Сегодня: 2019-09-21    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

АЛЬ-КАПОНЕ ИЗ РОМОДАНОВО

"САХАРНЫЙ КОРОЛЬ" ПОДОЗРЕВАЕТСЯ В УБИЙСТВЕ

Этот заголовок позаимствован у одной из многих саранских газет, которые дружно описывают то, что случилось 9 мая с.г. в районном центре Ромоданово. Вечером, когда праздничные народные гуляния в местном парке еще не завершились, неподалеку сошлись около десяти человек, прибывших к месту на машинах. В числе собравшихся находился известный в районе бизнесмен — генеральный директор местного сахарного завода Геннадий Митронин.

Личность эта — незаурядная, поэтому расскажем о ней поподробнее. Начал Геннадий Валентинович свою трудовую деятельность в 1986 году после окончания Мордовского государственного университета. Сначала работал инженером-механиком ромодановского колхоза имени А.С.Пушкина. Через год стал депутатом райсовета, возглавил известное в республике хозяйство — колхоз имени Суворова. Весной 1996 года Митронин встал во главе Ромодановского сахарного завода. За эти годы он снискал себе славу хозяйственника неплохого, но, как бы помягче это выразить несколько авантюрного, жесткого и, порой, излишне изворотливого. Конечно, настоящему хозяину больно смотреть, допустим, как разрушается оставшийся бесхозным небольшой асфальтовый заводик. Но все же до того, чтобы разобрать строения и использовать железобетонные плиты для строительства гаража у себя на заводе — до этого есть известная дистанция…

Впрочем, славен Митронин в Ромоданово не только гражданским, но и жилищным строительством. К его личному особняку — новехонькому кирпичному коттеджу в двух с половиной уровнях ромодановцы чуть ли не экскурсии водят.

"Таких-то красавцев, — говорят они, — больше двух-трех во всем районе не сыщешь!"

Однако вернемся к событиям того праздничного вечера.

Напряженная дискуссия между участниками разборки накалялась и накалялась. Потом кто-то сездил визави по физиономии, началась драка. Как говорят, в ходе ее началась стрельба…

Несколько часов спустя возле здания РОВД стоял автомобиль, на переднем сиденье которого оказался труп молодого мужчины с пробитой из огнестрельного оружия головой. Судя по найденным там же гильзам, стреляли из пистолета Макарова. (Кстати, ромодановцы между собой поговаривают, что Г.Митронин, порой, бывая подшофе, похвалялся "стволом" именно такой системы). Словом, вопросов и у милиции, и у прокуратуры к директору сахарного завода оказалось достаточно, чтобы на первых порах районный суд удовлетворил ходатайство о содержании его под стражей. (Сейчас эта мера изменена на подписку о невыезде).

ИЗНАНКА ЗАГЛЯНЦОВАННОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Здание заводоуправления сахарного завода не производит впечатления делового центра сверхприбыльного предприятия. Обычные два этажа. Территория, правда, зеленая, чистая проходная.

Поездка в Ромоданово состоялась три недели спустя после описанных выше событий. Директора на месте не оказалось. Журналиста «Крестьянских ведомостей» принял его зам Ю.В.Панченко.

— Сахарный завод Ромоданово сейчас — это закрытое акционерное общество, — рассказал он. — Его учредители с долями пятьдесят на пятьдесят — Республика Мордовия (в лице держателя акций — Фонда имущества Республики Мордовия) и ЗАО "Сахинформинвест".

 — Директор сейчас, сами понимаете, занят, что и понятно, — продолжил Юрий Викторович. — На темы происшедшего говорить не могу. А вот, что касается производственных тем — пожалуйста.

По утверждению замдиректора, завод сейчас работает рентабельно, вовремя рассчитывается с поставщиками свеклы — то сахаром, то авансированными семенами. Оказывает транспортные услуги по доставке корнеплодов с поля на завод. Конечно, бывают сбои в виде неплатежей со стороны партнеров-сельхозтоваропроизводителей. Но в целом — выход сахара порядка двенадцати процентов обеспечивает прибыль.

Управление заводом (по-модному — менеджмент) думает о реконструкции, увеличении почти вдвое обемов переработки сахарной свеклы, доведении потенциала мощностей до трех тысяч тонн… Словом, если не благостная, то уж точно — красивая картинка получается.

А ведь не совсем она точна. Директора коллективных хозяйств действительно получали и семена, и горючее, и средства химической защиты растений.

Да вот только платил за все это не завод (читай в ромодановской реальности — директор завода Митронин), а привлеченная инвестором-совладельцем компания, на основании трех- и двухсторонних договоров и контрактов. Давальческая схема финансирования проста и понятна любому экономисту-аграрнику. Хозяйства, благодаря полученным средствам, выращивают сахарную свеклу, поставляют ее на переработку заводу, получают в договоренной пропорции белый сахар, которым расплачиваются с кредитором. Остаток — прибыль предприятия.

И все бы хорошо, да вот только… Митронин произвел удержание сахара у хозяйств, но в счет расчетов с компанией-кредитором его так и не передал, несмотря на неоднократные требования. Естественно, кредитор занимается судебным взысканием своего добра. Ну, а Митронину-то что?

Закавыка данной юридической ситуации состоит в том, что ответчиками по кредитам являются хозяйства-производители сахарной свеклы. Получается, по сути, что они, обманутые директором сахарного завода, не только лишились принадлежащего им сахара, но и будут вынуждены повторно отвечать по предявленным к ним требованиям.

Вот и стоят эти бедолаги-директора сельхозпредприятий в очередь к всесильному Митронину на лестнице с первого этажа до второго, где приемная сахарозаводчика. Стоят в робкой надежде, что может, смилуется тот, отгрузит причитающийся им сладкий песок.

Куда там! По информации судебного пристава, производящего арест имущества, "к настоящему моменту белый сахар, подлежащий передаче, на заводе отсутствует".

Не все просто и с  транспортными услугами.

Митронин без согласования с акционерами выделил входящие в основные фонды грузовики и прицепы в отдельное предприятие, состав учредителей которого можно только представить. Так вот, все транспортные услуги производителям сахарной свеклы завод покупает у данной транспортной фирмы. И уж тут- то с расчетами все в полном порядке. Как, впрочем, и с расчетами завода с подконтрольным Г.Митронину сельхозпредприятием… СПК имени Суворова. (Вспомним начало трудовой деятельности). Оно получило с завода весь причитающийся обем переработанной продукции — белого сахара вне всяких очередей.

В РОМОДАНОВО ГОВОРЯТ ШЕПОТОМ

Картина вырисовывается все четче и четче.

Чем больше пытаешься разобраться в ситуации вокруг ромодановского сахарного завода, тем заметнее становится одна деталь. Ни обиженные поставщики свеклы (а их, обиженных, немало среди семидесяти предприятий и более трех сотен частников), ни простые ромодановцы на митронинские притеснения вслух не жалуются. Пересуды, шепотки, ропот, конечно, имеют место. Но — между собой. В суды, арбитраж граждане и юридические лица предпочитают не обращаться, исков заводу не выставлять. Почему — понятно. Неоднократно Митронин фигурировал в уголовном деле и расследованиях. Суммы неплатежей, недопоставок, нерасчетов составляли миллионы рублей. Но каждый раз находились причины для прекращения дела

Вот и тот фермер, что своих ста тысяч третий год дожидается. На предложение поговорить с заместителем директора в присутствии журналиста ответил отказом, хотя во время беседы ждал представителя "Крестьянских ведомостей" внизу в машине. Мол-де Юрий Викторович все равно финансовые вопросы без директора не решает. А в арбитраж обращаться… Адвокат посоветовал попробовать побеседовать с Митрониным еще разочек. Вдруг тот вспомнит, как в перестроечные времена по соседству председательскую лямку тянули, глядишь, разжалобится…

А пока же он… прекратил свеклой заниматься. Его примеру следуют и другие. Так, недобросовестное управление сахарным заводом, практически, сводит на нет все усилия руководства Мордовии по расширению свекловичных посевов. Что это? Непреднамеренный шантаж?

Не хочется без достаточных на то оснований или решения судебных органов рисовать из лидера мордовского сахарного производства этакого ромодановского Аль-Капоне.

Думается, корень проблемы все-таки в том, что сахарный завод в республике один. Понятное дело, отсутствие конкуренции поневоле толкало бы любого предпринимателя-переработчика подминать под себя производителей сырья (вспомним товарища К.Маркса). А уж особенно, если сам человек, волею судеб попавший на должность единовластного руководителя такой монополии, мягко говоря, не вполне соответствует представлениям о добропорядочном законопослушном предпринимателе и гражданине…

В такой ситуации, наверное, свое слово должны сказать акционеры. Ведь и руководство республики, и московские инвесторы заинтересованы, в конечном итоге, в повышении рентабельности производства, росте доходов и производителей сахарной свеклы, и самого завода. Ведь те 12 процентов выхода конечного продукта в Голландии или Дании вызвали бы просто смех — там-то уровень выхода сахара в 16 процентов уже далеко не предел. Да и в России тоже. Похожий завод с аналогичным по типу и сроку службы оборудованием в соседней Ульяновской области (одна климатическая зона и, значит, сахаристость свеклы такая же) стабильно извлекает по четырнадцати процентов сахара из корнеплодов.

А «лишних» два процента выхода сахара — это суммы немалые и в виде налогов в бюджет, и в виде чистого дохода для республики — держателя половины пакета акций. Самый укрупненный подсчет показывает, что 2 процента «лишних» потерь от 180 тысяч тонн поставленной на переработку сахарной свеклы при средней цене тонны сахара в 500 долларов эквивалентны суммам, исчисляемым десятками миллионов рублей. На такие вот деньги страдают и поставщики корнеплодов и один из основных акционеров сахарного завода — правительство Республики Мордовия.

На такие суммы не один коттедж построить можно.

В данных заметках нет загодя выработанных утверждений. Больше вопросов. Вопросов простых и экономически естественных. Появились они после краткого изучения ситуации на ЗАО "Ромодановский сахарный завод". Надеемся, что после опубликования статьи у руководства аграрной отраслью Мордовии тоже проснется любопытство.

Что же до Г.В.Митронина… Собор Иоанна Богослова в Саранске расположен на улице с приметным названием — Демократическая. Причащался ли в нем антигерой этой статьи — неведомо. Да и знать не хочется.

Постскриптум. Улица Демократическая одним своим концом выходит на улицу Советская, другим — на Коммунистическую.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля