Сегодня: 2019-12-10    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

“Святая” Эвита.

Амбициозная, красивая, безжалостная, она начала в потемках и вознеслась до небес.

«Нью-Йорк таймс», 27 июля 1952г.

7 мая 1919 года родилась Эва («Эвита») Дуарте Перон (1919 — 26.07.1952). В предисловии к публикации книги Томаса Элой Мартинеса «Святая Эвита» в журнале «Иностранная литература» (1998, №10) говорилось: «Миф Эвы Марии Дуарте Перон — одно из самых загадочных явлений в истории Аргентины. Незадачливая фотомодель, малоизвестная актриса, ставшая первой дамой страны, женой президента Хуана Доминго Перона. Эва Перон умерла, когда ей было всего 33 года. С тех пор прошло уже около полувека, но и сегодня ее могила в Буэнос-Айресе остается местом паломничества многочисленных почитателей. О ней, Святой Эвите, сочиняют романы, пишут пьесы, публикуют исследования, ставят фильмы. Неслыханная популярность Эвы Перон в народе при жизни граничила с массовым психозом …»

Ее смерть повергла страну в пучину горя.

В 8 часов 26 минут вечера 26 июля 1952 года Аргентина преобразилась. По радио передали: «Наша печальная обязанность проинформировать народ республики, что Эва Перон, «духовный лидер нации», умерла в 8.25 пополудни». Миллионы аргентинцев стали в очередь у здания Министерства труда, чтобы проститься со своей «первой сеньорой». Тот вечер стал вечером всенародной скорби. 26 июля 2002 года в ознаменование 50-летия кончины Эвы Перон в столице Аргентины — Буэнос-Айресе — открылся ее мемориальный музей. Аргентинцы помнят свою Эву, или, как ее называли уменьшительным именем, — Эвиту.

“Не плачь по мне, Аргентина!”

Слова заголовка прозвучали в знаменитом мюзикле “Эвита”, главную роль в котором сыграла Мадонна. Несмотря на всемирную известность певицы и на то, что она согласилась сниматься в этой картине совершенно бесплатно, ее долго не утверждали на роль. И все потому, что аргентинцы не хотели видеть “эту распутницу” в роли “святой” Эвиты — жены президента Хуана Перона. Хотя, если быть честным, Мадонна в сравнении с Эвитой — просто младенец.

Дитя второй семьи.

Эвита, урожденная Марма Эва Дуарте, была четвертым ребенком в семье богатого землевладельца Хуана Дуарте. В те времена в Аргентине для мужчин считалось обычным делом иметь как бы побочную семью. Жены с этим мирились, лишь бы муж не вводил свою пассию в высшее общество. Дуарте хорошо содержал свою вторую семью, в которой и родилась Эвита, так что до семи лет она ни в чем не нуждалась.

После смерти Хуана Дуарте, чтобы дети не умерли с голоду, их матери пришлось содержать пансион, причем, по слухам, пансион этот был обычным борделем.

Любыми путями — в столицу!

В родном провинциальном городе у честолюбивой Эвиты не было особых перспектив, и в 14 лет она согласилась стать любовницей певца и танцора танго Хосе Армани — с условием, что он отвезет ее в Буэнос-Айрес. Парень сдержал слово. Так Эвита оказалась в столице.

Достоверно известно, что там она одно время подрабатывала как фотомодель, позируя для порнографических снимков… По другим же, не столь достоверным источникам, она зарабатывала себе на жизнь проституцией. Уже в 15 лет Эвита стала любовницей Эмилио Картуловика, издателя журнала, посвященного проблемам киноискусства. Это было очень кстати: она мечтала об актерской славе. Но актрисой она оказалась средней, снималась в основном в эпизодах в низкопробных аргентинских лентах. Денег едва хватало, чтобы держаться на плаву.

Для пополнения своего бюджета Эвита проводила время в ночных клубах, где договаривалась о свиданиях, которые проходили обычно в ближайшем меблированном доме. После свидания она убирала в ридикюль очередные 50 песо. “Заработок” позволял взять такси, но Эвита предпочитала экономить на транспорте, добираясь до дома пешком. Она даже не боялась ночных хулиганов. “У нее язык, что осиное жало”,— говорили о ней.

Ужин с президентом.

Актерская карьера начала приносить доход, когда Эвита перешла работать на радио. У нее был приятный, чуть хрипловатый голос, и вскоре она стала королевой мыльных радиоопер. Приходилось ей играть и главных героинь в исторических радиопостановках — королеву Елизавету I, леди Гамильтон, императрицу Жозефину…

Поначалу слушать эти передачи было тяжеловато — простонародный выговор Эвы совершенно не сочетался с высоким стилем реплик ее героинь, но постепенно она выправляла свое произношение. К концу цикла она была уже признанной звездой аргентинского радио, и владелец «Радио Бельграно» Хаим Янкелевич пригласил ее вести ежедневную передачу на социальные темы «Пять минут для народа».

Эта программа была посвящена будням простого народа, восхвалению бедняков и ненависти к богатеям. Эва знала, о чем говорить: она прекрасно помнила все унижения, все лишения и трудности, которые ей пришлось пережить, и не собиралась их забывать. Во время эфира она рассказывала о несчастьях бедного люда, и ее голос срывался в рыдания. Миллионы людей, слушавших «Пять минут для народа», верили Эве Дуарте и любили ее. Так началась ее всенародная известность.

В июне 1943 года в стране произошел переворот. К власти пришли военные. Месяц спустя Эвита потрясла своих коллег с радиостанции. Она набрала номер: ”Алло, это правительство? Дайте-ка мне президента Рамиреса. Алло, синьор президент, это Эва Дуарте… Да. Мне хотелось бы завтра с вами поужинать. Хорошо, в десять. Чао, Педро”. Когда новость об этом уму непостижимом разговоре дошла до владельца радиостанции, месячный заработок Эвиты вырос со 150 песо до 5 тысяч…

Министр-донжуан.

15 января 1944 года землетрясение полностью разрушило город Сан-Хуан. Эвита убедила одного из своих любовников устроить благотворительный концерт в пользу пострадавших. На этом концерте она и познакомилась со своим будущим мужем — полковником Хуаном Доминго Пероном. В то время он занимал пост министра труда.

Перон был записным донжуаном и обожал молоденьких девиц. К моменту их знакомства Эвите было 24 года. Перон же был ровно в два раза старше своей новой подружки. Соблазнить его не составляло никакого труда. Вот собственные слова Эвиты: ”Я держалась рядом. Возможно, это привлекло ко мне его внимание, и, когда у него появилось время меня выслушать, я сказала как можно проникновеннее: ”Если, как вы говорите, дело народа — ваше дело, каких бы жертв это ни требовало, то я буду с вами до самой смерти”.

Поначалу это была самая обычная история политика и содержанки: Перон пробил Эве главную роль в кино и должность в Секретариате труда, под его влиянием ее пятиминутку на радио продлили до пятнадцати минут, а гонорар увеличили в несколько раз.

Но с немалым удивлением Эва обнаружила, что чувствует к Перону не только благодарность, не только уважение, — но и огромную любовь. Перон оказался тем мужчиной, о котором она всю жизнь мечтала: мудрым, сильным, обладающим властью, способном защитить и возвысить. И Эва сделала все, чтобы остаться рядом с ним навсегда. «Я так тебе предана, любовь моя, что если бы Бог пожелал лишить меня этого счастья и забрал меня к себе, я и в смерти осталась бы тебе предана и обожала бы тебя с небес», — писала она ему, и это не были пустые слова.

Она прекрасно знала, что окружение Перона — военные, политики, банкиры, — не одобряют ее. Для них она была выскочкой без роду и племени, актрисулькой, случайной любовницей. Их надо было переубедить, а для этого следовало измениться — и Эва изменилась. Его любовь дала ей уверенность в себе, а эта уверенность позволила ей раскрыться, за пару месяцев превратившись из бледной куколки в прекрасную бабочку, полную внутренней красоты, очарования и силы.

Исключение из правил.

Она стала полезной Перону, она стала ему необходимой. Эва организовала для его сторонников и друзей салон, в котором умело играла роль хозяйки. Она вошла в курс всех его дел, интриг, планов, и нередко ее советы были дельными, а поддержка необходимой. Она — неслыханное для патриархальной Аргентины дело, — появлялась под руку с Пероном на митингах и профсоюзных собраниях. Свою передачу на радио она использовала для того, чтобы петь гимны Перону и его политике, привлекая на его сторону тысячи сторонников. «Мои постоянные идеалы — это Перон и мой народ, я поднимаю свое знамя за дело Перона», повторяла она, и вместе с Эвитой эти слова повторяли тысячи аргентинцев.

С именем Перона обычно связывают латиноамериканский популизм — политику заигрывания с обездоленными массами. Перон добился принятия закона о гарантированной минимальной зарплате и обеспечении труженикам 4-недельного ежегодного отпуска, оплаты больничных листов и защиты от произвольных увольнений. Но, на самом деле, автором этой политики была Эвита. Именно она «протолкнула» в парламенте закон о предоставлении избирательных прав женщинам. Она организовала фонд поддержки бедных. Она в 1945 году подняла массы на защиту арестованного Перона.

Вообще, октябрь 1945 года, когда очередной военный переворот привел к аресту Перона, стал ключевым моментом в их отношениях. Тогда Эву уволили с работы, а возмущенные студенты, узнав в ней подругу бывшего вице-президента, закидали ее машину камнями. Ей было страшно как никогда. И тут она получила письмо от Перона: «Только сейчас я понял, как люблю тебя. Как только я окажусь на свободе, мы поженимся». Эва бросилась к профсоюзным лидерам, которых опекал Перон, к рабочим, которые его поддерживали.

На импровизированном митинге она, срывая голос, кричала в микрофон о том, что Перон арестован, что вместе с ним арестовано будущее страны…

Аргентину охватило мощное движение протеста. На городских площадях собирались тысячи людей. Беспорядки в Буэнос-Айресе продолжались двое суток, лидеры переворота сдались. 17 октября правительство вынуждено было отпустить Перона. Вместе с Эвитой его доставили в президентский дворец, где он выступил с балкона перед 300-тысячной толпой.

Сразу после освобождения полковник Перон выдвинул свою кандидатуру на пост президента. Во время предвыборной кампании Эва все время была рядом с ним: на митингах сначала Перон говорил о своей политике, а затем Эва рассказывала о своей любви к Перону. Перонисты делали ставку на бедняков-«безрубашечников», которых в Аргентине было подавляющее большинство: полковник обещал им социальное обеспечение, пособия и права, а Эва — свою любовь и заботу.

Все знали, что она – незаконнорожденная дочь посудомойки и скотовода; народ считал ее своей, и ее возвышение наглядно показывало, как высоко может подняться любой бедняк. Еще не став Первой леди, Эвита стала самым любимым в народе политиком — идеальная жена и гражданка, хранительница национального духа и семейных ценностей. Никогда раньше латиноамериканка не играла такой заметной роли в обществе, никогда раньше она не осмеливалась выходить из тени мужа. Но Эвита превратила эту тень в сияющий ореол. Они с Пероном воплощали собой идеальную пару, связанную любовью к стране и друг к другу.

Когда Перон в феврале 1946 года выиграл президентские выборы, на самом деле их выиграли оба — Перон и Эвита.

Пероны на церемонии инаугурации

Как политик, Эвита всегда находилась в тени своего мужа, но это не мешало ей стать самостоятельной фигурой. Как писал один из ее соратников, «Эвита не имела ни политического опыта, ни предрассудков, поэтому она явилась новатором при проведении массовых компаний». А один из более поздних историков пишет о ней: «У нее не было культуры, но была политическая интуиция: она была неистовой, властолюбивой и эффектной».

Фонд имени Эвы Перон.

Чтобы иметь возможность помочь как можно большему числу людей, в 1946 году Эвита организует благотворительный фонд своего имени: туда стекались отчисления от зарплат, проценты от прибыли, добровольные пожертвования и доходы от торговли, и лично Эвита распределяла деньги, как считала нужным. В ее канцелярию в здании Всеобщей конфедерации труда стекались сотни тысяч просьб со всей страны: у Эвиты просили игрушки, пособия, швейные машинки, свадебные платья, вставные зубы, мебель, квартиры, поездки и женихов. И все это Эвита давала: по статистическим данным, она раздала две с половиной тысячи домов и квартир, три с половиной тысячи стипендий, семь тысяч восемьсот раз стала крестной матерью и около шести тысяч раз была посаженной матерью на свадьбах.

На средства фонда она открывала больницы, детские сады, приюты и библиотеки. Ежегодно она рассылала больше миллиона посылок с подарками – неудивительно, что простой народ буквально молился на нее: алтари с портретом Эвиты были почти во всех бедных домах Аргентины. Народ дал ей титулы «Возглавляющей Смиренных», «Несущей Надежду», «Духовной Руководительницы Нации», «Мученицы Труда».

О масштабах деятельности фонда могут свидетельствовать некоторые цифры. В 1948 — 1952 годах по его инициативе в различных районах страны было построено около 30 прекрасно оборудованных больниц и 20 детских садов и интернатов. Велось широкое строительство начальных школ и жилья для рабочих. Число мест в больничных стационарах выросло с 8 до 20 тыс. В работу спортивных секций было вовлечено 500 тыс. детей. В дни рождественских праздников детям раздавалось до 4 млн подарков. Хотя фонд располагал примерно 70 тыс. штатных и внештатных работников, Эва несколько раз в неделю вела личный прием граждан, продолжавшийся по многу часов. Работа фонда «Эва Перон» была отмечена специальной благодарностью ООН и наградами Ватикана.

Были в деятельности фонда и крупные недостатки. Главный из них — отсутствие контроля над поступавшими и расходуемыми средствами. Бывшие работники фонда вспоминают, что не существовало ни бухгалтерских книг, ни записей прихода и расхода, ни отчетов. Это должно было неизбежно приводить к использованию части его финансов не по назначению. Что касается многочисленных слухов о причастности самой «авторитарной правительницы» к расходованию средств фонда в личных целях, то они не разу не подтвердились. Однако не вызывает сомнения, что деятельность фонда имела политическую подоплеку и использовалась для укрепления культа Хуана и Эвы Перон.

Шила в мешке не утаишь.

Перон воспользовался своим влиянием, чтобы скрыть неприглядные стороны бурного прошлого своей жены. По его распоряжению были изъяты и уничтожены порноснимки Эвиты. Однако политические недруги по-прежнему величали ее шлюхой. Однажды, едучи в автомобиле с итальянским адмиралом среди охваченных весельем толп, Эвита возмущенно сказала: ”Вы слышите? Они меня величают шлюхой”.— “Вполне могу вас понять,— ответил адмирал.— Я 15 лет не хожу в море, а меня по-прежнему называют адмиралом”.

Скорей всего, в браке Эвита оставалась верной мужу. Впрочем, было и одно исключение.

Во время второй мировой войны она познакомилась с Аристотелем Онассисом, поставлявшим через Аргентину продовольствие в оккупированную фашистами Грецию. Через два года, во время путешествия Эвиты по Европе, они снова встретились и договорились о свидании на ее вилле на Итальянской Ривьере. Утром она приготовила миллионеру омлет и получила 10 тысяч долларов на благотворительность. Позже Онассис вспоминал, что это был самый дорогой омлет в его жизни…

Первая сеньора.

Хотя президентом Аргентины был Перон, реальной властью в стране обладала Эвита. Она пользовалась невероятным влиянием, при этом, не занимая ни одной официальной должности.

Она манипулировала уймой мужчин, занимавших ключевые посты в администрации мужа. Ее оппонентов пытали электрическим током вплоть до утраты мужских способностей. С ее подачи оскопляли повстанческих вождей, а результаты этих “операций” Эвита держала в стеклянном кувшине у себя на столе, что, вероятно, производило неизгладимое впечатление на министров, государственных чиновников и профсоюзных лидеров, приходивших к ней с петициями.

Ее образ жизни выдержал бы не всякий мужчина: она вставала в три утра, чтобы отдать первые распоряжения, а в пять уже требовала отчета об их выполнении, разъезжала по стране, лично принимала сотни, а потом и тысячи просителей.

В ее ведение входили и международные связи. В 1947 году Эвита Перон совершает поездку по Европе: за два месяца она посетила Испанию, Францию, Италию, Швейцарию, Ватикан. Эва представляла собой новую Аргентину: прекрасную, молодую, готовую сотрудничать. Журнал «Time» назвал ее «непостижимой», генерал Франко вручил ей орден, а Папа Римский удостоил ее длинной беседы.

Она с триумфом вернулась на родину, принеся стране миллиардные контракты на поставку мяса и зерна в разоренную войной Европу.

Генерал Франко награждает Эву Перон. 9 июня 1947 года.

Перед президентскими выборами 1951 года ей пришла в голову мысль выдвинуть свою кандидатуру на пост премьер-министра страны: многотысячная толпа, собравшаяся на площади перед президентским дворцом, своими криками поддержала ее решение. В знак одобрения по всей стране прокатилась волна рекордов: в честь Эвиты мастера работали сутками без передышки, один бильярдист не разгибаясь закатил полторы тысячи шаров, а танцор танго танцевал сто двадцать семь часов.

Митинг в поддержку кандидатуры Эвы Перон,

22 августа 1951 года

Но военные, на которых опиралась власть Перона, намекнули ему, что его жена в роли премьера им не подходит: она затмит его, она раздаст все деньги бедным, она – женщина! И Эвита отказалась от выдвижения: рыдая, стояла она перед микрофоном на балконе президентского дворца, рассказывая нации о том, что скромность и безграничная любовь к мужу не позволяют ей выдвинуть свою кандидатуру. Нация рыдала вместе с ней…

Но была у этого отречения и еще одна причина: Эвита стала уставать. Она худела и слабела с каждым днем, и она не могла уже, как прежде, проводить по двадцать часов в день на ногах. Через месяц ее положили в больницу с сильной анемией: оказалось, что у нее был рак матки. Операции лишь усиливали страдания, но не излечивали…

Последний раз она появилась на публике 4 июня 1952 года в день второй инаугурации Перона. Ей было 33 года, и весила она тридцать два килограмма. Она так ослабела, что для того, чтобы она могла сидеть, ее поддерживал корсет из проволоки и подушек; из дворца ее вынесли на руках. Ее последняя речь была о муже: «Я никогда не перестану благодарить Перона за то, чем я являюсь и что имею. Моя жизнь принадлежит не мне, а Перону и моему народу, они — мои постоянные идеалы. Не плачь по мне, Аргентина, я ухожу, но оставляю тебе самое дорогое, что у меня есть, — Перона».

Смерть Эвиты повергла Аргентину в пучину горя. Хуан Перон прекрасно понимал, что без Эвиты его власти быстро придет конец. Но если он не может сохранить ее душу, надо создать хотя бы ее образ. Врач-патологоанатом Педро Ара забальзамировал тело Эвиты — это был настоящий шедевр: казалось, что она дышит и улыбается.

После кончины супруги 56-летний Перон, объявив, что у него нет предрассудков, обзавелся 13-летней любовницей. По стране поползли слухи о сексуальных оргиях за стенами президентского дворца. И хотя по большей части слухи эти были высосаны из пальца, многие приверженцы Перона решили, что он предал память Эвиты. Перон был свергнут и выслан из страны. Тогда же были эксгумированы, вывезены за пределы Аргентины и спрятаны в Италии останки Эвиты — чтобы почитатели Перона не сделали из них культа.

В1971 году Аргентину потряс очередной переворот. Ставка была сделана на Перона. В 1973 году он возвратился в страну вместе с останками Эвиты, победил на президентских выборах, а через год умер. Его захоронили рядом с Эвитой в склепе под президентским дворцом…

Мало кому из людей двадцатого века удалось вызвать к себе такую любовь — слепую, страстную, граничащую с обожествлением, — и в то же время такую безоглядную ненависть. Прошло уже более полувека, а об Эвите продолжают писать как о святой или демоне. Одни называют ее «злопамятной прислугой с тщеславием королевы», «раковой опухолью на теле Аргентины», другие — «Робином Гудом сороковых годов», «святой бедняков». По сей день алтарь с портретом молодой золотоволосой женщины стоит почти в каждом аргентинском доме. Всегда горят свечи и лежат ворохи живых цветов перед мавзолеем Эвиты — необыкновенной женщины, давно уже ставшей историей, легендой, мифом…

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля