Сегодня: 2019-09-16    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

КУДА КРИВАЯ ВЫВЕДЕТ…

Вроде бы можно об успехе. Нынче, впервые за 10 лет, сделок заключено на 44 млн рублей. На торжище были замечены генконсулы Германии Франк Майке и Украины Павел Мысник, заммэра узбекского Ургенча Артынбай Аллабергенов, представитель Петропавловска-Казахстанского Владимир Никандров. Правда, до конкретных проектов дело пока не дошло.
Вот что рассказали "КВ" некоторые участники ярмарки.
Николай Мамонтов, гендиректор АО "Юбилейный" (этот свинокомплекс член элитного клуба "Агро-300"): "Мы постоянные участники ярмарки. Да только вряд ли нынче заключим новые контракты нужных покупателей немного".
Александр Топченко, председатель сельхозтоварищества "ОКСИагро" Северо-Казахстанской области: "С Ишимом дружим давно, однако на ярмарке впервые. В 2000 году завязали контакты со здешней кожевенной фабрикой. Она стояла несколько лет, а теперь вырисовывается такая схема. У нас избыток зерна, узбекам шкуры некуда девать, однако дефицит муки и денег. Договорились, что за зерно они будут расплачиваться шкурами, а перерабатывать их будем в Ишиме. Мы уже начали завозить на фабрику оборудование Кроме того, у нас три маслозавода рассчитываем здесь найти потребителей".
Сергей Шевелев, гендиректор Ишимского маслосыркомбината: "Конечно, мы постоянно участвуем в работе ярмарки, каждый раз ждем ее с надеждой. Рассчитываем восстановить деловые связи с северными автономными округами, а с Новым Уренгоем и Сургутом уже наладили…".
Василий Суворов, директор завода пищевых продуктов (Тюмень): "Сейчас выпускаем 19 видов продукции, завод на подеме. Но рынок очень насыщен, трудно отвоевать свою нишу. Поэтому рассчитываем на ярмарку".
Как видно, ожидания оптимистические. Однако вот что смущает. Доминируют в Ишиме местные производители, бесполезно искать конкурентов из Омской, Курганской, Челябинской и прочих соседних областей, хотя продуктов в тюменские магазины оттуда везут очень много. Более того, на ярмарке не было переработчиков из других районов Тюменской же области. "Почему так случилось? спросил я одного из руководителей Тюменской обладминистрации. "Нам ишимскую продукцию надо реализовывать, а не конкурентов поддерживать", ответил чиновник.
Вопреки ожиданиям, не были представлены на ярмарке и крупные потенциальные потребители из северных городов области: Сургута, Нижневартовска, Когалыма, Лангепаса.
И сторически первые города Сибири имели между собой довольно слабые торговые связи, поэтому здесь возникало много сельских ярмарок и торжков. В конце XVIII века только в Ишимском округе их насчитывалось 27. Проводились и базары, причем в разных селах и по разным дням недели чтобы торговцы успевали переезжать с места на место со своими товарами.
Иными словами, уже тогда в Сибири сложилась довольно эффективная товаропроводящая сеть. Шустрые торговцы обезжали села, скупая на местных торжках и ярмарках сало, масло, скотские шкуры, мех зайцев, горностаев и прочих зверюшек и все добро тащили на Никольскую ярмарку. А для сибирских крестьян в Ишим везли уральское железо, костромские и ярославские ситцы, нижнетагильские сундуки, чердынские точила, шадринские пряники. Были и товары заморские: бумага, сахар, краски, чай, шелка, посуда и проч. В 1879 году на ярмарке засекли даже турецкого подданного ротозей посеял свой паспорт.
"Сухой остаток" Никольской ярмарки в период расцвета измерялся 5-миллионным товарооборотом. Для сравнения, оборот Ирбитской ярмарки, что была на Урале, не превышал 3 млн рублей, а курской Коренной, входившей в тройку главных ярмарок страны, достигал 7 млн. Понятно, что нынешняя Никольская являет собой бледное подобие прежней.
В начале ХХ века Никольская ярмарка стала угасать. Видимо, сказался ввод в 1913 году участка железной дороги от Тюмени до Омска, который резко ускорил оборот товаров на огромной территории за Уралом. Но только ли новая магистраль тому виной? Ведь примерно в это же время теряет свое величие Нижегородская ярмарка, а еще раньше, в 1876 году Коренная. В чем же дело?
Подсказку дает известный промышленник тех лет Павел Бурышкин. Он пишет, что в начале ХХ века "руководящее значение во внутреннем торговом обороте перешло к Москве", обясняя это тем, что тогда не успела должным образом развиться рыночная инфраструктура. И это несмотря на то, что к началу Первой мировой войны в стране насчитывалось более сотни бирж.
Видимо, в то время, когда главные ярмарки страны уже утрачивали свое значение, а биржи еще не обрели силу, основные участники рынка: промышленники, торговцы, аграрии и банкиры только осознавали необходимость налаживать действенные горизонтальные и вертикальные связи.
Другими словами, рыночного пространства, устроенного по уму, прежняя Россия до 1917 года обрести не успела. А после него и подавно.

Если в промышленности сегодня худо-бедно конкурируют предприятия, то по части сельхозсырья и продовольствия территории. В головах многих губернаторов гвоздем сидит идея: непременно превратить свои вотчины в самодостаточные. Однако бизнес всегда стремится в соседние пределы, доставляя головную боль тамошним властям. В итоге каждый губернатор роет персональный аграрный окоп. Этот разнобой блокирует появление единого рыночного пространства.
Чиновники понимают, что творится нечто неладное. Вот и Владимир Васильев, директор аграрного департамента Тюменской области, публично признал, что "у нас в России рынок хаотичный". Яркая иллюстрация ситуация с нынешним урожаем. Не успели порадоваться обилию, как поперхнулись. Куда девать? Да и цены скатились к опасной черте. "Если был бы высокий процент клейковины, то все было бы иначе", сокрушается Васильев.
Но ему ли не знать, что в этих местах пшеница с высокими хлебопекарными свойствами да с приличной урожайностью вызревает раз в пять-семь лет. Зато "серые" хлеба родятся нормально. В социалистические времена "сверху" выдерживали специализацию территорий, указывали, где сеять продовольственный хлеб, а где "серое" зерно. Теперь эти методы исчезли, и г-н Васильев жалуется: "Ограничить кого-то сегодня в производстве продовольственного зерна мы просто не имеем права". Но это под силу рыночным инструментам, тем же зерновым биржам. Они, посылая ценовые сигналы, позволяют крестьянам заранее сориентироваться, где и какие виды зерновых сеять.
Но еще важнее то, что те же рыночные инструменты подрывают местечковые рынки, формируют единое пространство. И найдется ли при этом раскладе место Никольской ярмарке? И не в усеченном формате, в каковом она существует последние годы.

Увы, будущее Никольской ярмарки видится туманным. В середине 90-х годов была разработана концепция размещения на юге Тюменской области сети оптовых рынков. В Ишиме рекомендовалось "посадить" мясной и плодоовощной, а в районах, тяготеющих к городу, мелкооптовые. Параллельно в конструкцию ярмарочного холдинга можно было бы встроить и межрегиональную зерновую биржу. Тогда торговля не затихала бы весь год.
О днако биржи не могут работать в рыночной пустыне, а полноценная инфраструктура включает множество элементов и условий. В том числе становление гражданского общества, без которого утопично мечтать о едином рыночном пространстве. В стране должна проявиться самодеятельность производителей, торговцев, банкиров всех партнеров, обединенных в некоммерческие организации и союзы. Об этом буквально вопиют руководители Российского Зернового Союза с момента его основания. Прошедшим летом по этому поводу к руководителям органов территориального управления и предприятий обратился министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев. Я поспрашивал чиновников и хозяйственников никто об этом обращении даже не слыхал. Да и то: любой союз подразумевает открытость, а нашим чиновникам и хозяйственникам есть что скрывать даже от коллег. Вот и имеем вместо ячеек гражданского общества полукриминальные кланы.
И все-таки становление гражданского общества началось, и это в интересах новых крупных корпоративных структур, стремящихся к легальному бизнесу. Правда, скорость этого процесса в разных местах разная, и увеличиваться она будет по мере наведения элементарного порядка. Лишь тогда станет ясно вернут ли нынешние ярмарки былую мощь, величие и российский колорит.
На снимке: "Приходите, гости дорогие".
Фото Николая Убасева

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля