Сегодня: 2019-09-22    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

РАЗВИТИЕ КРЕСТЬЯНСКОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ.

Нет сколько-нибудь существенной области общественной и хозяйственной жизни, сферы функционирования государства, которая бы оказалась не захваченной кипучей реформаторской деятельностью Петра Великого.

Петр I своим воспитанием и образованием не был подготовлен к осуществлению какой-то осмысленной финансовой политики, которая бы способствовала развитию производительных сил страны, увеличению на этой основе государственных доходов.

Как бы ни изощрялся царь, изобретая все новые и новые источники доходов, в конечном счете поступления в казну зависели, как принято сейчас говорить, от налогооблагаемой базы. А она не увеличивалась с введением самых причудливых поборов. Главными товаропроизводителями являлись крестьяне, в меньшей мере владельцы фабрик и заводов и ремесленники. Купцы, уплачивавшие подати, сами новой потребительной стоимости не создавали. Реальное увеличение поступлений в казну (прямое или опосредованное) можно было ожидать только через крестьян. Разумеется, при условии, что будут расти обемы производимого ими продукта. Прежде чем говорить о новациях Петра по увеличению поступлений из деревни, коротко скажем о структуре крестьянского сословия России в то время. В него входили:

государственные черносошные крестьяне наименее угнетенные по сравнению с другими;

крепостные крестьяне, принадлежавшие помещикам;

крестьяне монастырские, при Петре изятые у церквей и монастырей и переведенные в разряд экономических;

дворцовые крестьяне, принадлежащие царской фамилии;

крестьяне, приписанные к фабрикам и заводам;

крестьяне-однодворцы, бывшие когда-то землевладельцами, но измельчавшие, однако сохранившие личную независимость.

Тягловые крестьяне всех категорий платили подати в царскую казну. Естественно, тяжелее приходилось тем, над которыми были владельцы (помещики, церкви и монастыри). Крестьяне, как государственные, так и помещичьи, жили в основном общинами. Как пишет Ключевский, "земля делилась между дворами по наличным рабочим силам каждого двора, делилась принудительно, навязывалась. Это потому, что размером надела определялась для каждого крестьянина соответственная тяжесть сословных обязанностей, падавших на крестьянство; как скоро это соответствие ходом нарождения и вымирания нарушалось, земля переделялась для восстановления равновесия. Таким образом, земля была не источником повинностей, а вспомогательным средством для их исполнения".

За время правления Петра подати с каждым годом возрастали и наконец стали просто непосильными. Поскольку поступления от крестьян не увеличивались, царь по совету многих "доносителей" стал склоняться к изменению податной системы с целью расширения той самой налогооблагаемой базы. Так появилась подушная подать.

Переход к ней ускорило решение о возложении обязанностей по содержанию армейских полков на отдельные провинции. Чтобы определить возможности территорий, в 1718-1727 гг. была проведена перепись крестьян (ревизия). Первые же ее результаты показали, что податных крестьян очень мало и содержать армию за их счет будет невозможно. Тогда стали расширять их круг. Историк Платонов пишет: "Сперва считали крестьян и холопей пахотных, потом предписано было заносить в "ревизские сказки" и непахотных зависимых людей, наконец, стали записывать и "гулящих" (не приписанных к сословиям) людей".

Сколько рассчитывал Петр получить в результате введения подушной подати, трудно сказать, но то, что поступления в казну увеличились, несомненно. Сборы от прямых налогов с крестьян возросли с 1,8 миллиона рублей до 4,6 миллиона (всего поступления в бюджет равнялись 8,5 миллиона рублей), что являлось результатом увеличения числа податных людей и размера подати. При Петре она поднялась с 70 копеек до полутора и более рублей.

Что же в результате произошло?

Во-первых, число податных крестьян (душ) стало больше. Они включались в общины, наделялись землей. Значение сельской общины возрастало. Во-вторых, помещик становился не заинтересованным держать у себя много холопов слуг, не занятых тяглом, так как подати за них он все равно должен был платить. Это следует считать прогрессивным результатом введения подушной подати. В третьих, возложение на землевладельцев ответственности за уплату податей всеми, кто находится на их земле (кроме крестьян из холопов "гулящие" люди и другие не крепостные), делало их зависимыми от помещика. Таким образом, крепостное право и углублялось и расширялось, свободных земледельцев становилось все меньше.

Но реакционность нововведений Петра в крестьянском вопросе этим не исчерпывалась. Кауфман, один из лидеров партии кадетов, писал: "Под влиянием этого же указа у них (крестьян. В.К.) установилось общее владение землею и соразмерное распределение ее между отдельными членами. Вместе с этим стали уничтожаться в России деревни и хутора и образовываться большие села, которые и являлись общинами…"

Таким образом, пути российского крестьянства, благодаря решительному вмешательству Петра, разошлись с крестьянами остальной Европы. Когда у нас хутора и мелкие деревни уничтожались, у "них" поддерживались и создавались новые.

Пройдет два столетия, и Петр Столыпин, также великий реформатор, жизнь положит на борьбу с наследием своего великого предшественника Петра I. Кампания Петра по уничтожению мелких крестьянских поселений еще не раз даст свои рецидивы, вплоть до курса КПСС на коллективизацию, а затем обединение мелких колхозов в крупные с уничтожением "неперспективных" деревень. А потом вновь, как в столыпинские времена, фермеры начнут создавать свои хутора и возрождать некогда погибшие деревни.

Однако вернемся к петровскому времени. Закрепление за территориями воинских частей усилило гнет крестьян. В дополнение к помещику, царскому чиновнику появился еще и воинский начальник. Ему надо было кормить солдат и получать себе жалованье. То и другое можно было обеспечить только за счет крестьян. Кроме того обустройство воинских частей также производилось за счет населения, а пока дворов-казарм построено не было, солдаты размещались по крестьянским избам.

Сбор податей в пользу военных должны были производить земские комиссары. Но понимая, что им будет это делать чрезвычайно трудно, Петр велел, чтобы в 1723 г. при сборе вместе с комиссарами участвовали и офицеры. Попробовав раз, стал так же делать и далее. Три раза в год (по два месяца за один раз) команды обезжали крестьянские дворы, останавливаясь на постой, наводя ужас на население. В определении Сената в 1725 г. говорилось: "Платежом подушных денег земские комиссары и офицеры так притесняют, что крестьяне не только пожитки и скот распродавать принуждены, но многие и в земле посеянный хлеб за бесценок отдают, и от того необходимо принуждены бегать за чужие границы".

Понимая, что бесконечно увеличение податного бремени продолжаться не может, царь пытается хотя бы ослабить поборы со стороны помещиков, а заодно и ограничить их произвол по отношению к крепостным. В ряду мер в этой связи интересен царский указ от 23 марта 1714 г. об учреждении майората, направленного против раздела помещичьих имений. Царь разясняет в нем: "Разделением недвижимых имений наносится большой вред интересам государственным и падение самим фамилиям: если кто имел 1000 дворов и пять сыновей, то жил в изобилии; когда же по смерти его дети разделились, то им досталось только по 200 дворов; но так как они не желают жить хуже прежнего, то с бедных крестьян будет пять столов, а не один: таким образом, от этого разделения казне государственный вред, а крестьянам разорение". И указом предписывается: "Кто имеет несколько сыновей, может отдать недвижимое одному из них, кому захочет".

Вроде бы разумный указ, и Соловьев очень даже восхищается им. Но вот читаем "Великую реформу" (т. I, с. 86): "Указ прошел бесследно для дворянских судеб, был сорван на практике, и, наконец, 17 марта 1731 года он был отменен при императрице Анне…" В общем, этот указ постигла та же судьба, что и многие другие петровские нововведения, ненадолго пережившие самого реформатора.

Чтобы оградить крестьян от помещиков-самодуров, царь издал указ в 1719 г., которым предусматривалось отбирать имения у тех, кто допускал разорение своих крепостных. На защиту прав крестьянина, если вообще можно говорить о правах крепостного, направлен указ 1721 г., запрещавший продавать членов семей раздельно. Но, похоже, и этот указ "работал" не очень. Во всяком случае у Платонова читаем: "Уже при Петре началась продажа крестьян без земли не только семьями, но и в розницу, и Петр напрасно прилагал старания прекратить этот обычай".

Многие заимствования Петра из увиденного им в Европе имели отношение к сельскому хозяйству. Но они касались или второстепенных направлений, или введения ранее отсутствовавших видов деятельности. К коневодству, тонкорунному овцеводству, шелководству, распространению культуры картофеля и табака царь-реформатор имел отношение. Что же касается жизни основной массы крестьян, уровня их хозяйства, способов повышения его эффективности, то все это не входило в круг его интересов и приоритетов. Хотя делались попытки завезти в страну породистых животных, новые сорта растений, орудия труда и т.д. Известно, например, что Петр направлял остзейских крестьян по российским губерниям для обучения населения уборке хлеба с помощью кос вместо серпов. Но серьезных успехов от таких спорадических импульсов быть не могло.

Заводы и фабрики требовали большое количество рабочей силы. Привязанные крепостной зависимостью к земле крестьяне не могли переходить в категорию рабочего класса. Не помышляя об отмене крепостного права (а только такой шаг мог обеспечить поступление на рынок труда большого количества рабочих), Петр ничего другого не мог придумать, как стал прикреплять (приписывать) к заводам и фабрикам крепостных крестьян. Мировая практика развития промышленности не знала подобного. Везде промышленный подем начинался с освобождения крестьян в результате буржуазных революций. Россия здесь стоит особняком.

Приписывая деревни с крепостными к заводам, царь строго регламентировал, чтобы крестьян "без заводов отнюдь никому не продавать и не закладывать, и никакими вымыслами ни за кем не крепить, и на выкуп таких деревень никому не отдавать".

Но по мере развития заводов потребность в рабочих возрастала и приписных крестьян оказывалось недостаточно. По просьбе владельцев заводов и фабрик 17 января 1721 г. вышел царский указ, разрешавший купцам и заводчикам покупать крестьян в собственность. В указе оговаривалось условие покупки деревень: "токмо под такою кондициею, дабы те деревни всегда были уже при тех заводах неотлучно".

Нет смысла говорить о том, какая великая польза была бы для России, осени Петра мысль об освобождении крестьян. Ему бы многое удалось, учитывая абсолютную власть и сильную волю, сметавшую все на пути к цели, появившейся в его голове.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля