Сегодня: 2019-12-13    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Мясной КРС: быть или не быть?

В экономике существует целый ряд стратегически направлений, требующих к себе, независимо от политической и экономической ситуации, со стороны государства более пристального внимания. Мы говорим, конечно, про АПК, который и сам по себе также неоднороден.

Ряд отраслей демонстрирует и хорошие экономические показатели, и интерес со стороны инвесторов, тогда как другие находятся в крайне плачевном состоянии. Одним из таких проблемных мест стало мясное скотоводство.

По данным МСХ РФ производство говядины в 2012 году составило 1656 тыс. тонн, в то время как личное потребление 2340 тыс. тонн. Ввезено было 730 тыс. тонн, а экспортировано 0.1 тыс. тонн.

Основным же мясом на столе российского потребителя остаются мясо птицы и свинина; говядина занимает лишь третье место. В сложившейся структуре потребления мясопродуктов это около 25%, а процент потребляемой говядины высокого качества, куда относится «мраморное» мясо, вообще очень невелик.

В общем, можно констатировать, дела в подотрасли идут неважно. Хотя, как замечают специалисты, так быть не должно. На одной чаше весов располагается благоприятные российские условия — большие площади земельных угодий с природным травостоем, на другой — долгая окупаемость проектов и, как следствие, сложность в привлечении инвестиций.

Это и есть первоочередная проблема отрасли, уверена генеральный директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина: «Дает о себе знать чрезвычайно долгий, по мнению инвесторов, срок окупаемости проектов. В среднем по отрасли он составляет порядка 8 лет. В принципе, если полностью соблюдать все технологические правила, эту цифру можно сократить и до 6 лет, но это только в теории».

Заместитель генерального директора по сельскому хозяйству «Агроинвест» Алексей Зубков считает, что срок окупаемости намного больше – 12 — 15 лет. Однако, по существу, это дело не меняет. Отсутствие «длинных» кредитов для сельского хозяйства всегда являлось проблемой.

Конечно, с начала 2013 года действует положение, согласно которому срок кредитования продляется до 15 лет. Но будет ли это действовать на практике? Отечественные банки крайне неохотно открывают «длинные» кредитные линии.

Вообще, проблема производства говядины в России, особенно высококачественной говядины, возникла совсем не сегодня. Если вспомнить историю развития этой подотрасли животноводства, то в 1990 году в России производство крупного рогатого скота на убой достигло 7,3 млн тонн в живой массе. Это был максимальный уровень, достигнутый в нашей истории. И даже в то время доля производства высококачественной говядины от специализированного мясного скота составляла не более 2%. Большая часть говядины была и остается побочным производством молочного животноводства.

Возникает логичный вопрос, а стоит ли вообще развивать столь неоднозначную отрасль. Все-таки условия глобального рынка, предполагают, что продукция из стран, где ее производство наименее обременительно будут перетекать в страны с противоположной ситуацией. Но тут надо понимать, что исчезновение одной из ключевых отраслей неизбежно повлечет за собой и исчезновение смежных сфер.

«Мясное скотоводство и переработка говядины это лишь вершина айсберга. «Под водой» находятся растениеводство, кормопроизводство, машиностроение. Всего порядка 6 — 7 отраслей. И все эти отечественные отрасли рискуют лишиться огромной доли своего дохода, что, в свою очередь, является частью ВВП», — комментирует заместитель генерального директора по сельскому хозяйству «Агроинвест».

Кроме всего прочего в современном мире меняются параметры продовольственной безопасности. В ряде стран она в прежнем виде действительно больше не актуальна. К примеру, большая часть стран EC давно экспортируют свою продукцию по всему миру. Надеяться же на то, что в условиях открытой экономики импорт будет поступать в страну стабильно и, тем более, по одним и тем же ценам, наивно. Дабы не попасть в полную зависимость от импорта, а это опасность более чем реальна, развивать отечественное мясное скотоводство просто необходимо.

По данным Национальной ассоциации производителей говядины в пересчете на убойный вес Россия импортирует более 1 млн тонн говядины и субпродуктов в год. Это огромная цифра. Получается, что рабочие места создаются за рубежом, там же остаются и налоги. При этом собственное производство составляет 1,7 млн. тонн, а на покупку говядины ежегодно расходуется $2,7 — 3,0 млрд, замечает исполнительный директор Национальной ассоциации производителей говядины Денис Черкесов, Более того, проблемой остается и то что, практически вся говядина на российском рынке – это, по сути дела, отходы молочного производства. С одной стороны это неплохо, ведь пока молочная отрасль существует, она автоматически будет поставлять на рынок «неликвид». Но это довольно шаткое положение уверяет Елена Тюрина: «Сегодняшний курс на оптимизацию молочного стада может данную ситуацию поменять. Увеличение надоев при сохранении прежней численности стада приведет к тому, что побочное мясное производство сократится».

Это, во-первых.

Во-вторых. Теперь, когда Россия вошла в ВТО, можно опасаться вполне реальной конкуренции между иностранной замороженной, но, тем не менее, «мясной» и отечественной «молочной» говядиной. И кто выйдет победителем, — вопрос весьма спорный. Средний потребитель ориентирован только на цену товара; он довольно слабо разбирается в нюансах выращивания и производства, а также весьма подвержен влиянию рекламы, так что можно предположить, что ситуация обернется отнюдь не в пользу российской говядины.

Есть мнение, что отечественный потребитель никаким образом не переключится с охлажденной продукции на «заморозку», при этом, почему-то забывают, что конкуренция будет идти между настоящей говядиной и продукцией побочного производства. Как только потребитель это поймет, он отдаст предпочтения именно настоящей говядине. И тут уже не помогут призывы «выбрать свое, отечественное», потому что отечественное будет восприниматься как нечто второго сорта.

К тому же сыграет роль и вопрос цены, иностранная продукция даже с учетом логистики вполне может быть дешевле отечественной. Иностранные компании, работающие на мировых рынках уже не один десяток лет, вполне могут позволить себе поработать некоторое время «в ноль», завоевав доверие потребителя и вытеснив с рынка аналогичные товары местного производства.

Казалось бы, вполне логично переориентировать средства, идущие не мясное скотоводство в другие, более рентабельные отрасли. Но и тут не все так просто.

Не так давно демонстрирующее неплохие результаты свиноводство теперь находится под большим вопросом. Рентабельность отрасли упала с 25% до, в лучшем случае, 3%. Начались инвестиционные каникулы. Пока что ситуация в некоторой мере сдерживают ветеринарные и санитарные меры, но как долго удастся ее контролировать, не ясно.

Что касается птицеводства, то практически все места на рынке распределены, новых игроков практически не появляется. Более того, многие ждут что вот-вот начнется процесс слияний и поглощений. Кроме того, птицеводство требует близкого расположения зерна, как основного кормового компонента, это налагает определенные трудности при реализации подобных проектов.

Что касается идеи развития альтернативного животноводства, и в частности МРС (малого рогатого скота), то она более умозрительна, чем реальна. Потребительские предпочтения давно сформировались и появление на рынке непривычного мяса может за короткое время не найти своего покупателя.

«Скорее всего, ввиду специфичности продукта и традиционно сложившихся предпочтений населения, существенных изменений в структуре потребления не предвидится. Баранина может занять лидирующие позиции в структуре потребления у населения ЮФО, в первую очередь, у населения Северного Кавказа. Но, это также ввиду исторически сложившихся предпочтений», — замечает Алексей Зубков.

В России никогда не был сильно развито альтернативное животноводство, более того к нему нет никаких предпосылок, просто потому, что конечный продукт не найдет своего потребителя. Большая часть российского населения не имеет традиции потребления баранины или конины, а предпочтения меняются очень медленно.

Это подтверждает и Денис Черкесов:

«В настоящее время структура потребления мяса по видам с учетом импорта складывается следующим образом: говядина – 24%, свинина – 31%, мяса птицы 36% и баранина – 2%. При этом доля отечественного производства в общих ресурсах по говядине составляет 68%, свинине – 76% и мясе птицы – 88%».

В России колоссальное количество неиспользуемых земель, и в то же время немалая их часть находится в зоне рискованного земледелия. То есть, выращивать там агрокультуры можно, но большой экономической отдачи не будет. А вот разводить на пустующих пастбищах, к примеру, Калмыкии, в других степных регионах России мясной скот, вполне экономически обоснованно. Этим одновременно решаются две задачи: повышается занятость населения и начинается становление мясного скотоводства.

К слову, не так давно много говорили о проекте «мясной пояс России». Вкратце его суть сводилась к тому, что в стране действительно есть ряд регионов, где развивать мясное скотоводство выгоднее, чем другие направления мясной индустрии. Среди ключевых критериев, по которым эти территории определялись, были низкое потребление свинины, так как основное население исповедует ислам, и благоприятные географические и климатические условия, предполагающие наличие большого количества свободных земель. К сожалению, проект остался только в виде инициативы…

Остается только надеяться, что в кулуарах государственной власти здравый смысл возобладает над лоббизмом всех мастей и будет принято по-настоящему стратегическое решение в пользу ускоренного развития мясного животноводства. Подвижки в этом отношении есть, в госпрограмме развития сельского хозяйства на 2013 — 2020 годы срок кредитования проектов этого направления продляется до 15 лет. Теперь многое будет зависеть от финансовых структур, ну, или от стремления бизнес-сообщества брать на себя всевозможные риски.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля