Сегодня: 2019-08-20    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Господдержка села: декларации и факты.

Как уже сообщалось, в Тимирязевской сельхозакадемии прошел Всероссийский конгресс экономистов-аграрников. На конгрессе выступил Давид Беркович Эпштейн, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Северо-Западного НИИ экономики сельского хозяйства. Заявления федеральных чиновников о месте АПК в экономике и росте государственной поддержки, мягко говоря, не соответствуют реальному положению дел.  «Крестьянские ведомости» публикуют этот доклад без сокращений.

Если обратиться не к абсолютным цифрам, характеризующим величину государственной поддержки сельского хозяйства (и рыболовства), а к их динамике и относительным величинам, то возникают некоторые закономерности, в определенной степени, противоречащие декларациям правительства о всемерной поддержке отечественного сельского хозяйства.

Диссонанс очевиден при сопоставлении данных Роскомстата и расчете ряда относительных показателей.

 

Таблица 1. Некоторые показатели, характеризующие абсолютные и относительные объемы государственной поддержки сельского хозяйства в 2000-2014 годах

(стоимостные показатели в млрд руб.)

 

 

 Показатели 2000 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2014 в % к 2000
Доходы консолид. бюджета в % к ВВП 28,7 39,7 34,6 37,3 37,7 36,6 37,5 130,7
Расходы консолидированного бюджета 1960,1 6820,6 17616,7 19994,6 23174,7 25290,9 27611,7 1408,7
Расходы консолид. бюджета в % к ВВП 26,8 31,6 38 35,7 37,2 37,9 38,7 144,4
Расходы консолид. бюджета на сельское хозяйство и рыболовство 55 78,6 262,3 268,7 276,5 361,3 314,3 571,5
 из них —  федеральный бюджет 13,4 19,5 35,3 141,4 148,8 219,7 180 1343,3
          — региональные бюджеты 41,6 59,2 227 127,3 127,7 141,6 134,3 322,8
Расходы федерального бюджета в постоянных ценах 2000 г. 9,02 5,79 6,39 22,84 22,63 30,38 22,94 254,2
Расходы региональных бюджетов в постоянных ценах 2000 г. 28,01 17,58 41,07 20,56 19,42 19,58 17,12 61,1
Итого расходы на сельское хозяйство в постоянных ценах 2000 г. 37,04 23,34 47,46 43,41 42,06 49,96 40,06 108,1
Расходы на сельское хозяйство в % к ВВП 0,75 0,36 0,58 0,48 0,44 0,54 0,44 58,8
Расходы на сельское хозяйство в % к доходам бюджета 2,62 0,92 1,64 1,29 1,18 1,48 1,17 44,8
Расходы федерального бюджета на сельское хоз. в % к доходам фед бюджета 1,18 0,38 0,43 1,24 1,16 1,69 1,21 102,5
Расходы рег. бюджетов на сел.хоз. к доходам рег. бюджетов 3,90 1,97 3,47 1,67 1,58 1,73 1,54 39,3
Доходы рег. бюджетов в % к доходам фед. бюджета 94,1 58,5 78,7 67,2 62,7 62,7 59,0 62,6
Расходы рег. бюджетов на сел.хоз. в % к расходам фед. бюджетов на сел. хоз. 310,4 303,6 643,1 90,0 85,8 64,5 74,6 24,0
Доля сельского хозяйства в ВВП, в % 10,60 6,39 5,76 5,83 5,37 5,52    
Доля валовой добавленной стоимости (ВДС) сельского хозяйства   в ВДС, в % 5,75 4,00 3,23 3,34 3,18 3,24    
Индекс цен производителей сельскохозяйственной продукции в % в пред. году 136,5 109,6 106,5 118,6 99,5 107,4 103,8  
Индекс производителей сельскохозяйственной продукции кумулятивный, в %  к 1999 г. 136,5 268,5 433,7 514,4 511,8 549,7 570,5  
Индекс цен промышленной продукции и услуг, приобретенных сельхозорганизациями, в % к пред. году 148,5 115,7 109,1 112 106,2 110 108,5  
Индекс цен промышленной продукции кумулятивный, в % к 1999 г. 148,5 336,7 552,7 619,0 657,4 723,2 784,6  
Бюджетные субсидии, относимые на результаты хозяйственной деятельности в факт. ценах 8,9 25,5 135,3 138,0 138,1 176,9 157,3 1757,1
Бюджетные субсидии сельхозорганизациям в % ко всей господдержке 16,3 32,5 51,6 51,4 49,9 49,0 50,0 307,5
Уровень рентабельности по всей деятельности сельхозорганиза-ций, до налогообложения, в % 2,2 2 -5,4 -0,4 1,4 -5,2 6,3 285,4
Индекс роста производства сельхозпродукции в % к пред. году 106,2 101,6 88,7 123 95,2 105,8 103,7 97,6
Кумулятивный рост сельхозпродукции в % 106,2 119,1 126,2 155,3 147,8 156,4 162,2 152,7
Индекс роста продукции в сельхозорганизациях, в % к пред. году 106,4 103,1 89,4 128,9 94,9 108,4 106,8 100,4
Кумулятивный рост сельхоз продукции сельхозорганизациях в % к 1999 г.  106,4 125,1 143,3 184,7 175,3 190,0 202,9  
Индекс роста производства в КФХ, в % к пред. году. 121,9 110,5 83,9 150,9 89,2 118,4 111,2  
Кумулятивный рост сельхоз продукции в КФХ, в % к 1999 г.  121,9 311,0 399,5 602,9 537,8 636,7 708,0  
Темп роста ВВП в % к пред. году 110,0 106,4 105,4 104,3 103,4 101,3 100,6  
 Кумулятивный рост ВВП в % к 1999 г. 110,0 148,1 177,8 185,4 191,7 194,2 195,4  

Приведенные данные позволяют установить следующие закономерности.

При росте продукции сельского хозяйства к 2014 году по отношению к 1999 году на 62,2%:

расходы на поддержку сельского хозяйства по отношению к ВВП сократились с 2000 года по 2014 год с 0,75% до 0,44% ВВП;

при росте консолидированного бюджета (федерального и регионов) по отношению к ВВП с 26,8% до 38,7% расходы на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходной части консолидированного бюджета (федерального и регионов в сумме) сократились 2,62% до 1,17%;

если в 2000 году федеральный бюджета составлял по отношению к консолидированному бюджету регионов 106,2%, то в 2014 году эта величина составляла уже 169,6%, то есть, федеральный бюджет аккумулирует все большую часть доходов страны при том, что для нормального экономического развития регионов в мирное время требуется противоположная тенденция;

при этом расходы федерального бюджета на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходной части бюджета увеличились лишь с 1,18% в 2000 году до 1,21% в 2014 году (при существенных колебаниях этой величины) на фоне опережающего роста федерального бюджета, хотя именно сельское хозяйство было одним из локомотивов роста экономики до и после кризиса 2007-2009 годов;

расходы консолидированного бюджета регионов на поддержку сельского хозяйства по отношению к доходам регионов сократились с 3,94% до 1,54% на фоне существенного роста региональных бюджетов;

в 2014 году доля федерального бюджета в расходах на поддержку сельского хозяйства сократилась до 57%;

в последние годы господдержка сельского хозяйства имела некоторую тенденцию снижения даже в абсолютных цифрах в 2010-2012 годах по отношению к 2009 году, а также в 2014 году по отношению к 2013 году, хотя 2014 год явился годом экономических санкций против России и провозглашением политики импортозамещения;

объявленная величина господдержки сельского хозяйства из федерального бюджета в 2016 году – 237 млрд руб. – ниже суммы, заявленной на этот год в Госпрограмме в редакции декабря 2014 года (258 млрд руб.)[1];

если пересчитать бюджетную поддержку сельского хозяйства в постоянные цены 2000 года, пользуясь ежегодным индексом цен промышленного производства (так как поддержка расходуется преимущественно на приобретение средств производства), то она выросла лишь с 37,04 млрд руб. до  40,06 млрд руб. в 2014 году, то есть, лишь на 8,2%, при том, что объем сельскохозяйственного производства вырос, как уже сказано, на 62,2%; рост сельскохозяйственного производства почти в 8 раз обгоняет рост расходов на его поддержку;

рост сельскохозяйственного производства происходил на фоне не только неблагоприятных внешнеторговых условий (стагнация курса доллара, ведущая к постоянному удешевлению импортной продукции, вступление в ВТО и принятие обязательств по ограничению и сокращению связанной господдержки, санкции), но и продолжающегося роста диспаритета цен; цены на сельскохозяйственную продукцию в 2014 году выросли по отношению к ценам 1999 года в 5,7 раза, а цены на приобретаемую сельскохозяйственными производителями промышленную продукцию и услуги – в 7,8 раза;

Имеет место опережающий рост продукции сельхозорганизаций (она выросла в 2 раза к уровню 1999 года) и фермерских хозяйств (рост в 7,1 раза).

Таким образом, мы наблюдаем, с одной стороны, явно выраженную тенденцию относительного и нередко абсолютного уменьшения государственной бюджетной поддержки сельского хозяйства на фоне роста возможностей бюджета и слов о важности сельского хозяйства, необходимости импортозамещения и т.п., а, с другой стороны, достаточно успешные показатели валового роста сельскохозяйственной продукции.

Тем самым, сельскохозяйственные производители вновь, как практически и весь период ХХ века, косвенно помогают другим отраслям народного хозяйства, способствуя высвобождению средств бюджета. Но правильна ли такая аграрная политика, которая сокращает средства поддержки успешно растущего сектора экономики?!

На первый взгляд, она может казаться правильной и логичной: если сельское хозяйство успешно растет на фоне относительно снижающейся господдержки, зачем же ее относительно увеличивать?! Но это лишь на первый взгляд.  Для правильного понимания ситуации необходимо принять во внимание следующие обстоятельства:

рост сельскохозяйственного производства в основном носил восстановительный характер после практически десятилетнего тяжелейшего периода сокращения производства (до 48% в 1998 году к уровню 1990 года);

хотя рост с 2000 года основан в существенной степени на новых технологиях, так как он связан с высокими темпами роста производительности труда в сельхозпредприятиях (4-5% в год), однако технологический уровень во многих отраслях остается все еще низким, существенно более низким, чем в развитых странах;

продолжается сокращение техники и энергетических мощностей в сельском хозяйстве — нагрузка на один трактор выросла к 2013 году в два раза по сравнению с 2000 годом (274 га пашни против 135 га/трактор), похожая картина имеет место с зерноуборочными комбайнами, при этом на 100 га посевной площади приходится 201 л.с. против 329 л.с. в 2000 году;

уровень производства в 2014 году, за исключением  зерна, семян подсолнечника и мяса птицы, все еще заметно ниже уровня 1990 года, темпы роста товарной части сельскохозяйственного производства примерно на треть ниже, чем валового производства, они не отвечали темпам роста доходов населения, поэтому импорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья вырос с 7,3 млрд долл. в 2000 году до 43,2 млрд долл. в 2013 году, то есть, почти в 6 раз, это на порядок превосходит темпы роста отечественного производства; 

уровень рентабельности сельскохозяйственных предприятий по прибыли до налогообложения без субсидий в среднем за 2010-2014 годы составил минус 1%, а с субсидиями лишь 11%, что недостаточно для успешного использования и погашения кредитов, для высоких темпов инвестирования в совершенствование технологий;   

внешнеполитические санкции против России и ответные меры делают исключительно актуальными требования импортозамещения и опережающего роста отечественной товарной продукцией.

В совокупности эти обстоятельства однозначно свидетельствуют, на наш взгляд, об ошибочности политики относительного сокращения государственной поддержки сельского хозяйства. В частности, наши результаты анализа финансового состояния сельхозпредприятий Северо-Запада РФ по данным 2009-2012 годов показали, что лишь при рентабельности порядка 20% и выше предприятия (в среднем) получают возможность осуществлять расширенное воспроизводство и успешно увеличивать величину основных средств и чистых активов.

Если учесть, что существующий уровень господдержки создает рентабельность сельхозпредприятий на уровне 10-11%, то для достижения рентабельности 20% необходимо, как минимум, удвоение величины поддержки. С учетом того, что курс доллара вырос почти в два раза по сравнению со средним уровнем в период 2000-2013 годов, для сохранения возможностей для предприятий осуществлять инвестиционные проекты, номинированные в долларах, также необходимо увеличить господдержку примерно в два раза.

Отдельный вопрос – по каким направлениям, на какие программы должны расходоваться эти средства. Часть из этих средств необходимо направить на субсидирование приобретения отечественной техники, чтобы обеспечить возможности ее производства в размерах, способствующих росту конкурентоспособности и качества.

Ранее субсидии отечественным производителям сельхозтехники предоставлялись в размере 15%, хотя, например, наши предложения состояли в установлении норматива субсидирования на уровне 50%. По постановлению Правительства № 1432 норматив был увеличен до 25%, а для некоторых регионов – до 30%. И это дало существенные результаты, в частности, рост производства тракторов, комбайнов может составить в 2015 году 20%.  Правда, отчасти этот рост связан с эффектом девальвации рубля. Но субсидии пока   предоставляются только производителям сельхозтехники, хотя нуждаются в этом производители и других отечественных средств производства.

Существенная часть субсидий должна пойти на поддержку малых форм хозяйствования, на крестьянские (фермерские) хозяйства, а также на поддержку ЛПХ, дающих товарную продукцию. В целом, основные направления государственной поддержки достаточно квалифицированно отражены в Госпрограмме развития сельского хозяйства до 2020 года. Но важно, чтобы конкретные суммы были увеличены сообразно существенному изменению общеэкономической и стратегической ситуации, произошедшему в 2013-2014 годах и выделялись полностью и своевременно.

В связи с изложенными «странностями» существующей политики государственной поддержки сельского хозяйства, которая является частью аграрной политики, стоит отметить, что аграрная политика как предмет научного исследования и разработки исчезла из спектра фундаментальных исследований Российской Академии наук с 2013 года. Об этом свидетельствует «Программа фундаментальных исследований государственных академий наук», утвержденная Правительством на 2013-2020 годы.

В этой программе можно встретить пункты о территориальной политике, социальной политике, культурной политике, национальной политике и т.д., но там не нашлось места для изучения и разработки принципов и методов аграрной политики, промышленной политики. Даже слова такие не встречаются. А экономическая политика там фигурирует или в региональном разрезе, или в сочетании с моделированием.   Моделировать можно, а изучать и разрабатывать, оказывается, нельзя! Можно предположить, что или на известном уровне понятия экономической политики в масштабах государства, промышленной политики страны и политики в АПК отечественные сторонники рыночного фундаментализма уже не воспринимают, или кто-то решил, что предмет экономической политики носит прикладной, а не фундаментальный характер, и это не дело ученых…

А ведь именно экономическая политика является одной из наиболее слабо развитых в научном плане сфер человеческой и, прежде всего, государственной управленческой деятельности, именно в ней (в том числе, и в российской) нередко господствует субъективизм, антагонизм различных парадигм, на практике отсутствует знание ее закономерностей, понимание и применение которых в конкретных социально-экономических условиях только и может обеспечить успешное экономическое развитие.  Но если наука вынужденно отворачивается от проблемы, а кто-то полагает ее нефундаментальной, это не значит, что проблема исчезает или легко решается. Скорее наоборот.  Не исключено, что этот отказ от изучения и разработки научных рекомендаций по экономической политике —  одна из причин соответствующих странностей как общегосударственной экономической (промышленной, кредитной, валютно-финансовой), так и аграрной политики, приведших к кризису 2013-2015 … годов.

Многоточие после цифры 2015 говорит лишь о том, что кризис идей далеко не достиг дна.

 

Автор: Давид Эпштейн, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Северо-Западного НИИ экономики сельского хозяйства

 
 
17 комментариев к Комментарий. Господдержка села: декларации и факты.
    Аноним
    0

    Молодец! На все 100!

    Ответить
    Роберт
    0

    если бы этот экономист ещё знал как и на что размываются финансы выделяемые на сельское хозяйство,;;; на субсидирование сельхоз машиностроителей, на субсидирование процентной ставки мега холдингам и тд .. тп.. и какие схемы по отмыву придумывают в виде регламентов на документы чиновники и банкиры в регионах диву даёшься ну почему их ФСБ в загранкомандировку не отправит, угробили бы наши чиновники любую самую мощную экономику мира за пять лет

    Ответить
    щпицвег
    0

    Анализ Эпштейна к сожалению мало рассматривает структуру господдержки.
    А с его тезисом : —"В целом, основные направления государственной поддержки достаточно квалифицированно отражены в Госпрограмме развития сельского хозяйства до 2020 года. Но важно, чтобы конкретные суммы были увеличены"—- вообще нельзя согласиться.
    В его расчетах динамики размеров господдержки огромная ошибка.
    Эта ошибка в кумулятивном накоплении расходов на субсидирование процентной ставки.
    Сроки кредитов(в частности животноводства) пролонгируются ,
    Получается что в текущих бюджетах чуть не половина средств уходит на субсидирование процентной ставки прошлых лет.
    Соответственно никакого эффекта для текущего развития эта часть средств не оказывает.
    Не учтено увеличение по годам количества получателей претендующих на эту господдержку, пример субсидирование переработчиков сх продукции из квоты субсидирования процентной ставки для растениеводства.
    Вообще нет оценки вида поддержки- субсидирования процентной ставки- для кого эта поддержка более важна?
    Ведь кредиты это товар банков и им важно его продавать, дорогие кредиты никто не берет, поэтому ставка по кредитам субсидируется.
    И к кому отнести этот вид господдержки непонятно, к крестьянам или к банкирам? или поровну

    Ответить
    Эпштейн Д.Б.
    0

    Шпицвегу: Вы указали не на мою "огромную ошибку" в расчетах, а на один аспект распределения средств, о котором я
    ничего здесь не написал…по той причине, что нельзя в одной статье "объять необъятное". Я ДОКАЗАЛ, а не бла-бла, что
    господдержка снижается по сравнению с возможностями и потребностями. А ее структура — иной вопрос.

    Ответить
    0

    Эпштейну. Доказывать очевидное не подвиг для ученого такой величины, проблема в структуре поддержки.

    Ответить
    Игорь Абакумов
    0

    Системнику. Ну так и раскройте структуру поддержки. Народу будет интересно. Про отдельное финансирование Мираторга тоже будет интересно…

    Ответить
    ник
    0

    Очевидное для кого? Для власти это не очевидное и требует доказательства, что и сделал автор.

    Ответить
    Игорь Абакумов
    0

    Дорогие читатели, прошу не забывать, что читать намного легче, чем писАть. И еще легче, чем считать. А еще легче нападать на автора, не вчитываясь в материал. Речь не о том, чтобы безоговорочно одобрять текст и расчеты, а о том, чтобы высказаться по теме, а не по личности. Автор бросил здоровенный камень в болото, обнажив фактическое снижение поддержки. Этого еще никто не делал. Понимаю, что мыслей у всех много, и опыта много. Так кто возьмется продолжить и раскрыть тему структуры поддержки?

    Ответить
    0

    Игорь Борисович. Хотелось бы определиться в позициях. Я, последние 25 лет жизни, простой Российский фермер, правда с достаточным уровнем знаний и опыта (в 80 годы в пределах 10 лет топтал коридоры МСХ РСФСР по линии АСУ-сельхоз), это дает мне возможность понимать о чем идет речь на форуме КВ. Эпштейн Д.Б. д.э.н. и занимает достаточно высокую должность в федеральном НИИ.
    Далее, Вы для интереса посчитайте сколько за последние 10 лет появилось кандидатов и докторов наук утверждающих эффективность развития агрохолдингов в России.
    В МСХ РФ сидит целый академик РАН А, Петриков, комментарий которого по структуре поддержки сельского хозяйства РФ висит рядом на сайте.
    Если бы д.э.н. Д. Эпштейн, в силу своей должности, дал развернутый системный анализ структурной перестройки сельского хозяйства РФ, в том числе и по Мираторгу (и не только по Мираторгу), это был бы научный поступок.
    Денег на сельское хозяйство РФ в последние годы дают достаточно много, это видно без анализа. Проблема в том в том куда они идут и как используются.

    Ответить
    Игорь Абакумов
    0

    Sistemnik, я предпочитаю обсуждать то, что написано. Но не то, что хотелось бы почитать. Это все равно, что Льву Толстому советовать побольше раскрыть коррупцию московского градоначальника и сокрытие ее следов пожарами. Но это уже другое произведение. Вы правильно ставите вопрос и верно видите проблему, но сегодня я не вижу ученых (кроме Узуна и Шагайды), которые способны ее поднять. Наверное, надо к ним и обратиться. Это первое.
    Второе. По понедельникам на канале ОТР я веду программу "Аграрная политика". Пытаюсь найти ее следы. У меня бывают в студии разные известные в отрасли люди. Но ни один из них не ответил — где же эта политика формируется? Кто ее определяет? По моему мнению тот, кто сумел найти ключик к сердцу и тропинку к первым лицам. Так формируются латифундии, от которых Европа и США успешно избавляются, поняв их опасность для общества и экономики с политикой. Так вот чего же вы ни разу не посмотрели и не позвонили в студию? Это же прямой эфир.

    Ответить
    0

    Межрегиональный профсоюз водителей-профессионалов угрожает провести 11 ноября всероссийскую акцию протеста, если до 9 ноября не будет отменена вводящаяся с 15 ноября дополнительная плата за проезд большегрузных автомобилей по трассам федерального значения. Протест дальнобойщиков может привести к тотальному транспортному коллапсу в столице и многих крупных городах – только в Московском регионе как минимум 200 фур перекроют федеральные трассы на подъездах к МКАД.

    По инициативе Минтранса, считающего, что именно автомобили дальнобойщиков (весом более 12 тонн) наносят дорожному полотну больше всего вреда, с 15 ноября в России для них вводится система дополнительной оплаты проезда по федеральным трассам, стоимостью в 3 рубля 73 копейки за каждый километр пути, получившая название "Платон". Согласовывать маршрут и оплачивать проезд, причем заранее, компании, занимающиеся грузоперевозками, должны будут с единым оператором, назначенным правительством РФ еще в 2014 году, – "РТ-Инвест Транспортные Системы (РТИТС).

    Согласно расчетам, в первые же 12 месяцев с помощью новой системы в бюджет должны поступить около 50 миллиардов рублей, которые пойдут на ремонт автодорог, причем значительная часть этой суммы в виде штрафов. Их шкала также определена: при первом нарушении 5 тысяч рублей с водителя, 40 тысяч – с должностного лица или индивидуального предпринимателя, 50 тысяч рублей – с предприятий, зарегистрированных как юридические лица. При повторном нарушении штраф для индивидуальных предпринимателей возрастает до 50 тысяч, а для юридических лиц – до миллиона рублей.

    Ответить
    Аноним
    0

    А вот эти ребята могут между собой договориться. Не то что мы: готовы сожрать друг друга!

    Ответить
    0

    Завтра в стране должна была пройти всероссийская акция протеста водителей-дальнобойщиков, не согласных с введением платы за проезд по федеральным трассам.

    Правительство пошло навстречу бизнесу и ввело переходный период взимания платы за проезд по федеральным трассам для 12-тонных грузовиков. До 29 февраля 2016 года размер платы составит 1,53 руб. за километр вместо планировавшихся 3,73 руб. Соответствующее постановление, подписанное премьер-министром Дмитрием Медведевым, размещено сегодня утром на сайте Правительства РФ.

    Согласно постановлению, размер платы, взимаемой с большегрузов за один километр пути по федеральным трассам, до 29 февраля 2016 года будет составлять 1,53 руб., а с 1 марта 2016 года до 31 декабря 2018-го он составит 3,06 руб. на один километр.

    Как отмечается в документе, постановление было подготовлено Министерством транспорта России «во исполнение решений по итогам совещания о предельном уровне неналоговых платежей предпринимателей и организаций 1 июня 2015 года».

    Изначально плата за возмещение вреда 12-тонниками составляла 3,5 руб. за 1 км пути, она была утверждена в июне 2013 года. Затем было принято решение перенести введение платы с 1 ноября 2014 года на 15 ноября этого года. При этом размер платы был увеличен до 3,73 руб. за 1 км (на фактическую инфляцию за 2013 год).

    Ответить
    epsteindb@gmail.com
    0

    Игорь Борисович!
    Я не вижу особой проблемы в том, чтобы заняться оценкой эффективности структуры расходования
    средств господдержки сельского хозяйства и АПК. Были бы данные о фактической величине поддержки и ее реальном распределении по направлениям! Но г. "системник" и другие хотят лишь получить рекомендации по увеличению поддержки КФХ и ЛПХ за счет сокращения поддержки сельхозорганизаций. Я и тут не против… в целом, но и для этого, строго говоря, нужны детальные данные о товарности КФХ и ЛПХ за ряд лет, об объемах поддержки, об используемых труде и земле . Где взять такие данные?!

    Ответить
    Игорь Абакумов
    0

    Уважаемый Давид Беркович! Если Вам неизвестны такие данные, значит или они есть в МСХ, или их нет вообще. Если вы сформулируете вопросы — пришлите мне на почту, я сделаю запрос в МСХ. Только постарайтесь сделать вопросы исчерпывающими, чтобы два раза не обращаться. Это в российском масштабе. Думаю, что будет достаточно сделать такой срез в районном или областном масштабе, что Вам вполне подвластно. Кроме того, некие заявления на эту тему делали Узун и Шагайда. Попробуйте у них спросить — что они имели в виду? Предыдущий директор депэкономики МСХ в приватной беседе говорил, что почти 50 процентов всех долгов АПК натворили 18 агрохолдингов. Но ВНИИЭСХ эти данные не подтверждает. Есть то ли несогласованность, то ли недоговоренность. По крайней мере, мои вопросы об экономической эффективности агрохолдингов вызывают моментальную смену настроения у их руководителей. Но тут мое частное мнение:)))

    Ответить
    Шпицвег
    0

    Эпштейну, вопрос стоит не в "увеличении поддержки КФХ и ЛПХ за счет сокращения поддержки сельхозорганизаций."
    Проблема тут "глыбжее" и философичней.
    Помните спор Паниковского и Балаганова?
    Надо поделить по честному, поровну….
    Кто такой Козлевич, чтобы с ним делиться? Я не знаю никакого Козлевича….
    Так вот, лет 6 назад, читал я стенограмму одной из встреч президента с аграриями, там почти дословно :
    президента просят из всей господдержки оставить одну погектарку, так как это справедливо и пропорционально производимой продукции.
    Ответ президента- есть мнение специалистов, что распределение господдержки "по ровну" неэффективно,
    нужно поддерживать, тех кто вкладывается в новые проекты и перевооружение, т. е. поддерживать точечно.
    Было это по моему в бытность Скрынник.
    Так вот, может ли быть господдержка эффективной и одновременно справедливой?
    Если не поровну, то кто и где определяет "эффективность" этих точек?
    Скрынник, Федоров, Ткачев ?

    Игорь Борисович, Вы задаете вопрос кто делает аграрную политику?
    Президент ставит задачу типа- не допустить роста цен на хлеб..
    А там кто во что горазд, минфин, минсельхоз, совфед, "антимонопольный" комитет, и на тебе экспортную пошлину,
    как будто нельзя ограничить цены на внутреннем рынке, не трогая цены на внешнем…

    А если президент "нечаянно" неправильно поставит цель?
    может быть проект мясного скотоводства это результат неосведомленности сугубо "городского" президента?
    Меня поразил диалог на совещании в Ростове, того кто ставит цели, и того кто выполняет, президента и министра, похоже для президента "открыли Америку"
    Стенограмма:
    Ткачев: " Молоко – это стратегический ресурс, потому что, производя молоко, мы получаем и говядину."
    В.Путин: Это же не мясное животноводство.

    А.Ткачёв: Это говядина. Во всём мире 50 процентов – мясное, оно более дешёвое, даже в большей степени привлекаемое.

    В.Путин: Понятно, что это говядина, но есть мясное животноводство, которое считается более эффективным.

    А.Ткачёв: Но мы же говорим в целом о мясе КРС. С одной стороны, через мясное – стейки, более дорогой сегмент, с другой стороны – через молоко, обычная говядина, которая по цене ниже и пользуется большим спросом. И мы будем только через производство молока закрывать эту нишу.

    Вот вам и вся аграрная политика Абакумов……

    Ответить
    0

    Эпштейну. Вопрос стоит не в увеличении поддержки КФХ И ЛПХ, вопрос стоит в стратегии развития сельских территорий. Мы с Вами, судя по Вашей биографии, коллеги, только я в начале 90- х поставил над собой эксперимент, на 25 лет окунулся в изучаемую проблему.
    Сегодня 50% производимого молока в ЛПХ, последний шанс на пути эволюционного развития кооперации производителей, о которой порой пафосно пишут в научной среде. МСХ РФ в настоящее время революционными методами уничтожает эту среду развития в пользу доминирования монополистического капитала. Как то так.

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля