Сегодня: 2019-09-21    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Оборот земель под прицелом оборотистых хозяев

КАК ВЫДЕЛИТЬ В НАТУРЕ 200 ТЫСЯЧ ДОЛЕЙ?

У губернатора есть по крайней мере четыре возражения к правительственному проекту:
Что касается возможности приобретения иностранцами пахотных земель, в частности, в приграничных районах, то здесь вроде бы определились, начал Платов. Но и в нашу Тверскую область их допускать нельзя! Ведь наш регион колодец питьевой воды для Москвы. Здесь же водораздел трех великих рек европейской части России, здесь атомная электростанция. Так что наш регион смело можно включать в разряд пограничных.
Во-вторых, по проекту до 35% муниципальных пахотных земель можно отдавать в одни руки. Я считаю, это слишком много, нельзя позволять создавать латифундии. Так что планку в 35% следует понизить. В-третьих, по проекту можно земли отдавать под залог согласно закона об ипотеке. Но в том законе прописано, что нельзя принимать под залог земли сельхозназначения. Получается нестыковка. И конечно, в-четвертых, возникнет проблема при наделении всех крестьян конкретными земельными долями в натуре, как это прописано в проекте. У нас в области почти 200 тысяч крестьян имеют подобные доли. Для того, чтобы обозначить конкретно, какой у кого пай на земле, надо затратить почти половину областного годового бюджета. Кошмар начнется на селе!
Вот эти вопросы следует отрегулировать, подчеркивает губернатор. А в целом закон надо принимать и не бояться, что какие-то структуры или лица скупят 2-3% пашни это максимум. Остальные земли останутся в общественном производстве и у фермерства. К тому же, сколько у нас пахотных земель не обрабатывается, фактически брошены. Почему бы их не отдать хозяину, который пустит их в сельхозоборот! К тому же, по закону пашня должна оставаться пашней. Ее можно будет и отобрать, если земля не используется по назначению.
Надо признать удручающее ныне положение села на верхней Волге. Только в прошлом году пашня в области сократилась на 3 тысячи гектаров. Это в самом удачном по сельскому производству году, по мнению губернатора, за последние 15-20 лет. В целом же темпы деградации села таковы, что область ежегодно как бы теряет 2-3 аграрных района из 36 имеющихся. В январе 2000 года на фермах различных форм собственности насчитывалось 125 тыс. коров, в январе 2001 года 115,7 тысячи, в нынешнем январе уже 107,5 тысячи. На тысячу крестьян приходится 22 умерших и чуть более 7 родившихся.

НЕ ЛУЧШЕ ЛИ ДОЛГОСРОЧНАЯ АРЕНДА?

Председатель колхоза "Мир" Торжокского района Николай ПОПОВ считает поход "рыночников" на распродажу сельхозземель второй волной приватизации. Его хозяйство одно из немногих самодостаточных в области. Он и его крестьяне крепко стоят на земле. Только стали менее уверены в том, устоят ли при отношении власти к земле. "И в нынешних условиях, категоричен Попов, я в принципе не согласен с идеей купли-продажи. Ее вполне естественно и мудро было бы заменить идеей долгосрочной аренды".
Для принятия такого закона надо проводить всенародный референдум, считает Николай Попов. Только до того надо честно сказать народу, что с принятием его мы будем жить уже в помещичьей стране. И в конечном итоге крестьянин рискует остаться без земли. Даже через механизм залога или ипотеки. Ведь по законопроекту в залог могут передаваться пашни, многолетние насаждения, сенокосы и пастбища. Все лучшие земли России могут уйти на сторону. И когда мне говорят, что тот же фермер под залог земли может взять кредит, то при нынешней банковской системе с беспредельными кредитами он за год лишится всей своей собственности. Наш колхоз самое крупное по площади льносеющее хозяйство России 500 гектаров. Но, если бы не приличные областные дотации на каждую тонну льноволокна, уже в этом году мы не стали бы сеять лен. Ведь льнопредприятия, скупленные по нынешней системе банкротства хозяйчиками из Москвы и Питера, дают за лен минимальную цену, за которую мы не покрываем своих затрат. Аналогичная картина на мясном и молочном фронтах. Отдаем молоко по 5 руб. за литр, а дотация около 10 копеек. Зато населению молоко продается по цене до 18 руб. за литр! А в странах с развитой демократией и продвинутой экономикой две трети за товар получает производитель, а одна треть остается переработчику и торговцу. На Западе производитель дотируется от 30 до 70%, а у нас на 5-10%. Так что не надо нас равнять, а выход села из кризиса связан не с куплей-продажей земли, а с изменением государственной политики в отношении крестьянства. Мы занимаем не так много земли в районе, но даем треть всей его сельхозпродукции. Арендуем земли у соседей. Так может лучше сдать в долгосрочную аренду лет на 50-100 земли развалившихся хозяйств, которые государство предварительно скупит?

СНАЧАЛА УСТРАНИТЕ ДИСПАРИТЕТ

Председатель колхоза "Красный путиловец" Иван Паплевченков из Кашинского района более сдержан в своих эмоциях. Его хозяйство не менее зажиточно, чем колхоз "Мир". Тем не менее, он, как и Попов, весьма неуверен в завтрашнем дне своих крестьян, которых государство за прошедшее десятилетие не раз разоряло и над которыми неоднократно экспериментировало. Паплевченков, как многие, считает, что оборот земли невозможен без кредитования, без залога в банке. Но какой банкир, по его мнению, возьмет залог, если российское село из-за диспаритета цен полностью убыточно. Невыгодно ныне производить ни картошку, ни лен, ни зерновые, ни молоко, ни мясо. Если и живет крестьянин землей, то как бы по инерции.
Наш колхоз единственный в области и один из немногих в России, не поделивший земли на доли, гордится Паплевченков. Надо создать производителям такие условия, чтобы они могли возвращать эти доли экономическим путем, а не административным решением. Но раз такое свершилось, так опять же нужна терапия, а не чиновная хирургия. И проблемы надо решать в каждом конкретном случае с учетом местных условий, а не по указанию из Москвы. Оттуда не все видно. В США тратят на поддержку своих фермеров десятки миллиардов долларов в год, а здесь весь бюджет России 60 миллиардов рублей. Но там буханка хлеба стоит 2 доллара, а у нас 12-14 центов. На 80% отдельные земельные "нюансы" должны решаться местной властью и региональными руководителями АПК. В каждом регионе свои подходы, и народ не любит, когда его перегибают через палку.
Пока что не продумана 12 статья законопроекта по вопросу определения земельной доли. Но в следующей, в 13 статье, говорится о правомочности собрания земельных собственников вне зависимости от числа на него явившихся. Изначально заложен конфликт! А статья 16, в которой говорится об определении долей в каждом поле севооборота! Если по ней действовать то все передерутся, выясняя, кто конкретно собственник этих долей! И не обойтись при введении закона без переходного периода лет до пяти. И главное, чтобы очередная реформа не закабалила крестьянина, а раскрепостила. Члены нашего Тверского отделения Аграрного союза исходят из этого в первую очередь.
Мой давний знакомый, простой сельский житель Юрий Яковлев о законопроекте слышал. Только навязываемое ему определение "купли-продажи земли" отметает напрочь. Лично ему, как и всем аборигенам деревни Никифорково, и продавать нечего, и покупать не на что и незачем. У всех приусадебные наделы в 15 соток и все ковыряются в них сейчас от зари до зари. Посевная.
Пойми, говорит он мне. Окрестные поля рухнувшего совхоза "Яконовский" уже более пяти лет не обрабатываются. И что, кого-нибудь это взволновало хотя бы в райсельхозуправлении? Земля эта принадлежат теперь подсобному хозяйству ткацкой фабрики "Парижская коммуна". Но у той, видно, также денег нет на село. Держат в соседней деревне небольшое стадо, там немного поля засевают. А наши, пока еще полностью лесом не заросшие, прямиком пойдут на откуп "новым русским". Так неужели они будут засевать эти пески? В самый раз под курорт при сосновых борах. И кто что с них спросит! В нашем районе еще в начале 90-х годов осели на земле почти 200 фермеров. Кто из них пашет, сеет, дает продукцию? Что-то ни о ком не слышно. Но земля-то им передана. Где же контроль и рачительный хозяин? Не видно.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля