Сегодня: 2019-10-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Как быть с «лишним» зерном? Сибирские крестьяне ищут выход.

Упущенная возможность
Внутренние потребности сибирских регионов в зерне, в отличие от обемов урожая, не подвержены резким изменениям. По-прежнему три основных зернопроизводящих региона — Омская, Новосибирская области и Алтайский край — в состоянии потребить не более 7 млн тонн зерна. При этом суммарное производство зерновых культур в этих регионах в 2002 году составит не менее 10 млн тонн. Такое соотношение складывается не первый год, и уже можно говорить о тенденции перепроизводства.
Экс-вице-губернатор Красноярского края по АПК Дмитрий Терешков уверен, что нынешняя ситуация с избытками зерна была вполне предсказуема уже в конце 90-х: «Огромная вязкость и зашкаливающая конкурентность мучного рынка, переизбыток мельничных мощностей и общее растущее превышение предложения над спросом — эти признаки дисбаланса на зерновом рынке наметились давно». Уже тогда необходимо было что-то предпринимать, но, как считает Терешков, политика возобладала над здравым смыслом. С этим отчасти согласен и депутат Госдумы Александр Фомин. «Одним из немногих положительных последствий дефолта было предоставление возможности отечественному сельхозпроизводителю перейти на реальные денежные отношения. Уже тогда было понятно, что в конце концов мы придем к перепроизводству многих продуктов питания, что в первую очередь произошло с зерном. У нашего правительства была возможность за три года подготовиться к этому. С моей точки зрения, правительство ее упустило», — говорит депутат.

Мизер в масштабах России

Как правило, большинство рецептов спасения отечественного агропрома сводится к тому, что на федеральном уровне следует принять какие-то своевременные меры. В частности, в настоящий момент Министерство сельского хозяйства начало знакомить регионы с порядком проведения интервенционных закупок продовольственного зерна для поддержания цен на рынке. Новосибирский вице-губернатор по АПК Виктор Гергерт надеется, что в этом году будет изменен порядок интервенций, и каждый крупный сельхозрегион сможет получить свою долю от федеральных денег. Однако в эффективность интервенций верят не все. Так, президент Союза зернопереработчиков Алтая, генеральный директор ОАО «Алтайзернопродукт» Виктор Фоминых считает, что выделенная на интервенции сумма 6 млрд рублей — «это мизер в масштабах России» (на эти деньги можно купить 3 млн тонн — излишки всего трех сибирских регионов). А Александр Сираш, руководитель одного из крупнейших в Алтайском крае зерноперерабатывающих предприятий ООО «Зерноцентр Мука», вообще говорит, что момент уже упущен: «С моей точки зрения, интервенционные закупки надо было проводить в первые дни уборки».

Что лежит в Госрезерве

Тем не менее, многие эксперты считают федеральную власть основной силой, которая в состоянии повлиять на состояние продовольственного и зернового рынка. Для этого предлагается не просто проводить политику поддержания цен на зерно, но и закупать всю излишнюю продукцию в Госрезерв. В частности, спикер Законодательного собрания Алтайского края Александр Назарчук напоминает о законе 1995 года о закупках и поставках сельскохозяйственного сырья и продовольствия для государственных нужд. «Этот закон, согласно которому государство должно покупать по максимально справедливым ценам всю продукцию, которую крестьяне не могут реализовать на свободном рынке, никто не отменял, но он ни разу не исполнялся», — говорит господин Назарчук.

А депутат Госдумы Александр Фомин напоминает о других нормативных актах, согласно которым для нужд госпотребителей можно закупать лишь отечественную продукцию, и констатирует, что и эти нормы не выполняются — в госрезерве зачастую лежит продукция белорусских, украинских, прибалтийских производителей, полученная по взаиморасчетам за поставленную российскую электроэнергию или газ.

Пассивный экспорт и агрессивный импорт

Еще один часто предлагаемый способ помочь отечественному сельхозпроизводителю — экспорт «лишнего» зерна за пределы России. Активно говорить об этом начали еще в прошлом году. По итогам прошлогоднего сельхозсезона Россия действительно заняла серьезные позиции среди мировых экспортеров зерна. Обемы вывоза зерна из России возросли в 6 раз, пшеницы — в 9 раз по сравнению с 2000-2001 годом и составили 7 млн тонн и 4,3 млн тонн соответственно, сообщает Институт аграрного маркетинга. Однако позиции Сибири среди экспортеров по-прежнему очень слабы. Максимальные обемы зерна были вывезены из Южного Федерального округа, на долю которого пришлось 88,7% (или 6,2 млн тонн) проданного на мировом рынке российского зерна. Причина — в отсутствии защиты производителя зерна на внешнем рынке. «На сегодняшний день вопросами, связанными с продажей зерна за границу, Минсельхоз фактически не занимается, — говорит Фомин. — В США и странах ЕС все правительства отстаивают интересы импортеров, а у нас такого нет».

Большую роль в снижении напряженности на зерновом рынке могло бы сыграть увеличение внутреннего потребления, в частности, за счет принятия ряда ограничительных мер на рынке мяса. Мясомолочные комплексы — крупный потребитель продуктов зернопереработки. «Если бы Россия полностью обеспечивала себя мясом, то для производства понадобилось бы 60-65 млн тонн зерна, — говорит господин Сираш из Алтайского края. — Но Россия, седающая в год 7,5 млн тонн мяса, производит лишь 4,1 млн тонн, завозя остальное из-за рубежа. Только в конце прошлого года в Россию было завезено более 500 тыс. тонн мяса, на треть субсидированного из бюджета ЕС, и оно было реализовано на российском рынке фактически по демпинговым ценам». Виктор Гергерт из администрации Новосибирской области считает, что необходимо сопротивляться импорту продовольствия вообще: «Сибирский федеральный округ вполне может обходиться тем, что производит. Но это возможно лишь в том случае, если мы будем следить за балансом потребления, если спецпотребители будут закупать местную продукцию, если будем противостоять агрессивной политике импорта».

Пора поступиться принципами.

Ожидая принятия серьезных мер госрегулирования, эксперты, тем не менее, трезво оценивают перспективы лоббирования интересов регионального АПК. Так, депутат Госдумы Александр Фомин считает: «Сельхозпроизводителям стоит рассчитывать только на себя, осваивать технологии работы в условиях рынка и не ждать, что государство начнет беспокоиться о них».

Субекты Федерации и сами являются достаточно крупными игроками в сельскохозяйственном секторе и способны повлиять на рынок. Сибирским губернаторам давно пора договориться о едином уровне поддержки агропромышленного комплекса. «Иначе создается парадоксальная ситуация, когда легче выживать тому, кого меньше поддерживают, — поясняет депутат Александр Фомин и приводит в качестве примера уровень поддержки сельского хозяйства в «богатых» и «бедных» территориях: — Богатые регионы, руководители которых считают приоритетным развитие сельского хозяйства, дотируют его в дополнение к федеральному бюджету до 80%, а в среднем по стране пропорция региональных и федеральных средств поддержки АПК — один к одному». Разные подходы к поддержке агропрома нарушают рыночную конкуренцию, полагает депутат. Красноярский экс-вице-губернатор Дмитрий Терешков также констатирует отсутствие у большинства регионов сколько-нибудь внятной экономической политики в сельском хозяйстве. «Отраслевой стандарт управления АПК на уровне региона начисто отсутствует, — говорит Терешков. — Поэтому зачастую губернаторы и их заместители руководят селом как бог на душу положит».

При этом меры, которые собираются предпринять губернаторы для поддержки «своего» АПК, мало похожи на рыночные. Так, губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский уже заявил, что «не позволит областным птицефабрикам и свинокомплексам покупать зерно не у местных производителей». Депутата Фомина это пугает, он напоминает, что в свое время уже были подобные ограничения, которые в итоге привели к обратному результату: «пока власти регионов боролись между собой, казахстанские производители жестко пролоббировали свои интересы и смогли выйти на российский зерновой рынок».

Александр Сираш согласен с тем, что усердие некоторых губернаторов приводит к переделу продовольственного и, в частности, зернового рынка. Впрочем, алтайский аграрий печется прежде всего о собственных интересах. «Достаточно сказать, что если раньше зерновывозящими регионами традиционно считались Алтай, Новосибирская и Омская области, самообеспечивались Кузбасс и Красноярье, то теперь самым большим экспортером зерна в России стал Красноярский край, продавший 300 тыс. тонн зерна. Парадокс! Сегодня губернаторы большинства регионов Сибирского федерального округа добиваются самообеспечения своих регионов продовольствием. А значит, алтайским производителям будет все труднее вывозить туда свою продукцию», — сокрушается аграрий.

Усилия местных властей необходимо обединять, считает председатель Законодательного собрания Алтайского края Александр Назарчук. «Нас 25 миллионов сибиряков, мы можем и должны обеспечивать себя всем необходимым, — говорит господин Назарчук. — Если упустим сельхозпроизводство, это почувствует каждый — и в Барнауле, и в Новосибирске, и в Красноярске». Назарчук продолжает пропагандировать вариант создания АО «Единый продовольственный рынок Сибири» (как уже писал «КС», хозяйствующий субект предлагается создать на базе областных госпредприятий, авансирующих АПК в каждом регионе продовольственного рынка Сибири, [для ее реализации] не всегда хватает политической воли».- Новосибирской продкорпорации, Алтайагропрода и т.д.). При этом алтайский спикер признает: «Несмотря на то, что вроде все поддерживают концепцию».

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля