Сегодня: 2019-11-15    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Кого судить — преступника или его мозг?

Можно ли оправдать преступника тем, что в момент нарушения закона он был безвольным рабом процессов, протекавших в мозге?

Следует ли учитывать аномалии мозга преступников при вынесении судебных решений? Один из докладчиков на конференции Нейробиологического общества США отметил, что от американских судов все чаще требуют обращать на это внимание, пишет ria ami

Ответ на заданный вопрос зависит от того, как мы понимаем человеческую природу, а понимаем мы ее на самом деле давно и хорошо. И тот факт, что подобные вопросы возникают не в первый раз, говорит лишь о том, что люди, увлеченные наукой, время от времени забывают, и на каких основаниях она возникла, и что она никогда не ставила своею целью описание происходящего за пределами физического мира. А там, к негодованию физикалистов, действительно что-то случается.

Английский публицист Эндрю Браун отмечает в Guardian, что в юридической практике принято говорить о мотивах, а не о состоянии мозга, поскольку этот язык удобен — по крайней мере сегодня. Даже если однажды пессимисты будут посрамлены и понятия цели и средства уйдут в прошлое, очевидно, что до этого дня еще очень далеко. Впрочем, есть серьезные основания полагать, что мы никогда не сможем изучить устройство мозга настолько, что следователи и судьи перейдут на нейробиологическую терминологию.

Нет сомнений, все, что происходит в сознании, коррелирует с деятельностью мозга. Все наши мысли и решения — результат работы мозга. (Кстати, если считать аномалией преступление, то проявление исключительной доброты должно рассматриваться как еще большее отклонение, ибо закон нарушается гораздо чаще.) Но это не значит, что, говоря о человеческой деятельности, следует отказаться от привычных нам слов и выражений в пользу сугубо научного языка.

Да, конечно, рассказ о клетках мозга и химических веществах фундаментальнее разговоров о характере или сознательном выборе. Если человек, принимающий галлюциногенные препараты, спрашивает, почему он видит золотых единорогов, это вопрос исключительно химический, который не имеет отношения к реальному существованию единорогов. Однако давайте пойдем дальше и поинтересуемся, почему он выпил таблетку и тем самым ввел мозг в данное химическое состояние? Психология, в отличие от нейробиологии, уже сегодня обладает инструментарием, позволяющим ответить на этот вопрос в терминах желаний, мировоззрения и т. д.

Еще пример: время от времени мозг меняется без нашего ведома, что отражается на чертах характера, поведении, способности к суждениям, крупной и мелкой моторике. Но даже тогда мы видим, как пациент, страдающий, скажем, опухолью мозга (отравленный, получивший травму головы и т. д.), ведет борьбу с «другим» собой, и мы вспоминаем еще один совершенно ненаучный кантовский термин «внутреннее чувство».

Или представьте себе двух водителей, каждый из которых нарушил правила и сбил насмерть невинного ребенка. У обоих потенциалы возбуждения в синапсах передней части поясной извилины были совершенно одинаковыми в этот момент. Но один водитель возвращался из паба, где с большим удовольствием заложил за воротник, а второму алкоголь подлили без его ведома. О действиях того и другого следует судить совершенно по-разному: в первом случае перед нами результат сознательного выбора, во втором — нет. Моральная ответственность — такая же реальность, как и материальная вещь, и ее необходимо принимать во внимание, если вас интересует истина. Люди говорят о моральной ответственности, сознательном выборе и тому подобном вовсе не потому, что они «безграмотные гуманитарии», ничего не смыслящие в физике.

Иммануил Кант называл подобные явления практическими: вроде бы нет научных оснований предполагать их наличие, однако мы на каждом шагу сталкиваемся с их существованием. А раз они есть, надо выработать язык их описания. Собственно говоря, философия этим и занимается, оставив физический мир науке с началом Нового времени.

Так что, заключает г-н Браун, современная юриспруденция намного лучше понимает человеческую природу, чем нейробиология, и это нормально: пусть каждый занимается своим делом.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля