Сегодня: 2019-09-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

НА ЧТО НАДЕЮТСЯ ТЮМЕНСКИЕ ФЕРМЕРЫ На малую толику внимания властей.

СОЗДАЛИ ТО,НЕИЗВЕСТНО ЧТО
Вот с формой-то и пришлось разбираться. Рябов и Лексютин поговорили с шестью дельными мужиками. Это Владимир Исайкин, первейший знаток всей мыслимой в деревне техники; Сергей Натчук, шофер; Николай Дробахин, тракторист; Владимир Малахов, главный зоотехник бывшего совхоза; Иван Лексютин, племянник Лексютина-старшего, механизатор.
Решили так: каждый создает свое крестьянское хозяйство, и все вместе обединяются в союз. Доход распределяют сообща и поровну, независимо от взноса. Все равны на стадии обсуждения планов и все — исполнители. Однако организация производства и труда ложится на самых опытных — на Рябова и Лексютина-старшего. Естественно, все предварительные договоренности закрепили договорами.
Эта юридическая форма напоминает товарищество на вере, предусмотренное Гражданским кодексом. Однако народ внес в закон нечто свое. И четыре года показали, что фермеры не промахнулись, выбрав именно такую форму взаимодействия.
Она, по-моему, больше всего отвечает складу характера россиян, комментирует Рябов. Обсуждаем все вместе, но один организует исполнение того, до чего договорились, и уж тогда все ему подчиняются. И пока нам удается избегать конфликтов.
С МИРУ ПО ПАЮ
Казанский район расположен у черта на куличках: в самом дальнем юго-восточном углу области. Граничит с Казахстаном. Земля здесь — слезы, на каждом шагу торчат лысые макушки солонцов. Полно озер, но людям приходится пить подсоленную воду. Как на грех, и земли мало, в районе нет фонда перераспределения угодий. На пай приходится мизер — 5,3 га. Пашни, понятное дело, еще меньше. Делать нечего, пошли новоявленные фермеры по дворам. Около сотни односельчан, в основном пенсионеры да бюджетники, отдали им свои паи в аренду. Но паи-то виртуальные, на бумаге. Натура оказалась весьма пестрой. Чтобы не обижать людей, поступили так: брали один участок ближний — другой дальний, один на хорошей земле, а другой на неудобьях. Словом, реальность оказалась приземленнее мечты, но жить и работать надо было не на небесах, а среди людей. Значит, хорошо должно быть всем, а не избранным.
Словом, набралось 480 га, теоретически годных под пашню. Однако земля требовала капитального ремонта. «Минералку» тут не вносили с 1986 года, да и перегной тоже. Плодородие резко упало. Вот фермеры и решили — в первую очередь заняться землей. Но как без денег-то? Ведь на деле государство не выделяло ни копейки, а часть средств местного бюджета, которая по закону предназначалась на повышение плодородия, улетучивалась бесследно.
Но голь на выдумки хитра. Хотя в фермерском союзе не оказалось агронома (сам Рябов зоотехник), опыт помог сообразить: стали поднимать плодородие с помощью качественной обработки и паров. Пахали не на 5-7, а на 18-20 см. Ничего нового не выдумывали, просто выполняли все операции так, как сложилось в системе земледелия годами в этой зоне. За три года всю пашню пропустили через пар.
Одновременно подумали о том, на какой сорт пшеницы сделать ставку. Омскую-20 заменили Ильинской-70. Хотя сорт не очень популярный, однако на хорошо подготовленной земле дает приличные урожаи. Два последних года копатиловские фермеры 90% пашни засевают пшеницей, а остаток — ячменем, который сами же используют на откорме свиней. Пережив неурожайный 1998 год, наши фермеры уже в 1999 году добились успеха: с урожаев в 14 ц/га вышли на 22 ц.
Но заботы о том, как рассчитаться за паи, не покидают ежедневно. С имуществом проще — в течение пяти лет обязаны выплатить деньгами равными долями. Сложнее с земельными паями. Областные власти уже давно приняли решение — владельцу в счет арендной платы выдавать десятину от урожая. И копатиловские фермеры, в отличие от многих, этого придерживаются. Среди владельцев земли около 60% пенсионеров, а им нужно не только зерно, но и сено, дрова, помощь в транспорте. Фермеры выкупают порубочные билеты и зимой отправляются в лес. Ежегодно заготавливают около 300 кубометров дров и 300 тонн сена. Цены держат на 20-30% ниже рыночных — на пенсионерах наживаться грех!
Нам важно не только защитить стариков, говорит Рябов, но и создать вокруг себя нормальную атмосферу, утвердить свою репутацию честных и надежных партнеров.
ЗА ИМУЩЕСТВО ПРИШЛОСЬ ПОБОРОТЬСЯ
Рябов сотоварищи оказались первыми, кто посягнул на 8%-ную долю совхозно-кооперативного имущества. Поскольку районные власти сразу признали новое предприятие, фермеры беспрепятственно получили ГАЗ-53, «Ниву» и три разномастных трактора. Все машины, конечно, в преклонном возрасте, изношенные, но на лучшее мужики и не рассчитывали. Латали чем Бог пошлет, подбирали все, что плохо лежит: бороны, запчасти, старую резину. Благо, бывшие рабочие совхоза, став кооператорами, по сути не изменились, и все это добро валялось бесхозным. Однако и умелые руки не могут вечно длить век рухляди. Сейчас, когда появился кое-какой доход, фермеры присматриваются к лизингу — хорошо бы обзавестись комбайном.
А вот с неделимым имуществом было сложнее. Руководство кооператива распорядилось даже за деньги «не пущать» фермеров в гараж, мастерские, на зерносклад. И тогда фермеры обратились в арбитражный суд с иском о взыскании с бывшего родного хозяйства стоимости неделимых фондов, положенных им по закону. И выиграли спор. Правда, средства, и весьма приличные, требовать не стали, понимая, что прежде всего пострадают простые люди. Предложили руководству договориться полюбовно, а решение суда, которое всем было хорошо известно, попридержали наизготовку. Пришлось противной стороне, припертой к стенке, налаживать с фермерами взаимовыгодные отношения. Спустя два года дело и вовсе закрыли — исполнять судебное решение, слава Богу, не пришлось.
И все-таки не оставляет фермеров мечта о собственной базе. Со своим добром, говорят, уверенней смотришь в будущее.
ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО КАК ЗИГЗАГ СТРАТЕГИИ
Как только появятся свободные средства, в первую очередь фермеры решили строить свинарник. Тому есть несколько резонов. Во-первых, появляются зерновые отходы и использовать их лучше самим. Во-вторых, считает Рябов, пора потихоньку пересматривать отношение к ЛПХ. Два первых бездоходных года без скотины на дворе фермеры не выжили бы. Да и сейчас, признается Рябов, семьи держат свиней как страховой запас на случай неурожая, плохой клейковины в зерне или другой напасти. Прямой же экономической выгодой подворье не пахнет. За поросенка, которого растишь год, выручаешь примерно столько же, сколько за тонну пшеницы, но затраты при этом несоизмеримы, и себестоимость свинины, выращенной на подворье, слишком высока.
Приятно, конечно, получать за зерно хорошие деньги, рассуждает Рябов. Однако следом за пшеницей дорожает фураж, а возможность снижать издержки по другим статьям в подсобном хозяйстве мизерная.
Да, пока конкурента подсобному хозяйству в большинстве деревень нет. Но вот покатиловские фермеры нацелились строить свинарник. И если будут производить мясо по малозатратным промышленным технологиям, да если правительство с думцами решатся, наконец, ослабить налоговое бремя и наскрести аграриям льготные кредиты вот тогда ЛПХ как зигзаг в экономической стратегии прикажет долго жить. Ведь редкий чудак в нормальной стране, выращивая зерно, держит в стайке какую-либо живность. Все отменные продукты — в соседнем магазине либо их доставят к порогу — только закажи. Зачем же, вернувшись с поля, еще и на подворье горбатиться?
Но Россия пока живет на особицу.
За четыре года, что действует их союз, фермеры не разбогатели. Вся выручка либо живое зерно уходят на запчасти, ГСМ, и прочие ресурсы, которые получают в виде товарного кредита. Без него пока не обойтись. Однако важнее денег оказалась надежда на то, что, несмотря на наши дурацкие реформы, деревня выживает. В районе, который Рябов знает как свои пять пальцев, практически все хозяйства с прибылью, хотя и мизерной.
За десять лет народ в деревне не разложился, не спился, говорит Рябов, но он в униженном нищенском состоянии. И любая, даже малая помощь властей, любое, даже мизерное продвижение вперед кажется сверхестественным успехом. С приходом к власти Владимира Путина люди стали во что-то верить, улучшается морально-психологическая обстановка. Маленько подбодрить бы людей доступными кредитами, не драть три шкуры — уверяю вас, что сразу настроение поднимется, село станет наращивать обороты.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля