СЕЛЕСТ® МАКС — готовый инсекто- фунги-
цидный протра- витель семян зерновых культур
Выгоднее,
чем вы думали!
                                                                                                                                                              Сегодня: 2019-07-21    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Комментарий. Овощи стоят дорого, а закупочные цены падают.

Падение закупочных цен на овощи привело к разорению многих огородников. Никто не знает, что будет с ранней капустой. Рынок не регулирует сам себя. Читатель, наверное, уже обратил внимание, что наступило лето, а счастье как-то не приходит, когда посещаешь магазин. Цены на овощи почему-то не падают.

Причины этого явления обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и директор селекционной станции Тимирязевской академии Григорий МОНАХОС.

— Григорий Федорович, цены на овощи должны опускаться вниз, уже начало сезона и ранние овощи должны поступать в продажу. А что происходит на самом деле?

— Эта история началась еще в прошлом году. В 2017 году был рекордный урожай овощей в Российской Федерации, поэтому цены были довольно-таки низкие. В 2018 году сократились площади, причем резко, где-то на 30% – под луком, капустой, морковью. Мы тоже просели с реализацией семян. Недостаток, будем говорить, площадей плюс засуха – это привело к уменьшению валового сбора.

Плюс, как вы все помните, была аномальная жара, засуха в Европе, поэтому там практически урожай не получили. И, будем говорить, наши партнеры – Белоруссия, Украина – не давили на российский рынок, все эти овощи ушли в Европу. И у нас сформировались очень высокие цены. Дошло до того, что Казахстан, Узбекистан и Киргизия отправляли овощи в Европу. Поэтому сложилась такая, будем говорить, очень комфортная цена на овощи на нашем рынке для производителей.

— Но это было тогда.

— Пришла весна, появилась ранняя капуста – и автоматически высокая цена поздней капусты перешла на раннюю. Вот эта баснословно высокая цена и, как многие фермеры называют, неприличная цена, послужила тромбом в реализации. Плюс очень большие площади случайных производителей ранней капусты.

И получился парадокс: рынки Москвы и крупных городов забиты дорогой продукцией, а на Юге, например, в Дагестане, некуда девать дешевую подошедшую продукцию. И это произошло где-то в середине мая.

— Григорий Федорович, что происходит с регулированием рынка овощей? Это первый вопрос. Второй вопрос: почему Дагестан вдруг начал сеять импортными семенами? Что случилось?

— Ну, они давно сеют импортными семенами, уже лет пять-шесть. Вы спрашиваете, что случилось? Очень простое объяснение. Была очень высокая цена на позднюю капусту, они заработали хорошие деньги. И все наши производители ушли от нас, побежали за дорогими импортными семенами.

— То есть они заработали на ваших семенах?

— На наших, да. И побежали за импортными семенами. Их логика? «Если мы на ваших смогли заработать, то на импортных мы еще больше заработаем». Но это – самообман. Это первое.

Второе – погоня за прибылью и отсутствие регулирования приводят к такому результату. Вспомните 2010 год, когда была засуха. В 2011 и 2012 годах насеяли столько, что половина урожая осталась на полях, его потом просто запахивали.

Самая страшная беда нашего сельского хозяйства – это перепроизводство. Потому что это вложение денег в дорогие импортные семена, хотя расходы могли уменьшить, купив наши. Дорогая также импортная химия, хотя производители могли взять химию у фирмы «Август» или «Щелково Агрохим». Дальше – очень дорогая солярка, но нашего производства.

Вот себестоимость – 3–4 рубля, 5–6 рублей. А первую-то они продавали по 30–35 рублей. То есть первые, те, кто успел урожай получить до 20 мая, отпускали продукцию по 30–35 рублей, и не стеснялись. А все остальные остались в таком неприятном состоянии.

— То есть они загнали свою продукцию на рынок, а рынок это не смог «проглотить»?

— Не смог «проглотить» дорогую.

— Но ведь это дорого, Григорий Федорович, реально дорого!

— Дорого, конечно. 50 рублей сейчас в Москве, ну, со скидкой — 40 рублей. Везде на рынках по 50 рублей капуста. Хотя там два рубля она. Подождите, это в Дагестане 2 рубля. В Крымском районе Алексей Левченко уже давно капусту запахал, потому что у него подошла земляника. И когда упала цена до 5 рублей, он сразу запахал. Но первую-то он продавал по 35 рублей и говорил, что это неприличная цена.

Также волгоградские и астраханские фермеры, которые выращивали в пленке, они очень хорошо заработали. Там наш гибрид «Настя» показал прекрасные результаты, он созрел на неделю раньше «Кевина», и они по высокой цене его продали. И там тоже цена упала.

Дальше – цена упала в Воронеже. Под пленкой люди выращивали и по 5 рублей сейчас отпускают. А из Воронежа сюда – 20 часов, даже меньше, чтобы привезти капусту свежую. Но здесь-то на рынке она все равно 50 рублей держится. У нас же никто сети не регулирует.

— Нет, практически никто не регулирует.

— Как хотят, так и продают. А сетям выгоднее какую продукцию продавать? Дорогую, конечно. Они с этого имеют больше.

— Из Ростовской области сообщают, что в Ростове капуста 20 рублей, в Сальске она 10 рублей, в Шахтах — 15 рублей. Почему? Это не так далеко от Дагестана. Фурами можно завезти и продавать на базарах.

— Здесь та проблема, о которой говорят производители, выращивающие капусту, – транспортировка. Одна фура – 110 тысяч рублей. Вот и посчитайте на 20 тонн. 5–6 рублей – перевозка. И те же 10 рублей будут. Плюс те, которые торгуют на рынке, они же умножают в два раза, они другой арифметики не знают.

— Ну естественно. У них два конца должно быть, конечно.

— Вот поэтому такая цена и складывается.

— Григорий Федорович, вы начали говорить о регулировании. Регулирование овощного рынка у нас вообще есть или его нет как класса? Вот вы, я вижу, улыбнулись.

— Да, я улыбнулся. Почему? Наконец-то мы увидели, что такое капитализм. Мы теперь поняли, что живем в развитом капиталистическом обществе. Когда нам показывали зарубежные страны, где уничтожалась продукция, апельсины выбрасывали в море … мы все удивлялись. Вот такое регулирование при капитализме. Капитализм другого как бы не предусматривает. Но когда к нам приезжали американские делегации, и мы могли их видеть у здания, где у нас «Ностальгия», где сейчас располагается Дума, а был Госплан, они же в итоге некоторые моменты регулирования у нас брали. Они сейчас ввели квотирование. А у нас есть квотирование производств?

— Нет конечно.

— Нет. У нас точно так же было с рекордным урожаем пшеницы. С фермерами поговорите, сколько зерна тогда загубили, два года назад. Урожай-то был рекордный, но как его использовали — это другой вопрос.

Но это с ранней капустой. В любом случае, какая бы высокая цена ни была, доля на рынке капусты невелика – это 5–10%. Ну и плюс у нас – как бы вам сказать – есть желание многих людей, не специалистов, заработать на этом. Вот почему в Дагестане так случилось? Потому что очень многие, видя высокую цену, решили подзаработать.

— Взяли землю в аренду…

— Взяли землю в аренду, заплатили, купили рассаду…

— А кто эти люди?

— Ну, как вам сказать? Мне рассказывали, например, что один стоматолог 5 гектаров посадил… Из районной администрации люди арендовали землю и посадили. Кощунственно, но даже священнослужитель 15 гектаров посадил.

— А какое кощунство?

— Ну, кощунство не кощунство – хотел заработать. Представляете? Часто это случайные люди. В прошлом году один продал отару овец и построил теплицы. С каким апломбом он говорил, что выращивает только импортные, японские гибриды!

У нас в сельском хозяйстве среди этих людей, ну, даже половины нет хотя бы со средним агрономическим образованием. Настроили много теплиц, мы все как бы радовались. А в этих теплицах без агрономического образования, без фитосанитарии…

— …делать нечего.

— Сейчас появилась Tuta absoluta, моль томатная, страшный карантинный объект. А как остановить ее – они не знают. Сейчас будут использовать не очень правильно сильнодействующие препараты и потом нам продавать эту продукцию. А она нам нужна?

Совершенно не нужна. А кто их контролирует?

— Никто практически.

— Точно так же, как и завоз из-за рубежа. На карантинные объекты овощи обследуются, а на яды у нас даже иногда методик нет, и этих ядов у нас даже нет. Против томатной моли в Турции 20–24 раза обрабатывают томаты, это не секрет. Вы понимаете, мы никогда не сможем конкурировать по природным условиям с Анталией. Там всегда овощи будут дешевле. Но из-за того, что там очень жарко и тепло…

— …там и вредителей много.

— Кстати, в этом году из-за этой жары яды у многих дилеров закончились. На капусте блошка крестоцветная, моль. Люди звонят и не знают даже, как уничтожить ее, и поэтому обрабатывают довольно-таки сильными, сильнодействующими ядами. А они очень дорогие, и это будет увеличивать себестоимость.

Это только начало. Мы предупреждали: не сажайте много среднепоздней капусты. В этом году лидерами по продажам были старые-старые сорта … Вся Европа в шоке, что в России такие гибриды выращиваются (я их названия не буду говорить) среднепоздней капусты. А вот это будет посерьезнее.

— А они импортные?

— Да, импортные семена закупили в огромных количествах.

— Тридцатилетней давности?

— Выведенные гибриды, да. Вот они выращивали с надеждой, что в прошлом году осенью была цена 12–14 рублей…

— Это психология крестьянская такая: «Раз импортное – значит, хорошее»?

— Да-да. И это не только крестьянская.

— А какая?

— Ну а самолеты, мобильные, телевизоры, автомобили – какая психология?

— Но семена-то мы производим хотя бы сами.

— Да. Но у нас, понимаете, очень хорошие гибриды, где мы очень большое внимание уделяли поздней лежкой капусте. Почему? Потому что 70% капусты у нас потребляется в зимний период. Мы в таких природно-климатических условиях, где у нас 7–8 месяцев зима.

— Понятно. Если вы помните, наши крупные торговые сети создавались под продвижение импортного продовольствия, когда «открыли шлюзы» во времена Гайдара. И тогда сразу появились товаропроводящие сети. Они все импортные корни имеют, все абсолютно.

— Но с овощами несколько другое. У нас есть во многих регионах крупные торгово-распределительные центры, которые заключают с крупными фермерскими хозяйствами договоры на поставку продукции, где фиксированные цены.

Но, понимаете, вот то, что произошло с ранней капустой в Дагестане… Люди, когда выращивали ее, они что думали? Они думали, куда они будут эту продукцию продавать? Нам звонят многие и начинают: «Что нам выращивать?» Я говорю: «Выращивайте то, на что у вас есть покупатели». Если нет покупателей, то не надо мучить землю и выращивать, наобум рассчитывать.

— Григорий Федорович, я бы здесь не обвинял сильно людей. У людей есть желание выращивать и зарабатывать. У нас нет регулирующей роли Министерства сельского хозяйства Дагестана, у нас нет лидирующей роли, управляющей роли Министерства сельского хозяйства федерального в Орликовом переулке. Там есть масса всяких аналитических центров, на которые тратятся десятки, если не сотни миллионов рублей, на их организацию. Аналитический центр это мог предвидеть или чем он там занимается, вот хотел бы я знать?

Это, конечно, вопрос не по вашей зарплате. Это я вот туда спрашиваю: чем он там занимается, этот аналитический центр, который не мог предвидеть ситуацию, когда люди запахивают урожай по 2 рубля – при том, что в Москве он по 50, этот урожай? Это что такое, «Это нормально?» – как говорил один киношный персонаж.

— Конечно, не нормально.

— Это называется «управленческая импотенция», вот я другого слова просто не найду. И люди, которые руководят, они управленческие и менеджерские импотенты, они ничего не могут решить. Они могут сидеть на заседаниях, делать умные лица, пучить глаза, стращать, а делать ничего не могут, они ничего не умеют. Пусть обижаются, не обижаются. Пусть хоть в суд подают.

— Ну, в сетях кто-то должен контролировать ценообразование.

— Григорий Федорович, еще вопрос. Я слышал (если я не прав, вы меня поправьте), что у нас субсидии, дотации спокойно идут на импортные семена. Это действительно так?

— Да, в регионах идут. Но сейчас через Министерство сельского хозяйства центральное это отменено. Это был приказ, еще созрел этот приказ при Федорове, и в этом приказе субсидии были предусмотрены в размере 30%. Это было сделано не совсем правомерно, потому что приказ назывался «О субсидировании элитного семеноводства», а зарубежные гибриды F1 относятся к репродукционным семенам.

— Это не элитные семена?

— Это не элитные, а репродукционные семена. Вот они попали в приказ об элитном семеноводстве. У меня был с Ткачевым разговор на эту тему…

— После Федорова был Ткачев министром?

— Да. И Ткачев отменил этот приказ. Ежегодно около 2 миллиардов рублей уходило на субсидии, на субсидирование семян зарубежной селекции. Когда мы обращались в Минсельхоз, они нам говорили: «По правилам ВТО мы обязаны субсидировать все семена, не только отечественные». Но дело же не в том, что обязаны субсидировать, а дело в том, почему репродукционные семена попали в приказ «О субсидировании элитного семеноводства». Вот в чем загвоздка.  Потому что элитные семена, если вы возьмете пшеницу, люцерну, то там маржа между элитными семенами и репродукционными очень маленькая.

— Григорий Федорович, скажите, положа руку на сердце, может быть, нам надо перестать искать здравый смысл во всем этом? Может быть, просто задать себе вопрос: кто кому сколько занес, для того чтобы такой приказ получился?

— Я не знаю…

— Вот у меня такой вопрос все время возникает, потому что иного объяснения просто нет, я не могу его найти.

— Ну, вполне возможно, что там какие-то составляющие, будем говорить, не очень этические были. Почему? Потому что у нас многие латифундисты, крупные производители очень сильно подсели на голландские семена, и поэтому им это было выгодно.

— Вот он, ларчик-то, вот он, открывается!

Автор: «Крестьянские ведомости»

 
 
Один комментарий к Комментарий. Овощи стоят дорого, а закупочные цены падают.
    Sem
    1

    И как всегда топливно-транспортный вопрос все испортил. Это и есть тормозящий эффект от государства. Так бесстрашно регулируя топливно-транспортный вопрос, можно и всю страну остановить.

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля