Сегодня: 2019-10-17    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Сельским школам поставили диагноз: неэкономично.

Сельские школы закрывают, отнимают у них землю, за счет которой обеспечиваются обеды детям. Из сельских школ увольняют учителей, многие из которых в итоге становятся хроническими безработными.

И все это оправдывается соображениями экономии.

Между тем, сельские школы – самые многочисленные в стране. В сельской местности, согласно данным Росстата, в 2008/2009 учебном году функционирует 65,4% общеобразовательных учреждений страны. В них обучается 29,5% российских школьников. И именно эту самую распространенную в стране школу обвиняют в некачественном образовании.

Справедлив ли вердикт?

Кто отдал приказ

Фактически идея закрытия малокомплектных сельских школ исходит от Министерства образования и науки РФ. Волна закрытий началась 8 лет назад с Постановления Правительства РФ от 17.12.2001 г. «О реструктуризации сети общеобразовательных учреждений, расположенных в сельской местности».

Главными задачами эксперимента, который проходил в 18 регионах в 2002 — 2004 гг., были провозглашены повышение качества образования и «экономическая эффективность функционирования сельских школ».

За это время были созданы новые модели общеобразовательных учреждений на селе: базовые (опорные) школы с сетью филиалов, информационно-ресурсные центры, начальная школа – детский сад и социокультурные образовательные комплексы (школа, библиотека, клуб и почта под одной крышей).

Сейчас программа реструктуризации действует по всей России.

Основной причиной закрытия послужило так называемое нормативно-подушевое финансирование, когда деньги школе выделяются в зависимости от числа учеников. Выходит, что чем больше школа, тем больше денег она получает. Маленькие сельские школы в таких условиях становятся невыгодными, поэтому их ликвидируют. В каждом субъекте РФ установлен свой «нижний порог» наполняемости.

Решение о закрытии принимается в регионах местными органами управления образованием – ни Министерство образования и науки, ни правительство, не планируют, сколько школ закроют.

С 2001 года было закрыто свыше 9 тысяч сельских школ. Число закрываемых школ год от года растет. За 2003 — 2006 учебные годы было закрыто 1900 сельских школ, а за 2007 — 2008 учебный год было закрыто уже 2600.

В чем причина такого успешного массового закрытия?

Чиновники нашли дыру в законе, благодаря которой школы закрывать стало гораздо проще. Согласно пункту 5 статьи 34 федерального закона «Об образовании», ликвидация сельского общеобразовательного учреждения допускается только с согласия схода жителей поселения, которое обслуживает школа. Однако при принятии решения о ликвидации школы сход жителей проводится редко и их согласия обычно не спрашивают, так как сельские школы объявляют филиалами городских, а затем закрывают.

Не все регионы послушно «реструктурируют» свои сельские школы. Их, например, пытаются сохранить в Амурской области, и доброе дело не остается безнаказанным. На парламентских слушаниях в Госдуме министр образования Амурской области Сергей Степанов сказал: «Наш регион постоянно подвергается серьезной критике за неэффективные расходы и за несоответствие федеральным нормативам по наполняемости классов».

Поэтому большинство предпочитают слушаться.

Не учитесь в избушке

Аргументы сторонников перевода учеников в крупные школы можно понять: сельские школы – это чаще всего деревянные постройки с удобствами на улице. Ни о каком качестве образования в таких условиях говорить не приходится. А так как у государства нет средств на хорошие малокомплектные сельские школы, выход один – возить детей каждый день на школьных автобусах до больших базовых школ.

По словам заведующей отделом по вопросам общего образования Профсоюза работников народного образования и науки Татьяны Алешиной на ситуацию в образовании серьезное влияние оказывает низкая рождаемость последних лет. Сокращение числа учеников – одна из основных причин закрытия или реорганизации как городских, так и сельских общеобразовательных учреждений, утверждают в профсоюзе.

«В сельской местности процесс закрытия школ носит более массовый характер и более болезненный, чем в городской местности. Это связано с проблемами определения учеников в другие школы и трудоустройства сокращенных педагогических работников, поскольку закрывается, как правило, единственная в населенном пункте школа», — признает Татьяна Алешина.

Директор центра прикладных экономических исследований и разработок Института развития образования Государственного университета — Высшая школа экономики Татьяна Абанкина тоже считает, что причина закрытия сельских школ не столько экономическая, сколько демографическая.

«Довольно велика доля сельских школ, где учатся меньше 10 человек, — констатирует она. — Понятно, что содержать целое здание и обеспечивать учебным оборудованием такую школу получается накладно. Общая установка примерно такая: начальная школа в любом случае остается там, где она есть, но что касается основной и старшей, то лучше возить детей в крупные учебные заведения».

Второстепенная, но не менее важная финансовая сторона вопроса состоит в том, что финансирование школ осуществляется из бюджетов двух уровней: из регионального поступают средства на зарплату учителей и учебные расходы, а из муниципального — на содержание имущества и ремонт, поясняет Татьяна Абанкина. В местных бюджетах, как известно, денег хронически не хватает, поэтому малочисленные школы закрывают, чтобы сократить расходы.

Закроете школу – умрет село

Несмотря на все эти доводы, у оптимизации школьной сети есть много противников. Заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Олег Смолин утверждает, что курс на ликвидацию малокомплектных сельских школ – это «голый экономизм», который нам обойдется очень дорого.

«В моем представлении закрытие сельских школ – это нарушение права человека на образование и угроза национальной безопасности страны, поскольку вслед за школой исчезает село, возникают большие незаселенные пространства», — рассуждает он.

Не согласен депутат и с тем, что в сельских школах дают плохое образование. По его словам, американские исследования доказывают, что маленькие сельские школы часто дают лучшее образование, благодаря возможностям индивидуального обучения.

Но у сторонников реструктуризации — свои аргументы.

«Село выживает и развивается в том случае, когда там есть рабочие места, — считает Татьяна Абанкина. – По сравнению с возможностями трудоустройства, такой фактор, как наличие школы «шаговой доступности» носит вторичный характер. Более того, когда родители видят, насколько лучше образование в больших школах у старших детей, они стремятся устроить туда и младших».

На это возражает заместитель председателя центрального исполнительного комитета движения «Крестьянский фронт» Тамара Семенова, предупреждая, что закрытие школ вынуждает детей каждый день проделывать огромный путь: «Во многих регионах ситуация такова, что если школу закрывают, детей приходится возить за десятки километров. Это проблема для родителей, которые всегда неохотно соглашаются на ежедневные поездки своих детей».

Как выживают сельские школы. История одной учительницы

Может быть, «закроют школу – умрет село» — это не более чем громкий лозунг? Но вот пример из реальной жизни.

Нам удалось связаться с Лилией Корниенко, учителем малокомплектной сельской школы в селе Ендовищи (Воронежская область, Семилукский район), которую уже много лет пытаются закрыть. Она готова оспорить каждый пункт сторонников «реструктуризации и оптимизации сети школ» и говорит, что коллектив из 8 человек намерен стоять до конца. Вот что она нам рассказала:

— Нас уже давно обещают закрыть. Давят нас много лет подряд, даже отобрали одно из двух зданий школы – то, которое лучше. Сказали, что много электричества тратим.

В том здании у нас располагалась младшая школа. После этого детей из более-менее обеспеченных семей, в которых есть машины, стали возить в другие школы. Остались самые трудные ребята из неблагополучных семей.

Дело не в том, что сельские школы не могут дать хорошее образование. Это заблуждение и игры со статистикой. У нас осталось всего 33 ученика. Из них 10 человек с теми или иными отклонениями в развитии и 1 ребенок — беженец из Казахстана из неполной семьи. Добавьте к этому остальных детей из очень бедных семей или пьющих, и вы поймете, что хорошо учиться они просто не могут. Поэтому и показатели у нас невысокие. И мы не исключение, а, к сожалению, правило. Все, чему только можно обучить таких детей – мы обучаем.

До того, как школу стали душить, наши ученики побеждали на соревнованиях по настольному теннису, а дети из благополучных семей выравнивали нашу статистику. Теперь, конечно, все это в прошлом.

Мы даем рабочие кадры — у нас физкультурно-трудовой профиль. Сегодня это редкость, и чиновники говорят, что такого профиля вообще не существует: все стремятся получить высшее образование. Кто сейчас готовит рабочих? Чиновникам, конечно, на это плевать.

Наши беды начались с того, что нас сделали филиалом семилукской школы (в городе Семилуки) и теперь мы висим на волоске – одним росчерком пера нас могут закрыть.

Деньгами распоряжается базовая школа, а у нас даже туалет и тот до сих пор на улице. Котел отопления течет, и на его ремонт нужно 45 тыс. Само собой, никто не дает эти деньги. Это все говорит о том, что нас хотят закрыть под предлогом плохого состояния здания и некачественного образования. Но для начала нас надо довести до «ручки», что и пытаются сделать.

Так, нам сказали, что если не будете младшие классы кормить – закроем. А денег на еду не дали, вот и пришлось нам самим собирать. Я сама была вынуждена покупать еду из своей пенсии ученикам.

Подвозить до ближайшей крупной школы – это не выход, — продолжает свой невеселый рассказ учительница. — У нас так спланировано село, что дорогу в нем не проложишь – все застроено. Дети ходят до нашей школы тропинками. Шоссе находится в стороне от села, к тому же к нам ведет крутой спуск, поэтому в непогоду автобус к нам не доедет. Чтобы добраться до остановки, детям придется вставать часов в 5 утра. Но это при самом лучшем раскладе. Наши трудные дети в школу ездить, боюсь, не будут.

Поэтому после закрытия нашего «филиала» оставшиеся дети могут пополнить ряды алкоголиков и наркоманов. Будут слоняться без дела. Между прочим, пока у нас на учете в милиции никто не стоит.

Нет денег? Школы после войны в полной разрухе и то восстанавливали, а не закрывали».

Мы рассказали о таком «законном» методе закрытия школ законодателям. Олег Смолин утверждает, что в Комитете по образованию Госдумы хорошо знакомы с тем, какой управленцы нашли обходной маневр для закрытия школ. По словам депутата, был внесен законопроект, который запрещает без согласия схода местных жителей не только ликвидацию, но и реорганизацию сельской школы, то есть превращение ее в филиал. В феврале он будет рассматриваться в Госдуме. К несчастью, законопроект получил отрицательное заключение правительства.

Земля была, да сплыла

Сельским школам выделяют настолько мало денег, что многие из них вынуждены использовать незанятые земли из районного фонда для выращивания на них овощей и фруктов. Благодаря доходам от продажи продукции, обеспечивается питание детей. Эти земли, как сообщает «Российская газета» (статья «Пирровы обеды», федеральный выпуск №4995 (171) от 11 сентября 2009 г.), в Ростовской области забирают, так как прокуратура сочла незаконным их использование.

Многие специалисты полагают, что Ростовская область – это просто самый известный пример, а подобные проблемы возникают у многих сельских школ в черте черноземной зоны.

Олег Смолин указывает на то, что из региональных и местных бюджетов выделяются ничтожные деньги на питание детей. Поэтому если школы используют землю, чтобы обеспечивать детей продуктами питания, то их надо за это благодарить, а не наказывать. «По официальным данным, в России примерно треть так называемых школьных болезней связана с недостаточным или плохим питанием, — напоминает депутат. — Примерно 90 тыс. молодых ребят не попадают в армию именно из-за дефицита массы тела».

Насколько законно изъятие земель у школ, мы спросили у заместителя руководителя юридического отдела Юридическое бюро «Падва и Эпштейн» в г. Твери Валерии Байраченко.

Специалист поясняет, что по закону РФ №3266-1 «Об образовании», согласно абзацу 2 п. 1 ст. 39, земельные участки закрепляются за государственными и муниципальными образовательными учреждениями в соответствии с п. 1 ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации (ЗК РФ). Последний устанавливает, что земельные участки предоставляются государственным и муниципальным учреждениям в постоянное (бессрочное) пользование. Исходя из этого, сельские школы были вправе получить земельные участки.

Проблема в том, что в действовавшем до 2003 года законодательстве отсутствовали нормы, прямо предусматривающие возможность передачи земельных участков сельскохозяйственного назначения на правах постоянного пользования, что создавало юридическую неопределенность.

«27.01.2003 вступил в силу специальный закон, регулирующий сделки с земельными участками сельхозназначения, — Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», который установил, что такие земельные участки передаются в собственность или на правах аренды. Закон не содержит норм о возможности предоставления образовательным учреждениям сельскохозяйственных земель на правах постоянного (бессрочного) пользования», — объясняет Валерия Байраченко.

В то же время, несмотря на отсутствие в законодательстве четких норм, регулирующих данную ситуацию, юрист отмечает, что в соответствии со ст. 45 ЗК РФ, прекращение права бессрочного пользования возможно только при отказе землепользователя от участка, по решению суда или в случае отмены в судебном порядке акта, в соответствии с которым земельный участок был предоставлен в постоянное пользование.

Если земля изымается с нарушением этого порядка, то вернуть ее можно путем оспаривания акта об изъятии в судебном порядке. При этом вероятность удовлетворения требования повышается, если земельный участок сельскохозяйственного назначения был предоставлен до вступления в силу Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», заключает Валерия Байраченко.

Альтернатива ликвидации

Образование на селе на государственном уровне практически забыто, утверждает Марина Гурьянова, заместитель директора по науке Института социальной педагогики Российской академии образования.

«Сельская малочисленная школа видится чиновникам как затратный объект для обучения, который подлежит реорганизации. А ведь в начале XX века сельскую школу воспринимали как центральную составляющую самого российского уклада жизни, стратегический резерв государства, необходимый фактор самой деревни. Сегодня российское село, где проживает 26,7% населения страны, не принимается в государственный расчет как основа воспроизводства нации и самая благоприятная среда проживания человека», — рассуждает Марина Гурьянова.

Может ли сельская школа повлиять на изменение социальной ситуации на селе? Марина Гурьянова без колебания отвечает: может, если будет целенаправленно решать задачу формирования у детей ценностного отношения к сельскому образу жизни: «Опыт такой работы в России есть и его можно экстраполировать на массовую школу, — поясняет она. — Речь идет о формировании нового сознания учащихся сельской школы, где приятие ценностей сельского уклада жизни с его устойчивыми жизненными принципами будет сочетаться с пониманием современных возможностей села».

По какому же пути должно пойти развитие сельских школ в России?

Единого рецепта здесь нет. В каждом регионе должны быть свои подходы. Например, кочевые школы — в Якутии; в Чувашии и Оренбургской области – школы-социокультурные центры; где-то может получить развитие дистанционное обучение (оно сейчас апробируются в Бурятии и Саратовской области). Там, где позволяет транспортная инфраструктура, можно строить базовые школы. Где-то лучше сохранить маленькую сельскую школу.

Однако, как видно из числа ликвидированных школ, чиновники придерживаются принципа «экономика должна быть экономной». Особенно на детях.

Число государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений по данным Федеральной службы государственной статистики (на начало учебного года; тысяч)

В Российской Федерации на начало 2007/08 учебного года работали 1374 гимназии (899,2 тыс. учащихся), 993 лицея (594,2 тыс. учащихся).

 
 
3 комментария к Комментарий. Сельским школам поставили диагноз: неэкономично.
    0

    вот вам еще интересная проблема для размышления: подмосковье.шоссе. деревушка . в ней медпункт. поток машин через деревушку вечер пт-вс-утро около 100 тысяч — это 300 тысяч человек по меньшей мере в 48 часовом интервале и радиус обслуживания у нее километров 20 до ближайшей точки. одна медсестра. ни сотовой ни лекарств ничего нет. и как туда обращаться. ни реанимации ни… нет. а неожиданные роды принять или там что экстренное. как укомплектовать медточку чем укомплектовать кем укомплектовать, мож какие придумать вахты врачевых бригад мобильные. народ все стареет и стареет ездючий за город. не все от туда возвращаются. ну что еще одну программу заряжать.а?покумекать бы всем скопом.

    Ответить
    0

    ведомственную программу по развитию пунктов предоставления комплекса социально-бытовых услуг в сельской местности с радиусами доступности, увязать по сложности с центрами и так ддалее, что горло узкое? денег нет, мешок тощий?. в сезон численность населения резко меняется. ничего нет на селе. не все с выходных возвращаются.гибнут на огородах. город вообще не обслуживает район.поэтому в селах должны быть по уши укомплектованы и медициной и пожарныимт и милицией(имущество в разы прибавляется на участок милицейский)и жестянщиками , так и учителя. население платежеспособно и пользуетсяы льготами и стрнаховками. отсутствует сам штат и квалификация. туризм тоже от этого не развивается.вотвам и занятость где все же эти 38 млн сельчел. а ?

    Ответить
    Аноним
    0

    организовать сельнас- пусть зимой учаться,деньги из города под урожай выколачивают, сезонная отрасль, заинтересовать получением разнообразных профессий, отражать поколение на селе не получиться, но хотя бы одного учителя на 100 человек твердо держать то мы сможем всей страной, а там где села порознь то интернет вводить, пусть дистанционно шпарят пока малолетки, потом в центры сводить правильно на полевые занятия, классы образовывать по специальностям, одно ясно думать не хотят! а от города село остается зависимо,это плохо,в городе по сей день денежные ресурсы, не у собственников земли бывшей колхозной, все как в городе подумают, вот и диспропорции, плотность населения в сезон резко меняется,это чувтсвовати не научились, а услуги должны быть круглогодичными, поэтому опорные пункты услуг должны быть подзавязку укомплектованы посезонно в расчете на наплыв клиентов в летний период

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля