Сегодня: 2019-11-22    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Н. Шагайда. Как и когда приватизировать аграрные ГУП и АО.

В начале октября достоянием общественности стала новая концепция управления государственным имуществом и позиция нового руководителя Росимущества – Ольги Дергуновой по этому поводу. В российских СМИ озвучена также точка зрения нового министра экономического развития на сей же счет.

Свой комментарий на эту тему сегодня предлагает Наталья Шагайда, д.э.н. директор центра агропродовольственной политики РАНХ и ГС зав. лабораторией аграрной политики института экономической политики им. Е.Гайдара.

Отрадно заметить, что в государственной практике наметились два новых и четко озвученных положения. Первое: не предлагается продавать все, что есть в федеральной собственности. Второе – предлагается, чтобы федеральные ведомства, в ведении которых находятся государственные организации, активнее участвовали в обосновании необходимости продажи или сохранения той или иной организации в государственной собственности. В прогнозном плане (программе) приватизации федерального имущества на 2011 — 2013 г. предусмотрена приватизация 114 унитарных предприятий и 809 открытых акционерных обществ. Большая часть из них находится в процессе приватизации или ее подготовки. Что касается организаций АПК из этого списка, то продолжать реализацию ранее сложившихся подходов к приватизации не стоит безоглядно. Сейчас – после заявлений руководителей минэкономразвития – хороший момент, чтобы подумать, нужно ли их всех приватизировать сейчас и нужно ли приватизировать так, как сложилась практика?

В 2011 — 2013 гг. к приватизации планировалось 31 унитарное предприятие и 191 акционерное общество сферы АПК. Помимо организаций, приватизация которых отработана, в их число попали предприятия по племенной работе, селекции, осеменению, семенные станции, конюшни, конезаводы, опытно-производственные и учебно-опытные хозяйства аграрных учебных заведений. В ходе аграрной реформы, начатой в начале 90-х годов, эти предприятия были исключены из общей программы приватизации в целях обеспечения общих условий развития сельского хозяйства. Они не могли быть приватизированы обычным образом, поскольку на тот момент не был создан механизм, обеспечивающий сохранение выполнения их функций частными организациями.

А что сейчас? Что-то произошло, такие механизмы придуманы?

Нет, в настоящее время проведение приватизации не предусматривает никаких особенностей, они могут быть приватизированы по общим правилам, включая простую продажу их имущества, как и любые другие предприятия.

Вместе с тем, эти подходы к приватизации создают риски разрушения уникальных и важных для развития сельского хозяйства регионов предприятий. Так, в Пермском крае был приватизирован, доведен до банкротства и ликвидирован знаменитый Пермский конный завод №9, коллекция лошадей раздроблена, лишена помещений, находится на грани уничтожения. А ведь этот конезавод поддерживал имидж России, когда его лошадки побеждали на соревнованиях.

Реструктуризация имущественных комплексов опытно-производственных и учебно-опытных хозяйств аграрных учебных заведений в 90-е годах привел к тому, что их земли перешли к аграрным ВУЗам. Сейчас землепользования учебных хозяйств очень сильно урезано. Приватизация имущественного комплекса учхозов без основной части земли приведет к невозможности продолжения сельскохозяйственной деятельности, а продажа по общим правилам – без ограничения круга покупателей, особенностей формирования имущественного комплекса, обременений в виде обязательств по обеспечению доступа студентов к производственной практике — не только способствует потере или перепрофилированию производства, но и подрывает подготовку сельскохозяйственных специалистов. Хорош будет агроном, который видит почву только в музее почвоведения, а ее состав изучает в пробирке, не имея опыта работы с сельскохозяйственными рабочими. Или зоотехник, изучающий рацион скота по учебнику, не зная, какие есть особенности для выращивания его компонентов в конкретных природных условиях.

Интересно, а в следующей программе приватизации буду числиться клиники медицинских институтов? Тоже ведь студенты-медики занимают государственные помещения. Могут зубы рвать сразу по месту работы, чего тренироваться под контролем опытного профессора? Или не могут?

Большая часть планируемых к приватизации объектов для сторонних лиц имеет ценность только как совокупность имущества, в первую очередь – помещений, зданий, земли под ними: значительная часть объектов, которые еще не приватизировали, но которые спешно готовят к приватизации, находится в населенных пунктах или примыкают к их границам. Очевидно, часть государственных функций, например, по сортоиспытанию, проверке качества семян, искусственному осеменению животных будет утеряна, поскольку коммерциализация мелких предприятий не обеспечит прибыльности деятельности, приватизация приведет к приобретению имущества, а не бизнеса. При выбранной технологии приватизации государство не получит и значительной выгоды: имущество приватизируется в рамках предприятия АПК, стоимость его в этом случае невысока.

Однако ликвидация предприятий, продажа зданий, участков в городах и поселках приведет к обогащению не бюджета РФ, а лиц, получивших доступ к их приватизации. Хотя жизнь разнообразна: делаются попытки увеличения стоимости имущества, например, учхозов. Но как-то мутными способами. Так, перед акционированием учебных хозяйств почему-то их руководители в разных регионах России — не собственники, а наемные работники — делают одно и тоже дело: пишут заявление в суд, что они используют землю аграрных ВУЗов, что она была когда-то в их пользовании, что, по-видимому, землю ВУЗам отдали незаконно. И чудо: все судьи в разных концах страны не обвиняют учхозы в самозахвате (тем более что и земельный налог за эту землю платили не учхозы, а аграрные ВУЗы), а выносят одно решение – землю передать обратно, в учхоз, который будет приватизирован.

Как-то не верится, что нет в этих действиях кукловода. Приватизирован будет учхоз, без всяких гарантий, что там примут студентов на практику, что не построят на пашне дома. А идет именно к этому: многие учхозы граничат с городом, в состав совета директоров при акционировании попадает не ректор ВУза или представитель органов управления сельским хозяйством, чтобы принимать взвешенные решения, а очень часто – посторонние люди, посторонние к учебному процессу и сельскому хозяйству. Посторонние, но не равнодушные к имуществу учхоза. Кто отслеживает, сколько после такой приватизации подведено бывших учхозов к банкротству?

В программе приватизации не уточняется тип акционерного общества. Как смешно смотрятся открытые акционерные общества на месте сортоиспытательной станции с двумя десятками работников! Или на месте станции осеменения животных. А на практике – это так. Не понятно, почему организация, отвечающая признакам субъекта малого предпринимательства, в ходе подготовки к приватизации становится открытым акционерным обществом с реестрами собственников, реестродержателями и прочими атрибутами большой компании.

В стране действует государственная программа поддержки АПК, скоро начнется новая – на срок до 2020 г. Там предусмотрены средства поддержки, чтобы улучшить племенной состав животных, продуктивность, применение семян лучшего качества, стимулов для молодых специалистов, чтобы приезжали работать в село. И параллельно с этим идет процесс приватизации, не обеспечивающий сохранение функций государственных учреждений, направленных на это же.

Те, кто отвечают за управление имуществом, свою позицию четко изложили: управлять госимуществом – не означает только продавать. Приватизация – не цель, а средство повышения эффективности использования имущественных комплексов. Должна быть отраслевая стратегия в отношении этих предприятий. Если, например, учебное хозяйство прибыльно, если нет частных компаний, которые уже выполняют функций по обучению студентов, то не нужно ли подумать над созданием учебно-научных организаций, используя государственно-частное партнерство? Чтобы научная и учебная деятельность потихоньку становилась бизнесом? Если при этом эти организации не будут ждать финансирования из бюджета, принимать решения и брать кредиты, не ожидая согласия чиновника (который сейчас его без причин может и не дать), то кому станет хуже? И так нужно смотреть по каждой государственной структуре, которая стоит в плане приватизации: что выгадает государство, что потеряет, не будет ли вынуждено создавать заново подобное предприятие?

Собственно, об этом Ольга Дергунова и говорила – нужна дорожная карта. А делать ее нужно отраслевым министерствам. В отношении АПК — Минсельхозу России.

Есть ли там воля или интерес к такой кропотливой работе?

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля