Сегодня: 2019-10-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Тенгиз Джапаридзе: «Идем к катастрофе, но спасти отрасль еще можно».

По мнению специалистов, непрекращающийся сброс поголовья скота и, соответственно, резкое снижение объемов производства мяса и молока приводит к дисбалансу отечественного продовольственного рынка. На деле же за этой корректной формулировкой кроется ситуация, близкая к катастрофической.

На 10,3 миллиона голов сократилось стадо крупного рогатого скота. По сравнению с 2003 годом на 11% упало поголовье свиней. И уж совсем беда с козами и овцами. Из 16,1 миллиона голов в 1990 году на прошлый год их в коллективных хозяйствах осталось всего 4,6 миллиона.

Что стоит за этими цифрами?

Конечно, прежде всего, обеспечение питания населения и состояние здоровья нации в целом. Общеизвестно, — рацион должен не только содержать достаточное количество белков, но и быть сбалансированным по соотношению животных и растительных белков. А не хватает мяса, не хватает и белка. В этом случае у человека наблюдаются серьезные сбои в работе высшей нервной системы, нарушается работа эндокринных ферментных систем, дисфункции печени и кроветворения. Словом, белок не может быть заменен другими веществами. Впрочем, не буду больше пугать медицинскими показаниями, лишь замечу, что, по некоторым данным, десять процентов населения России голодает, а треть россиян недоедает.

И тут-то возникают два, ставших уже извечными для России вопроса: «Кто виноват? и «Что делать?»

«КТО ВИНОВАТ?»

Ответить на этот вопрос и легко и невероятно сложно одновременно. Легко обвинить в этом экономическую реформу, предполагающую демонтаж прежней экономической системы, формирование рыночных отношений, а отсюда и изменение механизма государственной поддержки сельского хозяйства в целом и животноводства в частности. Эта поддержка стала другой — дотации, субсидии, субвенции и все такое прочее. Примерно так, как это делается в странах с развитой рыночной экономикой.

Это в теории.

На практике же, как считает исполнительный директор Союза животноводов России, профессор Тенгиз ДЖАПАРИДЗЕ, человек, много повидавший и немало сделавший для животноводства России, все неоднозначно.

По его мнению, бюджетные дотации в сельское хозяйство скажем США, Японии, и странах ЕС составляли соответственно 220, 113 19 и 1099 долларов США на один гектар сельхозугодий, в России 107,3 рубля на ту же площадь. А по Южному федеральному округу — 59 рублей. При этом до половины бюджетного финансирования уходит на содержание органов управления, прочие расходы. А на поддержку и развитие животноводства их остается не более одной трети. Словом, развитые государства оказывают значительную большую поддержку собственному национальному аграрному сектору, нежели Россия.

Положение усугубляется еще и тем, что за последние четыре года цены на электроэнергию увеличились в 3,4 раз, газ подорожал в 3,1 раза, дизельное топливо — 1,9 раза, а потребительская цена, например, мяса птицы повысилась в 1,6 раза. Тут, собственно, и комментировать нечего.

Чуть лучше обстоит дело в молочном скотоводстве. И в целом молочная промышленность не испытывает такого давления со стороны конкурентов с Запада как мясная продукция.

Но и тут все не так просто,

Применяемые в молочном скотоводстве методы разведения скота сориентированы, главным образом, на племенные ресурсы западных стран. Говоря языком специалистов, три четверти ожидаемой молочной продуктивности поставлено в зависимость от деятельности зарубежных селекционных фирм. В то же время и в системе Россельхозакадемии, и в системе Минсельхоза страны работает приличное число научных центров, занимающихся прикладными исследованиями в данной области за счет федерального бюджета. Впрочем, эта тема для более обстоятельного разговора.

А пока, к примеру, себестоимость одного килограмма отечественного сыра составляет 86-90 рублей, а импортного, — с учетом налогов и пошлин, — не более 69 рублей. Спросите почему? Да потому, что его просто дотируют страны-экспортеры.

А еще присутствует отсутствие экономически обоснованной политики ограничения импорта мясной продукции.

Казалось бы, инициатива Минэкономразвития — распределять импортные квоты на основе аукционных торгов — очень здравая. Но, как всегда, «черт сидит в деталях». Где гарантии, что эти квоты, приобретенные на целый год, не окажутся в руках дочерних фирм иностранных компаний — поставщиков?

А, окажись так, они и будут диктовать цены на сырье для предприятий отечественной мясной продукции, хотя бы потому, что доля импорта говядины свыше 50 процентов, мяса птицы около 48?

По мнению Тенгиза Джапаридзе, единая государственная политика поддержки животноводства отсутствует полностью. Да и в регионах всяк спасается, как может. Средства распределяются крайне неравномерно и, естественно, без большого эффекта. Согласно экспертным оценкам, необходимый уровень дотаций для обеспечения безубыточной работы должен быть равен 1280 рублям. По стране это дополнительно десять миллиардов рублей, что в полтора раза больше объема фактического субсидирования. Словом, государство, на словах озабоченное растущим импортом мяса, по существу не оказывает производителям реальной помощи. Напротив целенаправленно сокращает ее.

К тому же, по данным органов ветеринарного контроля, в продовольственных товарах остается высокой доля импортного мяса низкого качества. И, наконец, — считается, что пороговое значение показателя, при котором поступает импортозависимость, равно 25 процентам. По мясу и мясопродуктам Россия может считаться устойчиво зависимой с 1995 года, когда доля импорта превышала 27,4 процента. В 2003 году эта цифра уже равнялась 35,4 процента?

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Тенгиз Джапаридзе полагает: ситуация настолько сложна, что только экономическими мерами ее не исправить. Да и нет сейчас таких возможностей. Прежде всего, необходимо сломать в сознании людей, принимающих сегодня решения, стереотип — мол, были бы деньги, а продовольствие купим. Неважно, где у своих крестьян или за границами Отечества. Об этом знает всякий, кто хоть когда-либо имел дело с руководством финансово-экономического блока в правительстве страны.

И потом, — еще никто не опроверг закон экологии: «Все связано со всем».

А применительно к нашей ситуации это выглядит следующим образом. Сегодня не востребованными лежат 15 тысяч тонн шерсти. Почему? Да потому, что стоит текстильная промышленность. И это при том, что, скажем, в индустриально развитых странах Европы и Японии на душу населения производится 1,5-1,8 килограмма чистой шерсти. У нас же, в приполярной стране, всего около 200 граммов?

Уже говорилось выше, что страна теряет 700 тысяч коров ежегодно. Из них по 200 тысяч на подворьях. То есть сельские жители не желают и не могут содержать скотину. А молодежь вообще не хочет связывать свою жизнь с деревней.

Тенгиз Григорьевич убежден — все оттого, что ничего не делается для создания хотя бы сносной жизни на селе.

Вот, для примера: «У нас есть шесть приличных хозяйств, для работы в которых мы ищем молодого ветеринарного врача, зоотехника, селекционера. Условия? Зарплата — около 30 тысяч рублей, готовы предоставить 2-х комнатную квартиру со всеми удобствами. Ищем и, не можем найти. Оказывается одной зарплаты, пусть и высокой, для привлечения молодых специалистов на село мало». А отсюда вывод — надо задуматься над тем, что сельхозпроизводство и собственно жизнь в деревне суть разные вещи, хотя, конечно, и связаны они между собой неразрывно. Впрочем, процесс осознания и выправления ситуации сложен и долог. Ну, а пока?

А пока специалисты и аналитики считают, что необходимо в первую очередь предусмотреть уменьшение общего объема импортной квоты мяса птицы.

Для того, чтобы цены на мясо, молоко не ползли вверх, никак не обойтись без государственного регулирования цен на корма электроэнергию, газ, тепло. Если это невозможно, тогда напрямую придется их дотировать.

Придется также изменять закупочные цены реализуемого молока, мяса, яиц, шерсти. С тем, чтобы закупочные цены стали регулятивным механизмом повышения рентабельности производства.

Очевидно, не обойтись и без формирования государственного заказа на централизованные поставки животноводческой продукции в государственные фонды. Придется поддерживать генофондные хозяйства фиксированными субсидиями в зависимости от поголовья племенного скота, а заодно компенсировать, как минимум, двадцать процентов затрат на племенных животных и птицу.

Необходимо также менять правила распределения и получения бюджетных средств так, чтобы субсидии эти делились пропорционально поголовью скота в хозяйствах. Как считают специалисты, только этот шаг позволит повысить рентабельность большинства хозяйств и сохранит как минимум 80 тысяч единиц скота.

Работа огромная. Вопрос лишь в том, найдутся ли силы, способные и готовые эту работу делать.

Иначе отечественное животноводство обречено, а население страны вскорости будет потреблять только иностранные продукты?

 
 
5 комментариев к Комментарий. Тенгиз Джапаридзе: «Идем к катастрофе, но спасти отрасль еще можно».
    0

    Слишком много сказано. Из-за деревьев леса не видно. Хотя, суть остается одна. Государство как вело в отношении крестьянина грабительскую политику, так и продолжает вести. Сельское хозяйство — основа экономики, и если ее подрывают, то значит, это кому-то надо.

    Ответить
    0

    Наше фермерское хозяйство за всю свою историю (12 лет) от государства не видело ни копейки помощи. Все одна декрарация…

    Ответить
    0

    Были бы деньги, разделить их желающих много, особенно в министерстве сельского хозяйства

    Ответить
    0

    Полный идиотизм! Какая поддержка? Какие дотации? У нас есть своя нефть и свой газ. Значит мы можем установить для сельхозпроизводителей минимальные цены на ГСМ (в 5-6-10 раз ниже европейских). И все! Никакой больше поддержки и не надо будет. Механизм сам заработает как часы.

    Ответить
    0

    Одни декларации,законы наглухо неработают.Работаю фермером с 1992г.Были засушливые годы,государство выделяло компенсации на частичное возмещение ущерба,только до нас доходило около 5%.Все разворовывают-в области,затем в районе.Как говорится «На верху в лесу ветер шумит,а внизу -тишина.»

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля