Сегодня: 2019-08-24    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Импортное лобби угробило теплицы в России.

Фото к теплицам

14 декабря в рубрике «Аграрная политика» Общественного телевидения России (ОТР) обсуждался вопрос – откуда взяться помидору в декабре? В беседе с ведущим Игорем Абакумовым генеральный директор ассоциации «Теплицы России» Наталья Дмитриевна Рогова называет цифры и приводит факты, от которых становится ясно – кому больше всего не выгодно, чтобы Россия производила овощи «вне сезона». На столе стояла хрустальная ваза, в которой был необычный букет из цветов и овощей. Всё, что в мире производится под стеклом и пленкой. Смотреть выпуск «Аграрной политики» можно здесь http://www.otr-online.ru/programmi/segodnya-v-rossii-27580/rubrika-agrarnaya-politika-48155.html

Игорь Абакумов: Наталья Дмитриевна, перед вами ваза с необычным букетом, про который вы сейчас будете отвечать на все вопросы – про помидоры, про огурцы, про грибочки, про цветочки, про перчики…

Наталья Рогова: Прекрасная ваза.

Абакумов: Эта ваза – это не просто ваза. Основание обозначает хрустальный дом, где все это произрастает, а все, что здесь, вот здесь даже редисочка есть, правда, израильская, но, извините, нашу как-то не нашел, перчик, баклажанчик, смотрите, помидорчик, цветы, конечно, все, что растет в теплицах. Я не ошибся?

Рогова: Нет, абсолютно.

Абакумов: Ничего лишнего?

Рогова: Салата нет, зелени.

Абакумов: Вот салат, вы знаете, как-то в вазу не входил. И говорят, что салат все-таки тоже не совсем у нас произрастает, да? Что из этого сейчас производится в России?

Рогова: Из того, что здесь, в этой вазе, производится все.

Абакумов: Имеется в виду, в эту пору, в начале декабря, под стеклом, да?

Рогова: Совершенно верно. Только объемы не очень большие.

Абакумов: То есть мало производится, да?

Рогова: К сожалению.

Абакумов: Что я могу сказать? Здесь из нашего, так скажем, одна гвоздичка, если честно. Все остальное – это на рынке было куплено, вот помидорчик азербайджанский, все остальное – это, будем так говорить, дальнее зарубежье: Израиль, Африка, вот цветочки из Африки. Сколько у нас теплиц вообще в России?

Рогова: Вы знаете, на сегодняшний день вообще уже 2050 гектаров теплиц.

Абакумов: 2050 гектаров на всю Россию.

Рогова: Да. Это у нас на начало года.

Абакумов: Это меньше, чем раньше пашни было в одном совхозе, по-моему.

Рогова: В 90-х годах было 4000 гектаров теплиц. Но сегодня все-таки необходимо сказать о том, что на самом деле в этом году вводится более двухсот гектар теплиц. Это достаточно большое количество, и отрадно, что и в перспективе, на следующий год, уже есть претенденты, инвесторы, которые планируют строить новые теплицы.

Абакумов: А инвесторам это интересно стало?

Рогова: Ну, вы знаете, учитывая то, что, наконец, сейчас оказывается поддержка государства, она оказывается уже с 2008 года, но в этом году есть новый вид государственной поддержки, когда при строительстве теплиц еще платится 20% прямых затрат на строительство теплицы, компенсируется после того, как теплицы вводятся.

Абакумов: После того, как уже все деньги заплатишь, как ты их введешь, тебе 20% возвращают, да?

Рогова: Да. Ну, вот сейчас как раз в конце года впервые, буквально неделю тому назад, состоялась и рабочая группа, и заседание комиссии по отбору инвестиционных проектов в Министерстве сельского хозяйства.

Абакумов: У нашего зрителя из Краснодарского края, может быть, не совсем корректный вопрос, он спрашивает, почему наши овощи и фрукты дороже импортных, и приводит пример: кабачки – 170 рублей, видимо, отечественные, бананы, естественно, не отечественные, – 53 рубля. Уместна ли такая постановка вопроса, сравнивать кабачки с бананами?

Рогова: Ну, вы знаете, дело в том, что…

Абакумов: Бананов много, они дешевле.

Рогова: Да, дело в том, что кабачки у нас в теплицах не выращиваются, все кабачки, которые сейчас продаются, они импортные.

Абакумов: Да, но они выращиваются все равно в тепличках.

Рогова: Я имею в виду, это импортные поставки. В наших теплицах в настоящее время кабачки не выращиваются.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, вот вы сказали, сколько гектаров у нас теплиц? Еще раз напомните нашим зрителям.

Рогова: Ну, если более точно… Ну, теперь уже будет в этом году около 2300 гектаров теплиц.

Абакумов: 2300 гектар. А вот с другими странами если сопоставлять, скажем, с той же, не к ночи будь помянутой, — Турцией?

Рогова: Вы знаете, в Турции сегодня где-то более 35000 гектаров теплиц.

Абакумов: Вот такая вот большая Турция и вот такая вот маленькая Россия, да?

Рогова: Да. Можно привести такие еще другие примеры. Например, Голландия, в общем-то, по площади практически Московская область, там более 10000 гектаров теплиц. Ну, половина из них – цветы, половина овощи, где-то приблизительно так. Например, в Польше 6500 гектаров теплиц, в Китае промышленных стеклянных новых теплиц – около 80000 гектаров, а пленки – там миллионы гектаров, очень много.

Абакумов: О пленке мы отдельно, потом поговорим, мы сейчас говорим о промышленных теплицах. Скажите, а почему так мало?

Рогова: Ну, вы знаете, вообще-то впервые за последние несколько лет отрасль получила приоритетное, так сказать, направление и поддержку…

Абакумов: Я понимаю, это сейчас. А до того ничего не было?

Рогова: Нет.

Абакумов: До того было выгодно завозить из-за рубежа, да?

Рогова: Ну, я говорю, поддержка, в общем-то, началась постепенно с 2008 года, когда нашу отрасль включили в программу развития сельского хозяйства, и существовала небольшая поддержка в части погашения 2/3 процентной ставки по кредитам. Поэтому уже в тот момент началась активная работа самих действующих тепличных комбинатов, потому что они начали перевооружаться, если так можно сказать, потому что, учитывая, что теплицы были построены двадцать, тридцать и даже более лет тому назад, их нет смысла реконструировать и модернизировать…

Абакумов: Я помню, здесь вот, рядом, в совхозе «Останкинский» …

Рогова: Это цветы, да.

Абакумов: Да, здесь были теплицы, сваренные из стволов минометов, вот когда минометы выбрасывали уже, вот из стволов минометов были сварены вот эти перекрытия теплиц. Оборонки на службе села…

У нас звонок от Николая из Воронежа, давайте послушаем. Слушаем вас, Николай, вы в эфире.

Николай: Здравствуйте. У меня вопрос к Наталье. Скажите, пожалуйста, вот грибы выращиваются, в нашем регионе как вырастить в теплице, и на какой основе лучше всего выращивать?

Абакумов: Вот интересный вопрос. Мы чьи грибы едим?

Рогова: Я несколько слов скажу, что у нас вообще с грибами. Если взять, например, 2014 год, то было употреблено где-то 110000 тонн грибов, это имеются в виду шампиньоны, вешенки.

Абакумов: Из них произведено у нас?

Рогова: Из них у нас произведено всего около 10000 тонн. То есть, как вы видите, практически 10%. Поэтому, конечно, это очень интересная отрасль, немножко заброшенная.

Абакумов: ????

Рогова: Мы надеемся, что она начнет активно развиваться. Мы разработали Концепцию развития грибоводства. Министерство сельского хозяйства нас, в общем-то, активно поддержало, и сейчас эти материалы находятся в Министерстве экономического развития, то есть этот процесс сейчас в работе.

Индивидуальное (грибоводство – ред.), конечно, это не наша сфера.

Абакумов: Нужна теплица, нужен субстрат, да?

Рогова: Субстрат нужен, конечно.

Абакумов: Мицелий нужен.

Рогова: Сейчас субстрат и мицелий завозится… Завозился раньше, вернее, так и хочется сказать «завозится», из Польши, и сами грибы, очень большое количество, из Польши и Китая — максимальное количество грибов. Поэтому у нас очень небольшое количество его производится, и не хватает.

Абакумов: А из чего он делается, этот субстрат, скажите.

Рогова: Ну, вы знаете, он разный, например, солома, куриный помет используются…

Абакумов: У нас ничего этого нету, да? Солому надо импортировать, куриный помет тоже, да?

Рогова: Вы знаете, нет, импортировать это не надо, этого, наверное, девать в отдельных регионах некуда, но само производство достаточно сложное.

Абакумов: Это биотехнология.

Рогова: Да, промышленное должно быть предприятие, которое будет производить эту продукцию.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, вот скажите, положа руку на сердце, это что, невыгодный бизнес, чтобы у нас этим не заниматься? Либо здесь было слишком большое давление импортеров, импортеры лоббировали, что не надо нам заниматься теплицами, мы все из Польши привезем, из Турции мы привезем? Лобби, наверное, тяжелое такое. Смотрите, 10000 тонн мы у себя произвели, и 100000 привезли.

Рогова: Ну, это ужасно.

Абакумов: Нет, то, что ужасно, это понятно.

Рогова: Хочется эту ситуацию изменить, и, конечно, все можно произвести. Но, естественно, не хватало средств, не было заинтересованного инвестора, нет никакой поддержки абсолютно.

Абакумов: Так, может, потому и не было?

Рогова: Ну, дело в том, что в любом случае, строительство производства, завода, это стоит сотни миллионов рублей, ну, в зависимости от объемов этого производства.

Абакумов: Завод по производству мицелия, да?

Рогова: Да.

Абакумов: Это солома и куриный помет?

Рогова: Не только.

Абакумов: Ну, я понимаю, там еще плюс какие-то добавки…

Рогова: Все равно должен был быть кто-то заинтересован в промышленных масштабах, чтобы это производили, чтобы это реализовывалось. А когда везут дешевое, ну, сравнительно дешевое сырье, ну, поставка импортная, то, конечно, это инвестора не привлекало.

Абакумов: Вот есть сообщение от зрителя, который объясняет, почему теплицей заниматься невыгодно. «Цена газа за один кубометр в России очень высокая, вся продукция тепличная очень дорогая. Ввиду этого нет смысла заниматься теплицей, пробовал лично».

Скажите, навет? Или у нас газ дешевый?

Рогова: Нет, газ у нас недешевый, но промышленные теплицы, энергосберегающие, специальные там новейшие технологии. И сегодня, учитывая вот это все, что применяется, самое современное, самое лучшее в наших современных тепличных комплексах, поэтому продукция вполне конкурентоспособна.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, у любого сельского хозяйства есть два крыла. Есть одно крыло, большое, которое государство подкармливает, это крыло промышленных теплиц, а есть еще частники, которые под пленочкой что-то выращивают. Давайте про второе крыло посмотрим материал из Ростова. Хороший репортаж сняли.

Голос за кадром: Посевная страда в Багаевском районе начинается под Новый год. Хутора прячутся под полиэтиленовую крышу. Местные овощеводы устраивают балаганы или ангары, кому как нравится называть.

Касымов Азат: Вот этот маленький теплицей мы называем, а это балаганом. Как бы побольше, поэтому балаганы.

Голос за кадром: Азат Касымов наводит в маленькой теплице порядок. Пора закладывать рассаду и налаживать в парнике паровое отопление. Молодые ростки первый месяц проведут здесь, прежде чем их высадят в балаган. Большая теплица только к февралю накопит необходимый запас солнечного тепла. Фермер вложил в парниковый эффект около 60 тысяч рублей без гарантий отдачи.

Урожай-2015 принес Азату разочарование. Его огурцы по сравнению с прошлым годом подешевели почти в семь раз.

Касымов А.: Мы сдавали по 3 рубля, по 4 рубля здесь, оптом. Вот я собрал, один балаган у меня 8 на 50, я с него собрал 600 килограмм, я его отнес, отдал по 2 рубля, здесь, на рынке у нас, в Багаевке. А с Багаевки повезли в Ростов, там они уже, может, по 30 рублей.

Голос за кадром: Фермеры хутора Белянин специализируются на выращивании огурцов, их соседи в Елкине – помидоров. Томаты – культура более капризная, но закупочная цена на нее выше. Однако по итогам года почти все овощеводы оказались в минусе. Перекупщики в сезон за килограмм помидоров давали 5 рублей, и селяне рады были отбить хоть часть затрат, даже по такой цене.

Миралиев Р.: Многие люди побросают уже, не хотят, потому что цены нету, год за годом падает цена, падает. А все дорожает – семена дорожают, ядохимикаты дорожают, ну… ну, все, удобрения все дорожают, и пленки, там разные капельницы, все. Ну, не оправдает.

Голос за кадром: Новый год сулит фермерам надежду на справедливые закупочные цены – рынок покидают серьезные конкуренты, турецкие поставщики сельхозпродукции. Не станет, правда, и семян из Турции, но в здешних условиях хорошо прорастают голландские, белорусские и пакистанские, поэтому большинство багаевских тепличников все же не намерены сворачивать балаганы.

Ляшенко Н.: Если взять одной пленки, где-то у меня получается… у меня получается тысяч на восемь пленки, чтоб накрыть эти вот ангары. Так у меня всего лишь десять соток, а у людей же по двадцать тысяч только пленки одной набирают.

Голос за кадром: В 2013 году донские овощеводы пережили потрясение, закрытие Покровского рынка в Москве, именно туда уходила вся их продукция. Столичные оптовики не выкручивали руки южным поставщикам. Нынче у земледельцев обострилась ностальгия по советским колхозам. Тогда была потребкооперация и заготконторы, которые прямо со двора забирали свежую продукцию.

Абакумов: И сразу вопрос от нашего зрителя. Можно ли у себя в огороде, Наталья Дмитриевна, поставить ему теплицу, и получит ли он за это 20% компенсации?

Рогова: Вы знаете, мы занимаемся промышленными теплицами, к сожалению, инвестиционные проекты по индивидуальным теплицам не рассматриваются, поэтому, конечно, нет. Но я просто могу сказать, что там для фермеров есть какие-то специальные условия, но тоже должно быть все соответственно – и площади, и оборудование, и технология какая-то.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, ну, если бы директором были вы, я уж не говорю «министром», директором всего, – то вы как бы поступили? Вот человек построил теплицу, он хочет производить продукцию. Вы бы ему компенсировали 20% затрат или нет? Ну, так, — по-честному?

Рогова: Вы знаете, вопрос, конечно, такой, — провокационный немножко, да?

Абакумов: Ну, да, мы здесь все провокаторы на телевидении сидим. И всё же?

Рогова: Наверное, фермер… Не наверное — определенно, кто становится фермером, им тоже надо помогать, но они должны производить тогда качественную продукцию, и понимаете, не быть каждый себе индивидуальным хозяином, а должны объединяться, наверное, в какие-то кооперативы, для того чтобы, во-первых …

Абакумов: Контролировать качество, содержание нитритов, нитратов, да?

Рогова: Конечно, качество, и семена. Естественно. То есть все как-то вот уже делать тогда, как положено. И сейчас вообще-то мы уже как бы обратили достаточно серьезное на это внимание, и с некоторыми регионами, например, с Башкирией, с министром сельского хозяйства разговаривали о том, чтобы организовать какую-то встречу с фермерами, чтобы предложить им технологии, объяснить, рассказать, — какие семена, удобрения, и чтобы они так же начинали строить. Пусть это будут пленочные теплицы, но уже такие, так сказать, нормальные теплицы, не как просто, знаете, деревянные палки, накрытые пленкой.

Абакумов: Ну, как умеют, извините, да.

Рогова: Ну, все-таки для того, чтобы выращивать хорошую продукцию, надо все-таки технологией пользоваться.

Абакумов: Конечно. Скажите, пожалуйста, вот они говорят о польских семенах, о пакистанских семенах, о турецких семенах. А наши-то семена где?

Рогова: У нас есть хорошие, достойные семена, у нас несколько компаний, которые для теплиц специально занимаются этим. Во-первых, компания «Гавриш» — вы прекрасно знаете Сергея Федоровича, компания «Поиск». Есть компании «Манул», «Ильинична», которые томаты выводят…

Абакумов: Вот они все здесь, вокруг Москвы.

Рогова: Но их семена выращивают во всех регионах. У нас в теплицах промышленных не менее 70-80% – это отечественные семена огурца и уже более 30% томатов. Есть, конечно, и импортные.

Абакумов: Не пробовали вы анализировать, сколько нам нужно гектаров теплиц на всю Россию, чтобы мы не зависели, что называется, зимой, перед Новым годом, от закупок из-за рубежа? Там все-таки курс доллара, знаете ли, кусается.

Рогова: Конечно.

Абакумов: Вот чтобы все вот это вот нам, всю вот эту красоту выращивать у себя, сколько нам нужно гектаров теплиц?

Рогова: Вы знаете, вообще, на сегодняшний день в программе стоит, до 2020 года необходимо построить 1537 гектар, и произвести в них не менее 800000 тонн продукции. На сегодняшний день ее производится в зимний период 600000 тонн. То есть тогда мы будем получать к 2020 году где-то 80% продукции, учитывая минимальную медицинскую норму, она колеблется 12-15 килограммов в среднем, в зависимости от региона, то есть вообще, в целом, получается, нам надо производить около 2000000 или 1800000 тонн овощей вот именно во внесезон и в зимний период.

Абакумов: А еще вот сообщение, вопрос по поводу тех, кто работает в теплицах. Зритель пишет: «Работал в грибном хозяйстве три года, зарплата маленькая, больше не работаю, подался в строители». Вот если говорить о том, сколько люди получают?

Рогова: Вы знаете, в грибном хозяйстве – трудно сказать. В среднем у нас тепличники получают где-то 25000 рублей, в среднем. Но опять, конечно, эта сумма колеблется в разных регионах немножечко по-разному. Что касается грибоводов, вы знаете, я сейчас вам не могу точно сказать заработную плату, но я думаю, что она приблизительно такая же, в промышленных, просто у нас их немного, очень немного. У нас серьезное хозяйство в Санкт-Петербурге, где производится, выращивается 1000 тонн грибов, шампиньонов. Очень небольшое количество вешенки, но очень такое современное грибоводческое предприятие находится в Чувашии. Есть в Каширском районе Подмосковья, это по производству шампиньонов, тоже большое.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, вот вопрос вам, что называется, провокационный, как вы любите говорить – сколько времени нужно на то, чтобы построить теплицу? Вот я захотел построить теплицу, допустим, у меня есть некоторое количество денег. Вот я прихожу к главе администрации, — мне нужно построить теплицу. Но мне же нужно выделить участок, оформить его, произвести его обмер, мне нужно провести туда газ, мне туда нужно провести электричество, мне нужно там много чего построить, тепловой центр какой-то. Сколько на это нужно времени, месяц, два или десять лет?

Рогова: Ну, вы знаете, здесь, конечно, по времени немножко сложно сказать. Действующие предприятия, у них, конечно, все это гораздо быстрее.

Абакумов: Нет, действующие – понятно, а вот новое?

Рогова: Новое совершенно предприятие – во всяком случае, не менее двух лет, а может быть, даже и больше. Это самый минимум, в зависимости от объемов, от региона, потому что везде отношение разное в регионах.

Абакумов: То есть два года нужно для согласования всего на свете, да? Саму теплицу недолго ведь собирать, правда же?

Рогова: Вы знаете, нет, но здесь идет же очень много разрешительной документации, опять же, зависит ведь многое от того, что это один гектар или это большое предприятие, допустим, есть 10, 20, 30 гектаров теплиц. Вот сейчас активное строительство идет, например, в Калужской области, в Ставропольском крае, и в Московской области началось.

Абакумов: Наталья Дмитриевна, скажите, а вот вы не сравнивали, в Голландии сколько нужно времени для того чтобы поставить теплицу?

Рогова: Вы знаете, такое сравнивать…

Абакумов: Ну, так сравните, а что тут такого-то?

Рогова: Опять же, в зависимости от площади теплицы, я думаю, что строят за год, а может быть, даже и быстрее.

Абакумов: Скорее всего, быстрее, наверное, все-таки, потому что такого количества согласований, наверное, все-таки нет.

Рогова: Ну, наверное, поменьше.

Абакумов: А у нас сами железки и стекло для теплиц производятся?

Рогова: Да. У нас есть два завода-производителя, это уже такой известный завод «Агрисовгаз», металлоконструкции производит в Малоярославце, и вот где-то три года как построенный, недавно, «Курскпромтеплица». Но как бы не очень активно развиваются.

Абакумов: То есть они еще развиваются.

Рогова: Да, потому что мало строилось.

Абакумов: То есть практически с началом санкций мы начали заниматься тепличным хозяйством, правильно?

Рогова: Более активно, конечно. И оборудование наше есть вполне достойное, и для микроклимата, и капельного полива, есть и удобрения.

Абакумов: Это была программа «Аграрная политика». У нас в гостях была Наталья Дмитриевна Рогова, генеральный директор ассоциации «Теплицы России». Спасибо, Наталья Дмитриевна.

Рогова: Огромное спасибо, но мне хочется два слова сказать всем. Во-первых, всех с наступающим Новым Годом, и очень хочется, чтобы все на своем столе имели наши овощи, а мы постараемся.

Автор: «Крестьянские ведомости»

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля