- Крестьянские ведомости - https://kvedomosti.ru -

Кто вылечит землю?

Ошеломляющие факты содержатся в недавних докладах ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН) и Всемирного совета по пшенице.

Оказывается, здоровье почвы уже вплотную подошло к той черте, за которой — исчезновение почти всей российской пашни в ближайшие 10-13 лет, сообщила «Газета СНГ». Кстати, об этом же давно, можно сказать, кричат данные и российского Минсельхоза. Проще говоря, в России до сих пор нет современного кадастра сельхозугодий, в котором четко отражалось бы реальное состояние почвы, и соответственно, ее плодородие. Такие документы, правда, имеются в отдельных регионах, а также в отрывочных, периодических выкладках Минсельхоза, Госкомстата РФ и той же ФАО. Но и их выводы неутешительны: по темпам эрозии, а, значит, выбытия из сельхозпроизводства российская агропочва занимает одно из первых мест в мире с 90-х годов. Кроме того, если в 1996 г. площадь сельхозугодий в РФ составляла 220 млн га, то в 2002 г. — чуть более 185 млн га, более 50 млн га грозят опустынивание, окисление и засоление в ближайшие пять-семь лет.

Наиболее быстро эти «недуги» распространяются в южном, восточном Нечерноземье, а также на севере и востоке Ростовской области. Каждый третий гектар пашни и пастбищ нуждается в срочном «лечении», а площадь мелиорированных земель за последние четыре года сократилась почти на треть — до 7,5 млн га. Из-за нехватки и ухудшения качества водоснабжения, как и самих водоснабжающих систем, примерно две трети общей сельхозплощади Нижнего и Среднего Поволжья, прежде всего Калмыкия и заволжские районы Астраханской и Волгоградской областей, превратились в солончаковую пустыню. Процесс этот наступает и на соседние — центрально-европейские и западные регионы страны, проникая даже в Белоруссию и на Украину. Целинные в прошлом угодья Заволжья, Оренбуржья, Алтая и южных районов Западной Сибири превращаются, по данным Минсельхоза РФ и Роскартографии, в земли, непригодные даже для экстенсивного (т.е. отгонного) животноводства. А ведь в этих регионах, заметим, производится до 40% растениеводческой и животноводческой продукции в России.

Государство же едва справляется со своими программами по «излечению» сельхозпочв. По данным бывшего замминистра сельского хозяйства РФ Владимира Алгинина, «за 1993-2002 годы мероприятия по известкованию кислых почв выполнены лишь на 26 процентов, по фосфоритованию — на 20, а по гипсованию — лишь на 12%. Внесение органических удобрений составило чуть более 29 процентов от намеченного, а минеральных — только 21%». Основные причины прежние: нехватка денег, отсталые технологии, наконец, запущенные болезни почвы. Что касается использования на эти цели земельного налога, то, как полагает замминистра, у регионов много других проблем, поэтому из перечисленных им в прошлом году 18 млрд «земельно-налоговых» рублей, на рекультивацию сельхозпочв потрачено всего полтора миллиарда рублей. При том что на эти цели необходимы, по самым скромным подсчетам, 30 млрд руб.

Нетрудно предположить, что новые собственники сельхозугодий, лишенные соответствующей инфраструктуры, обслуживающей агропочвы, тем более не смогут «восполнить» то, от чего государство фактически устранилось еще в 80-х годах. И тогда, по оценкам ФАО и ВСП, деградация российских сельхозугодий станет необратимой в ближайшие пять-семь лет.

Минсельхоз РФ предлагает, наряду с упомянутыми мероприятиями, срочно восстанавливать лесозащитные полосы, запрещенные хрущевским руководством в конце 50-х, агробиологические станции и региональные сельхозНИИ. Но госбюджеты последних лет даже не предусматривают предотвращение эрозии сельхозземель.