалуй, главная в этом ряду – государственная поддержка сельхозпредприятий, ее эффективность. (По поводу размера государевых финансов на сельское хозяйства: из выступлений участников дискуссии становится понятным, что вряд ли следует ожидать роста суммы денег на господдержку, хорошо, если удастся Минсельхозу «вырвать» у Минфина хотя бы прошлогодние 198 млрд).

Путина, который в очередной раз констатировал двухтриллионную задолженность организаций и предприятий отрасли перед банками, в первую очередь интересовало, что можно сделать для разрешения этой сложнейшей проблемы. Вариантов было предложено три.

Первый – от Минфина России – дай Бог, хотя бы уже обещанные дополнительные 28 млрд отыскать, чтобы довести финансирование отрасли хотя бы до уровня, закрепленного в действующей госпрограмме развития до 2020 года – 170 млрд. (Президент едко заметил, что люди оценивают реальную ситуацию не по отчетам, а по состоянию собственного кошелька).

Второй вариант, «революционный», как охарактеризовал его Путин, — выдвинул глава Белгородской области Евгений Савченко.

Суть его в том, чтобы срочно выяснить сферы агропродовольственного производства, в которых быстрее всего можно добиться максимального импортозамещения. В эти подотрасли белгородский голова предлагает давать субординированный кредит от Центрального банка, скажем, под 1 процент годовых на восемь, на десять лет, в зависимости от проекта. «Когда мы дадим субординированный кредит, тогда фактически нечего отчитываться перед ВТО, что мы вообще поддерживаем отрасль, ее нет, объема поддержки нет сразу же».

Дальше выяснилось, что Глава государства под эгидой Администрации Президента России некоторое время тому назад сформировал неформальную рабочую группу, задача которой – предложение выхода из кредитного тупика. О проделанной работе (А, значит, и о том, что ждет кредиторские структуры) доложил глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

Суть наработок экспертов: заемщик, пройдя короткую предварительную проработку в банке, находит финансовую структуру готовую, в принципе, его кредитовать, после этого свое заключение о проекте (своевременности, окупаемости) дает финансовый консультант, отобранный Правительством по специальной схеме. Десятилетние примерно деньги, которые Центральный банк (кредит, выданный в рамках программы проектного финансирования) принимает как обеспечение при рефинансировании особого рода. Какого особого рода? Длительного. До сих пор Центральный банк только на год давал рефинансирование коммерческим банкам, участвующим в любых программах. Здесь он будет давать на три года с правом пролонгации, и пролонгация – револьверная, то есть без погашения объема кредитного ресурса, на специальных условиях.

Для конечного заемщика это — ключевая ставка плюс один процент (верхний предел). Сегодня ключевая ставка ЦБ – семь с половиной. Это означает, что восемь с половиной процентов – это верхний предел ставки. Соответственно, банк, который кредитует, получает рефинансирование от ЦБ по уровню: ключевая ставка минус один процент – под шесть с половиной. В эти два процента умещаются его издержки, оценки рисков и так далее. При этом имеется в виду, что бюджет будет выставлять дополнительную гарантию, в сумме примерно 25 процентов от этого кредита будет обеспечено бюджетной гарантией.

Переведя это изложение на русский язык, можно понять, что, в принципе, инвесторы по этой программе смогут получать кредиты сразу под 8,5%, что, конечно же, совсем не плохо по сравнению с нынешними условиями займов.

Вообще говоря, встреча в Ставропольском государственном аграрном университете очень сильно не походила на выездные партхозактивы последних лет. Здесь было и определенная открытость, и некая драматургия, и споры, и даже выражения каких-то личных несогласий в среде высших российских чиновников. (Правда, гарант Конституции полушутейно, полувсерьез гасил личностные нотки в дискуссии).

Но при всем новаторстве мероприятия, при внимательном ознакомлении с материалами создавалось какое-то двойственное ощущение. Факты, цифры, вроде как из отечественной аграрной практики, а целостной картины положения в отрасли они не дают. На фоне таких обсуждений абсолютно непонятными и мало обоснованными выглядят жалобы российских крестьян на те сегодняшние проблемы, с которыми приходится бороться реальному производителю продовольствия, особенно среднему и малому.

Путин сказал, что крестьянин о своем урожае говорит, когда все сложено в амбар.

На самом деле, итог года – это состояние счета в банке, возможность (или невозможность) окупить произведенные на урожай затраты и получить шансы на расширение производства в следующем сезоне. Понятно, что проблема кредитов, взаимоотношений с банками не выдумана. Но ведь большую часть долгов из тех триллионов, о которых говорит Президент Путин, наделали ведь совершенно не средние хозяйства и фермеры. В крупных должниках ходят, в основном, крупные холдинги, создание которых шло под громкие фанфары. И, похоже, именно об их судьбах и шла, в основном, речь на совещании в Ставрополе.

Господин Улюкаев со своей министерской высоты оценил, например, вложения одного миллиарда рублей как не сильно выдающийся проект. Интересно, что бы по этому поводу сказал тот же председатель колхоза «50 лет Октября» Ливенского района Орловской области Леонид Егорович Бородин, герой вчерашнего рассказа на AgroNews. Думается, ему-то, чтобы еще выше поднять результаты на 3200 гектарах за глаза хватило бы и сотой части названных министром сумм.

Впрочем, об этой составляющей аграрной российской проблемы – человеческой – как-то не вспомнилось в речах выступающих. Представителями «от крестьян» были назначены Павел Скурихин, Сергей Кислов, Андрей Даниленко и Сергей Юшин. Понятно, что они говорили и защищали интересы крупных производителей. Фермерских представителей в числе выступавших отмечено не было.

Словом, если попытаться резюмировать прошедшую на Ставрополье дискуссию, можно сделать вывод, что меры поддержки в сельскохозяйственной отрасли по-прежнему ориентированы на крупные конгломераты.

Увеличения бюджетных ассигнований на ближайшие годы ожидать не приходится. Впрочем, это становится особенно понятным, если вспомнить о сегодняшней ситуации с Украиной. Укрепление боеготовности, границ, переосвоение Крыма, решение проблемы беженцев, — ясно, что все это потребует и уже требует немалых государственных средств. Так что просить добавки на субсидии сельскому хозяйству – вряд ли разумно.

Но ведь, как часто говаривали в годы Великой Отечественной: «Война войной, а обед по расписанию».

А что касаемо человеческого измерения, то Алексей Гордеев, воронежский губернатор с горечью заметил: «Даже такая тема, как устойчивое развитие сельских территорий, у нас ушла и больше существует в диссертациях. Но мы ведь, решая задачу сельхозпроизводства, экономики, еще решаем задачу, как нам удержать население, более того, приумножать, потому, что они сегодня все летят, как мотыльки на свет, в города. В городах мы пытаемся решать эти задачи в десять раз дороже, Вы это тоже все знаете».

Хорошо бы, если такая позиция сформировалась не только у нескольких региональных и федеральных руководителей.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля