Сегодня: 2019-09-21    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

ОБОРОТ СЕЛЬХОЗЗЕМЕЛЬ — КТО ПРОТИВ?

После долгих и бурных дебатов наиболее оптимальным результатом стал правительственный вариант закона о землях сельхозназначения. Годовой теневой оборот в этой сфере, по данным экспертов, составляет 10 млрд долларов. Чтобы более наглядно представить, что это такое в масштабах государства можно путем нехитрых подсчетов перевести это в бюджетные масштабы — государство недополучает ежегодно 20 процентов федерального бюджета, или два оборонных бюджета России (!) Отсутствие закона в сфере оборота сельхозугодий выгодно многим — и  как вы понимаете, исходя из порядка цифр, далеко не простым крестьянам. И даже не добропорядочным зажиточным предпринимателям, ведь легальные и честные деньги в этот сектор не идут.  На этом заостряли внимание многие специалисты во время думских дебатов вокруг оборота сельхозземель. "В конечном итоге может случиться так, что, либо в село придут инвесторы с законом, если такой будет принят, либо, если этого не случится до конца года, на село придут просто воры в законе", —  такой прогноз дал глава совфедовского комитета по аграрно-продовольственной политике Иван Стариков, активно защищающий правительственный вариант законопроекта.

Есть ли основания у сенатора для столь резких прогнозов? Для ответа на это вопрос стоит вспомнить основные вехи земельной реформы в России. Голосование 16 мая этого года в Госдуме о принятии в первом чтении закона об обороте земель сельхозназначения ознаменовало начало завершающей фазы земельной реформы в России. «Перераспределением земли в интересах создания условий для равноправного развития различных форм хозяйствования на земле, развития многоукладной экономики и т.д.» — такие цели были провозглашены в ноябре 1990 года, когда в Верховном Совете РСФСР взяла старт на долгие 12 лет земельная реформа после появления первого законопроекта  в этой сфере.

Выстроить реформу законодательно в стране со слабыми парламентскими традициями тогда не удалось, и через три года воспользовались проверенными методами «внедрения сверху» — вышли указы Президента и 90% колхозных земель перешли во владение акционерных обществ. Так в России появились не «первые ласточки», а одновременно 12 миллионов «частных владельцев» земельных наделов, которые действовали по своему усмотрению и, по сложившимся в прежние годы традициям, при поддержке региональных властей. Атмосфера «полугосударственности» воцарилась в сельскохозяйственной сфере. Порядок оборота земель надо было как-то регулировать, и, уже вдогонку, началась работа над Земельным кодексом РФ. На все последующие годы камнем преткновения на пути земельного закона стал вопрос о продаже сельскохозяйственных земель.

Один за одним принимались странные законодательные акты — конституционно декларировалось право частной собственности, но тут же запрещалось распоряжаться этой собственностью. Крестьяне застыли в недоумении — этой категории «полноправных собственников» не дали возможности распоряжаться по своему усмотрению своими земельными долями. Жизнь явно вошла в противоречие с законодательством, искусственно тормозившимся левыми силами. Ведь реальной альтернативы частной собственности на землю не было и нет, такие процессы на практике уже шли вовсю и их требовалось легализовать.  Тогда и появился в Саратовской области региональный закон о порядке проведения сделок с землей, сразу же ставший предметом разбирательства в Конституционном суде. После решения суда в пользу Саратова, ряд других регионов принял такие же законы. Губернаторам на местах было понятно, что это необходимо для прекращения теневого бизнеса вокруг сельхозземель.

Подталкиваемая со всех сторон жизнью и, наконец Кремлем, ситуация с законодательством о продаже сельхозземель «всплыла» на федеральный законодательный уровень. Позиции сторон стали ясны донельзя. С одной стороны, сторонники сохранения «теневого рынка» зерна и земли, по большей части вышедшие из агропромышленного сектора губернаторы, заинтересованные в глобальном превосходстве крупных государственных хозяйств, тесно связанных с руководством регионов. Их поддержали левые силы и аграрные лоббисты пустили в ход лозунги «о распродаже Родины». В итоге лишь единицы регионов не имели замечаний к правительственному законопроекту, внесенному в марте этого года в Госдуму. Назрела необходимость «обясниться» — серия открытых дискуссий, «круглых столов» прошла практически во всех субектах РФ, а также в палатах Федерального Собрания. «Итоговый» разговор Президента  с губернаторами состоялся на заседании Госсовета в Кремле. Региональные лидеры получили «отступного» в виде разрешения частично регулировать земельные отношения на своих территориях самостоятельно. Полученная от Госсовета резолюция — «в целом одобрить» — стала сигналом для принятия законопроекта в первом чтении Государственной Думой. Есть в законе спорные моменты, которые требуют дальнейшей доработки. Такие как нечетко прописанный принцип залога земель, чересчур либеральные правила пользования землями иностранцами на приграничных территориях, ответственность "за ненадлежащее использование земли землепользователями". Но вопрос решен по самому большому счету — землей торговать можно, и регионы с этим согласились.

Стена сопротивления сломлена, закон в первом чтении принят. Такова принципиальная позиция члена СФ Старикова, который сам факт появления законопроекта назвал "историческим для России», «одним из механизмов защиты национальных интересов".

Вот только оптимистический настрой сенатора разделяют далеко не все. Прекрасной иллюстрацией стал имевший место в Новосибирске факт, когда позиция сторонника правительственного варианта законопроекта «Об обороте сельхозземель» Ивана Старикова была «проигнорирована» депутатами Облсовета при обсуждении поправок к закону об обороте сельхозземель. Ему просто не дали слово, несмотря на такую «условность» как «депутатская этика». В итоге на сессии Облсовета не прозвучали аргументы председателя комитета Совета Федерации, который является одним из лучших экспертов в этой сфере. 

Остается надеется, что закон окажется «с зубами» и сам себя защитит, несмотря ни на какие интересы «кузнецов нелегальных капиталов». Но «тревожный звонок» из Новосибирска показал, что законам трудно самостоятельно пробивать себе дорогу. Трудно вдвойне, если можно повернуть дебаты по столь важному для страны закону в нужное кому-то русло простым административным давлением на народных избранников.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля