Сегодня: 2019-09-22    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

КАК ЗАГРУЗИТЬ ЭЛЕВАТОРЫ? Тут надо всю систему улучшать.

Посмотрим на структуру нашего элеваторного хозяйства. Сегодня средний элеватор (50-тысячник) можно купить за 0,5 млн долларов. Построить же аналогичные емкости стоит гораздо дороже. К примеру, американская фирма "Батлер", производящая самые недорогие элеваторные емкости, у себя в США продает металлические рифленые банки с соответствующей начинкой по 50 тыс. долл. за тонну емкости. В сравнении с нашими это, как минимум, в 5 раз дороже. Так ведь то металлические, а бетонные же, как у нас, стоят более 100 тыс. долл.

Ситуация парадоксальная. От советского периода мы получили емкостей хранения примерно на 95 млн тонн, из них 20-30% уже безвозвратно погибли. Вся унаследованная инфраструктура создавалась, исходя из задач, стоявших перед советским государством. А они были простые урожай собрать и тут же отвезти поближе к местам потребления. Рынок все поменял. И структуру спроса и структуру предложения. Соответственно география распределения зерна тоже поменялась.

Структура же хранения за это время не поменялась никак, мы ничего не строим. Очевидно, что часть регионов обладает явно избыточными мощностями по хранению, а другая часть испытывает дефицит. При этом общая загрузка в стране выглядит довольно смешно. Информация Госкомстата на 1.04.2003 г.: всего в наличии емкостей на 25 млн т, в сельхозорганизациях на 15,4, в заготовительных и перерабатывающих предприятиях на 9,6 млн т. Т. е. на элеваторах хранится всего треть от имеющегося в стране зерна. Отсюда качественные показатели. В дореформенные годы 87% зернового вала было представлено продовольственной пшеницей, а сегодня чуть более 60%. Резко упала доля высококачественной пшеницы.

При средней загрузке элеваторов по стране 40-50% себестоимость хранения принципиально не может быть низкой. Элеватор надо загружать на "полную катушку", тогда себестоимость хранения каждой тонны будет достаточно низкой. Сегодня же она отпугивает потенциальных клиентов.

Есть и еще целый ряд существеннейших факторов, влияющих на обемы размещения на элеваторах зерна. Может, и имела бы смысл перевозка зерна из зернопроизводящего в зернопотребляющий регион и хранение его там, если бы не высокая себестоимость хранения, не бешеная стоимость транспортировки, не отсутствие инфрастуктуры и, следовательно, возможности качественного хранения и сохранности на тех предприятиях, которые мы имеем.

Очень существенный фактор отсутствие денег. Чтобы запастись на весь сезон, надо существенно потратиться. Доступа же к финансовым ресурсам нет. Производство имеет сезонный цикл. Вы покупаете зерно на год вперед в период самых дешевых цен и храните у себя. Весь мир такие операции осуществляет на банковские ресурсы. У нас же взять кредит в банке крайне трудно. Ставки по кредитованию настолько высоки, что опережают ставки по хранению. Процесс принципиально не окупается.

Эти проблемы накопились за годы реформ. При этом мы не сможем вспомнить никаких мер, которые принимались бы государством и стимулировали бы их решение. Что государство может сделать, о каком государственном регулировании можно говорить, на что акцентировать власть? Главная задача государство должно добиться востребованности существующих мощностей. Это автоматически приведет к повышению инвестиционного интереса к отрасли. Но для этого надо производить большое количество зерна. И надо акцентировать власть, прежде всего на том, чтобы государство жестко следило за доходностью производства. Именно потеря доходности приводит к снижению валовых сборов, отсутствию стимулов, умиранию мотивации для расширения производства. От того, сколько будет крестьянин производить зерна, зависит будущая загрузка мощностей.

Другая важная задача государства поддержка развития современных технологий. Время идет технологии меняются. Если денег нет для села, то на это должно хватить, не так уж много здесь требуется. Есть один "горячий" аспект этой проблемы, не обращать внимание на который тоже нельзя. Весь мир расширяет посевы трансгенных культур, уже более 60 млн га ими засевается. В России же ситуация парадоксальная. Мы завозим по импорту трансгенные продукты, а на производство таких культур у себя наложили запрет. Государству следует обратить серьезнейшее внимание на развитие биотехнологий, это наш огромный потенциал. С нашими посевными площадями, если мы достигнем хотя бы европейской урожайности, мы станем экспортной мировой державой и можно гарантировать, что все емкости хранения будут перегружены.

Недостаточно внимания уделяется транспортной инфрастуктуре. При наших территориях мы не можем не вкладывать в ее развитие. Вот текущая ситуация. В европейской части России сегодня зерна нет. Свою роль сыграл экспорт. По прогнозам, переходящих запасов на 1 июля будет около 10 млн т. Все зерно находится за Уралом. При этом имеется немало невостребованного зерна. Скажем, в Новосибирске порядка 300 тыс. тонн его просто некуда девать. Можно было бы вывезти, но в европейскую часть крайне дорого. А в дальневосточные порты, даже при наличии 50-процентной скидки на ж/д тарифы, предоставляемой государством для экспорта зерна, вывезти невозможно. Одна-единственная железная дорога перегружена. В будущем, даже произведя огромное количество зерна и внедрив передовые технологии, мы столкнемся с проблемой транспортировки.

Кроме того, сами наши предприятия должны привести структуры своих мощностей в соответствие с потребностями рынка. Зачастую не справляются подездные пути, нории и прочее оборудование. При емкостях в 60-70 тыс. тонн норматив по отгрузке до 1 тыс. тонн в сутки, конечно, очень мал. Все элеваторы во всем мире при развитой инфраструктуре зарабатывают, прежде всего, на перевалке и подработке, а не на хранении. Именно такую структуру у нас надо развивать.

Всем известны проблемы с лабораториями. Кроме того, существует системная проблема. Это определение качества на элеваторах. Инспекторы являются работниками элеватора, что само по себе абсурдно. Нет обективности в определении качества, нарушаются интересы хранителей, которых пугает постоянное их "обувание" при приемке зерна. Вот и не везут его на элеваторы. Инспекторы должны быть независимыми, федеральными.

Что касается лицензирования, я вообще не понимаю, зачем было введено лицензирование хранения. Ранее мы лицензировали только хранение для государственных нужд. Сейчас все повально. Его необходимо проводить лишь с одной единственной целью. Лицензия должна давать право элеватору имитировать складские свидетельства, т. е. гарантировать повышенную надежность хранения. Вот что должна давать лицензия, и вот что должно контролировать государство. Сохранность зерна под складскими свидетельствами. Осуществляемое же лицензирование просто формальная процедура, смысл которой не совсем понятен.

Существует масса других актуальных задач, стоящих перед государством. Среди них изыскание средств на написание технических регламентов в связи с предстоящим вступлением в ВТО, необходимость распространения лизинга на перерабатывающую промышленность, кредитование, страхование и некоторые другие.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля