Сегодня: 2019-09-22    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

ГОТОВА ЛИ РОССИЯ СТАТЬ ВЕЛИКОЙ ЗЕРНОВОЙ ДЕРЖАВОЙ?

Очень важно, что конференция проходит под эгидой МСХ РФ. Этого следовало ожидать, поскольку после долгих лет либерализации торговли, когда у нас даже в руководстве многие считали, что только рынок все отрегулирует, мы имеем то, что имеем. Сейчас министерство активно вмешивается в его регулирование и это совершенно правильно. Каждая страна в той или иной мере занимается регулированием зернового рынка.

Как правило, на различных международных форумах, в соглашениях еще продолжает декларироваться необходимость свободы торговли, равных возможностей, справедливой конкуренции. Но на практике уже преобладают требования разумного сочетания свободы торговли с защитой и государственной поддержкой ключевых отраслей. В текущем году после долгих лет невмешательства в сферу купли-продажи МСХ своей интервенцией несколько упорядочило систему реализации зерна в нашей стране.

Мировой рынок продовольствия и особенно зерна является наиболее политизированным и тесно увязанным с ключевыми аспектами экономической стратегии ведущих стран. По масштабам вовлечения государства в его стимулирование и регулирование он намного опережает другие рынки. В таких крупнейших зернопроизводящих странах, как США, Канада, Австралия или страны ЕЭС производство продовольствия, включая зерно, выведено "за скобки" рыночной стихии и контролируется государством с помощью широкого набора бюджетных, административных и правовых норм. Современные принципы торгово-политических отношений на мировом рынке продовольствия определяются уругвайскими соглашениями. В период 1994-2000 годов они предусматривали господдержку производства сельхозтоваров на 20%, снижение таможенных пошлин в среднем на 36%, сокращение субсидирования экспорта по каждому из товаров на 36% и т. д. Далеко не все эти положения были выполнены, Уже в 1997 году от них отступила Европа, затем США. Не отступить было очень сложно. Тем не менее, эти положения сыграли определенную стабилизирующую роль, их хотя бы придерживались и было о чем говорить, когда какая-либо из стран слишком увлекалась.

В США, где сельхозбюджет достиг 60 млрд долл., на поддержку сельского хозяйства ежегодно выделялось порядка 18 млрд долл., а в прошлом году еще принята десятилетняя программа с обемом поддержки 178 млрд долл. Фактически идет скрытая война между США и ЕС, страны которого тратят на поддержку сельхозпроизводства 33 млрд долл. Япония на эти цели направляет 31 млрд долл. Такие серьезные вложения иначе как протекционистскими не назовешь. У нашего министерства таких возможностей, конечно же, нет. Тем не менее, регулированием рынка заниматься надо. И очень хорошо, что эту позицию оно четко отстаивает.

В долгосрочной перспективе, благодаря регулированию, значительный рост цен на продовольствие маловероятен. Сегодняшний мировой уровень цен естественно будет колебаться, но серьезных скачков не предвидится.

Мировые мощности, потенциал прироста, запасы продовольствия позволяют восстановить баланс между спросом и предложением на относительно низком ценовом уровне. Срок восстановления запасов в случае каких-то катаклизмов не превысит двух лет. В последние годы все четче проявляется тенденция сокращения запасов, поскольку такое вложение денег есть не что иное, как их замораживание.

Вопрос об экспортных перспективах России очень непростой. Если говорить об этом, как о генеральном направлении, стоит задуматься, а надо ли нам стремиться к этому? Рынок, который мы можем взять под себя, очень ограничен. Цифры о производстве зерна у нас и в мире говорят о том, что он на сегодняшний день заполнен. За последние три десятилетия в корне поменялись характер и специализация стран и регионов. Если раньше Европа была импортирующим регионом, то сегодня это крупнейший производитель и экспортер зерна. Такая же метаморфоза произошла с Китаем, превратившимся в крупнейшую зерновую державу, производящую почти 500 млн т зерна. Забавно, что, по прогнозам аналитиков США начала 90-х годов, Китай к концу века должен был импортировать 40 млн т. В действительности все получилось наоборот. Вот что значит правильная аграрная политика. Ушел также из потребительского рынка СССР, завозивший до 43 млн т в год. Эти перемены изменили расстановку сил на мировом рынке.

Основным направлением должна стать работа со странами региона Средиземноморья: Сирией, Египтом, Тунисом, Марокко и самым крупным потребителем основного нашего экспортного продукта ячменя Саудовской Аравией. Хотя, надо сказать, что они тоже резко сократили закупки зерна. Нам надо сосредоточить внимание на двух продуктах: пшенице и кормовом ячмене. А если бы мы в достаточном количестве выращивали пивоваренный ячмень, то могли бы занять еще большую часть рынка. Сегодня этот потенциал у нас фактически не используется, хотя востребованность этого продукта в мире очень высока.

В этом году, по оценкам экспертов, пшеницы в мире будет выращено 591 млн т, что на 23 млн т больше прошлогоднего обема. Большинство стран основных производителей зерна в прошлом году в связи с природными катаклизмами имели недобор. Сегодня, накануне посевной, у них пока налицо все предпосылки для успешного проведения года. Поэтому говорить о том, что мы сможем остаться на мировом рынке экспортером пшеницы, надо осторожно

К тому же настораживают собственные реалии. В министерстве уточнили цифру недосева. Раньше считали 1,8 млн га, теперь называют 2,5 млн га. А это уже совсем другая картина. Плюс неустойчивая зима. Обычно из озимых выпадает 1,7-2,5 млн га, в самые плохие годы 3,2. Суммируя площади предполагаемых потерь, получим 4,5-5,5 млн га. Урожайность озимых в среднем 25 ц/га, яровых же 12,5. Умножим и получим цифру потерь 10-12,5 млн т пшеницы. Ясно, что 40 млн т пшеницы обеспечат только внутреннее потребление. Конечно же, ограничений на экспорт никто не ставит, но потенциал возможностей будет иным. К тому же не приходится говорить о качестве. Западу нужна либо качественная пшеница, либо фураж. А фураж это совсем другая цена. Происходящий в мире рост сборов пшеницы несомненно отразится на ценах. А если не будет более-менее приличной разницы в ценах, то, очевидно, у коммерческих организаций снизится интерес. Словом, пшеницу скорее всего из категории экспорта нынче можно исключить.

О ячмене. В целом его мировое производство 120-130 млн т. Мы производили 20-22 млн т. Оценивая ситуацию текущего года, можно предположить, что площади, выпавшие из-под озимых, явно будут засеяны ячменем. Если не подведет погода, ячменя можно вырастить порядка 20 млн т. При нынешнем потреблении экспортный ресурс появится. Если в прошлом году мы отправили на экспорт около 3 млн т, то в нынешнем году может быть несколько больше.

Спрос на ячмень всегда есть и будет. Кроме нас, серьезные производители этой культуры Австралия и Евросоюз, экспортные возможности которого явно выше наших. Примерно равные с нашими возможности у Украины, состязаться с которой нам всегда очень сложно. Таким образом, утверждать, что Россия в ближайшее время станет великой экспортной державой, преждевременно.

Каковы же наши экспортные возможности в целом? Несмотря на хорошие урожаи двух прошлых лет и возникшую в связи с этим некоторую эйфорию, надо сказать, что на самом деле относительно своих потребностей мы производим очень и очень мало. Производство прежде всего надо увязывать с потреблением. Мы об этом в последние годы забыли, стали говорить, что мы экспортная держава. Но с нашими 3,5% от мирового обема так говорить можно только в своем кругу. Раньше Россия потребляла порядка 120 млн т зерна. При этом сама обычно производила более 100 млн т.  Согласно статистике, в 1986-1990 годах 104,7, в 1990-1995 88, а в 1996-2000 63 млн т. Это значит, что наш обем относительно потребностей снизился почти в два раза. Еще раньше, в 1970-е годы Россия иногда приближалась к 130 млн т. Это говорит о том, что потенциал у нас очень высокий. Если мы при нынешнем потреблении вернемся хотя бы к тому, что было, зерна будет в избытке.

За последние годы площади под зерновыми в России значительно сократились. В начале 90-х было 62 млн га, сейчас около 46. Ясно, что надо реанимировать заброшенные земли, начать в необходимом обеме использовать удобрения. В свое время их вносили 15-16 млн т, сейчас же не более двух. Начинают восстанавливаться животноводческие мощности, в ближайшем будущем они востребуют зерно. Словом потенциал у России есть. При разумной сельскохозяйственной политике он вполне достижим. Пока что он находится в стадии ожидания, не востребован. Совершенно очевидно, что регулирование рынка надо бы направить в это русло. Это тем более актуально, что за рубежом нас не ждут.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля