СЕЛЕСТ® МАКС — готовый инсекто- фунги-
цидный протра- витель семян зерновых культур
Выгоднее,
чем вы думали!
                                                                                                                                                              Сегодня: 2019-07-19    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Константин Бабкин: из современного кризиса в российском сельхозмашиностроении нужно сделать выводы.

Nova

В производстве машин для сельского хозяйства России начался резкий спад. Проблема касается не только отдельно взятых предприятий и их коллективов, но и всего сельхозмашиностроения, всего сельского хозяйства, экономики и общества в целом. Почему она возникла и как разрешится?

Еще полгода назад возникновение такого кризиса в отрасли казалось если не невозможным, то крайне маловероятным. Но реалии таковы, что заводы сокращают производство, замораживают инвестиционные проекты, вместо планов по дальнейшему развитию, думают, как пережить затяжной период спада. Об этой ситуации и хотелось бы порассуждать.

Геноцид в сельхозмашиностроении

Отечественное сельхозмашиностроение пережило 90-е годы и начало 2000-х годов, когда производство сельхозтехники в России не считалось важным вопросом. Власти и общество были заняты реформами. Политика была нацелена не на развитие производства внутри страны, а на создание благоприятных условий для импорта. Россия стремилась в различные международные организации, поддерживала процессы глобализации.

Если в начале 90-х годов в России производилось 200 тысяч тракторов в год, к 2013 году не выпускали и 1 тысячи единиц, за этот же период производство комбайнов сократилось с 70 до 5 тысяч штук. Из пяти комбайновых заводов остался только один.

Складывалась ситуация, когда было выгоднее не выпускать сельхозмашины в России, а переносить их производство за рубеж.

В 2008 году акционеры компании Ростсельмаш в соответствии с реалиями приняли решение для дальнейшего развития компании – был приобретен тракторный завод в Канаде. Такой шаг был экономически оправданным, о чем впоследствии мы с коллегами сообщили в записке президенту России Владимиру Путину по его просьбе, где сравнили условия производства.

Правительство предпринимало определенные шаги по регулированию рынка, но они не носили системного характера. Поддержка через «Росагролизинг» носила условный характер, не обеспечивала необходимую ритмичность и плановость приобретения сельхозтехники.

Все это привело к тому, что в 2013 году российское сельхозмашиностроение находилось в состоянии глубочайшего кризиса.

Мы называем это чудом

Скорее всего, производство сельхозтехники в России было бы сегодня практически полностью прекращено, если бы в 2014 году не произошло важнейшего для отрасли поворота. Политика правительства начала меняться в связи с кадровыми перестановками, а также под влиянием введения против страны экономических санкций. Мы, машиностроители, тогда восприняли решения, принятые правительством, почти как чудо.

В отрасли начал действовать гармоничный комплекс мер, реализуемый Минпромторгом и Минсельхозом с подачи Правительства.

Начали разрабатываться и внедряться эффективные меры господдержки, направленные на развитие экспорта, стимулирование внутреннего спроса, проведение НИОКР. Начал работать Фонд развития промышленности, появилась Программа № 1432, которая позволяла аграриям приобретать технику со скидкой.

Эти меры компенсировали те сложные условия для развития производства сельхозтехники в России, которые существовали и существуют в нашей стране: дорогие кредиты, высокие налоги, постоянно растущая стоимость тарифов, большие расходы на ведение отчётности и так далее. Благодаря субсидиям стало выгоднее выпускать сельхозтехнику в России, чем за рубежом.

За время действия этого комплекса мер в отрасли в 3,3 раза выросли объемы производства, экспорт увеличился в 2,6 раза, а численность занятых в сельхозмашиностроении рабочих — в 1,8 раза. Производители сельхозтехники за последние пять лет демонстрировали удивительно высокие темпы роста по сравнению с другими отраслями экономики. Более 70 заводов показывали стабильный рост. Хотя налоги были по-прежнему высокими, а кредиты – все такими же дорогими.

Например, с 2013 года Петербургский тракторный завод увеличил производство более чем в 4 раза, «Рубцовский завод запасных частей» нарастил выпуск продукции в 2,5 раза, а экспорт в 5 раз, в 10 раз больше техники за рубеж стал отправлять «Алтайский научно-исследовательский институт технологии машиностроения», «Евротехника» увеличила объем производства в 3 раза.  И эти примеры типичны.

Как в машиностроителей вселили надежду

Действующий комплекс мер был высоко оценен не только аграриями и машиностроителями. Он получил позитивную оценку со стороны Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева, Госдума приняла постановление о том, чтобы до 2023 года продлить реализацию Программы № 1432, Президент России Владимир Путин поручил предусмотреть на действие этого механизма господдержки не менее 8 млрд рублей в течение последующих пяти лет и в целом положительно оценил действующий комплекс мер во время заседания Госсовета, которое прошло в феврале 2018 года на Ростсельмаш.

Эти заявления вселили уверенность в машиностроителей, ведь до 2018 года промышленники относились к действующему пакету мер, как к прекрасной, но нестабильной поддержке, которая в любой момент может закончиться. Инвесторы и руководители предприятий еще больше укрепились в мысли, что в России нужно развивать производство сельхозтехники. Дальнейшие планы заводы начали строить исходя из этой уверенности.

Осенью 2018 года мы, акционеры Ростсельмаш, обсуждали проект создания нового масштабного тракторного производства.

Это должен быть долгосрочный проект, устремлённый на десятилетия вперед. Он связан не только с реконструкцией зданий, закупкой оборудования, но и с привлечением и обучением кадров, с масштабными вложениями в исследования, с расширением кооперации. Необходимо убедить тысячи молодых и зрелых людей в том, что нужно получать инженерное образование, осваивать новые компетенции, вникать в производство коробок передач и протоколов передачи данных. Нужно было побудить десятки и сотни смежных предприятий вкладывать деньги в производство современной электроники, гидравлики и двигателей.

В России (возможно, и в любой другой стране) невозможно предсказать, в каких условиях придется работать через годы и десятилетия, какими будут налоги и кредиты, какова будет политическая и экономическая обстановка.

Подобные проекты всегда во многом базируются на вере и уверенности участников в том или ином сценарии общественного развития.

Осенью 2018 года у сельхозмашиностроителей России преобладала вера в позитивный сценарий.

Схожие размышления и дискуссии шли не только в Ростове-на-Дону.

Десятки предприятий реализовывали проекты, запланировали новые масштабные инвестиции, были готовы отблагодарить общество, правительство за поддержку еще большим прогрессом, созданием новых производств и рабочих мест, ростом налоговых отчислений.

Тень сомнения при этом всё-таки оставалась. Это было связано с тем, что политика в отношении сельхозмашиностроения выглядела по-прежнему аномальной. На поддержку отрасли выделялись миллиарды рублей ежегодно в то время, как другие отрасли такой поддержкой не пользовались. Это привлекало внимание и создавало определённое напряжение.

Эти аномалия и напряжение могли разрешиться двумя способами.

Первый состоял в том, что меры поддержки сельхозмашиностроения будут распространены на другие отрасли. Затем отраслевые меры господдержки перейдут в общеэкономические: будут снижены налоги, станут дешевыми кредиты, перестанут расти тарифы. И этот сценарий начал реализовываться. В 2018 году были запущены меры поддержки производства строительно-дорожных машин, производства пищевого оборудования. Эти меру сразу же начали давать позитивный эффект.

Существовал и второй возможный путь снятия напряжения, при котором сельхозмашиностроителей оставят без господдержки, и отрасль перейдёт в депрессивное состояние, типичное для многих других отраслей промышленности.

До мая 2019 года у производителей было все больше надежды, что мы пойдем по первому пути.

Смутное время для российского сельхозмашиностроения

Но в 2019 году произошли события, которые повергли отрасль в состояние шока. Одну за другой начали отменять или приостанавливать действующие меры господдержки. Фактически исчезли меры поддержки экспорта, не работает гарантия обратного выкупа, снизился объем субсидий на транспортировку продукции, сократилось количество субсидируемых международных выставок.

А 7 мая 2019 года на совещании у вице-премьеров Дмитрия Козака и Алексея Гордеева было принято решение отказаться от Программы № 1432.

Таким образом, развитие на данный момент идёт по второму, негативному варианту.

Публично этот вопрос изменения политики не обсуждался, как не обсуждался и вопрос о замене эффективного комплекса мер – лизинговой схемой, которая до сих пор в ясном виде не представлена машиностроителям и аграриям.

По федеральному лизингу в прошлые годы поставлялось всего 300-400 комбайнов Ростсельмаш из более чем 5 тысяч всего реализуемых.

Чтобы обеспечить реализацию всей сельхозтехники через лизинговую схему, в течение следующих пяти лет в федеральном бюджете нужно предусмотреть порядка 500 млрд руб. С учётом того, что Росагролизинг торгует не только сельхозтехникой, но поставляет крупный рогатый скот, автомобили и оборудование для сахарных заводов, сумма вливаний должна быть ещё больше.

Вряд ли это реализуемый сценарий.

Запуск новых лизинговых схем, через другие лизинговые компании, потребует, как минимум, нескольких месяцев работы со стороны правительства, лизинговых компаний, машиностроителей, дилеров. Еще больше времени уйдет на то, чтобы отработать механизм.

У производителей большие сомнения на счет эффективности этого варианта тоже, потому что в отличие от предыдущих программ, нас никто не привлекал к процессу разработки этого механизма.

Решение об изменении политики было принято в начале мая, и на 1 июля 2019 года многие заводы уже пересмотрели свои планы в сторону существенного сокращения производства и инвестиций. В частности, на заводе Ростсельмаш уже скопилось более тысячи нереализованных комбайнов, еще 500 будет выпущено в июле, пока производство ещё будет работать в полноценном режиме.

В условиях ликвидации мер господдержки продажи сельхозтехники Ростсельмаш составят 20-50 единиц комбайнов в месяц. Уже принято решение снизить план производства комбайнов в текущем году на 900 единиц и тракторов — на 740 единиц.

С 1 августа завод на два месяца остановит производство. В последующий период, до февраля, предприятие будет функционировать в режиме трехдневной рабочей недели, чтобы сохранить коллектив. При сохранении негативной тенденции на рынке придется принимать болезненные решения по сокращению сотрудников, будут заморожены инвестиционные проекты.

Производство встало не только у сельхозмашиностроителей, ситуация негативно сказывается на всем сельском хозяйстве. Аграрии не покупают сельхозтехнику, значит тоже прекратили инвестиции, перешли в режим изумления, ожидания и экономии. Об этом свидетельствует большое количество писем, в котором они просят правительство не отменять действие Программы № 1432.

Еще не поздно сделать выводы

В ситуации проявились несколько разломов нашего общества.

Разделение на финансовый блок и реальный сектор.

В замене программы 1432 лизинговыми схемами показательно решение отказаться от поддержки промышленности и направить субсидии лизинговым организациям. Налицо продолжение странной политики, при которой на поддержку банков тратятся триллионы, реальный сектор получает лишь тень поддержки.

Также наглядно проявился раскол между чиновниками и промышленниками. Первые в данном случае смотрят на вторых сверху вниз, не желая вести конструктивный диалог.

Если сценарий происходящего не изменится, то мы на длительный период забудем про открытие новых производств. Наоборот, будем все чаще сталкиваться с закрытием предприятий.

В Ростовской области за несколько лет ликвидированы Таганрогский автомобильный, Ростовский автобусный заводы, Азовский комбинат детского питания, Новочеркасскнефтемаш, стекольный завод Актис, Ростовский электрометаллургический завод, компания по производству мяса индейки Евродон. И это лишь одна область и лишь часть закрытых за последние годы производств.

Политика рыночного фундаментализма, при которой налоги становятся все более непосильными, когда дорожают кредиты и энергоресурсы, когда государство не поддерживает своих производителей на внутреннем и на внешних рынках, приведет к продолжению кризиса в сельском хозяйстве, промышленности, экономике и обществе.

Но если сделать правильные выводы из современного кризиса в сельхозмашиностроении, то ситуацию можно не только исправить, но и повернуть в нужное для России русло.

Надо рассматривать страну как комплекс, формировать и выдерживать долгосрочную политику, реализовывать долгосрочные проекты. Недаром советская власть принимала пятилетние планы, ставились четкие ориентиры развития на годы вперед, а вся страна выполняла их.

Нужно ориентировать сельское хозяйство и промышленность на увеличение объемов производства, представителям государства важно сотрудничать с представителями отраслей, разрабатывать новые меры господдержки и сохранять меры, доказавшие свою высокую эффективность, исключив непредсказуемость и закулисные интриги. Необходимо объединить усилия чиновников и предпринимателей по развитию промышленности, увязать в единый комплекс реальный сектор и финансовый сектор экономики, чтобы все вело к согласованному развитию экономики и страны.

Тогда будут достигнуты высокие результаты не только в сельхозмашиностроении, но и во всей промышленности, в сельском хозяйстве и во всех областях общественной жизни.

Автор: KVEDOMOSTI.RU

Источник новости

 
 
4 комментария к Константин Бабкин: из современного кризиса в российском сельхозмашиностроении нужно сделать выводы.
    Юрий
    0

    "Брось надежду всяк судя входящий!"

    Деньги ГЛАВНОЕ ( КАПИТАЛ)! Человек НИЧТО!!!!! Забыли, что-ли К. Маркса!!!

    Ответить
    Некто
    1

    Люди сами пытаются делать трактора. Ютуб забит видео на эту тему.
    Например Дт-75 на колеса ставят.
    Ну нет денег покупать бабкинские тракторы за 20 миллионов.

    Ответить
    Колхозник
    0

    Прежде чем делать ставку на лизинг, надо сначала навести порядок в Росагролизинге. После того как туда пришла команда банкиров, там стали внедряться все негативные банковские стандарты. Сельхозпредриятия по несколько месяцев оформляют технику по банальным причинам типа: запятая не там стоит. Средним и мелким хозяйствам вообще лизинг не доступен, 30% — отказы заявок без объяснения причин.

    Ответить
    Л
    0

    На счет отмены поддержки по постановлению 1432 — панику наводят крупные производители сельхозтехники. Из статьи "на заводе Ростсельмаш уже скопилось более тысячи нереализованных комбайнов"… значит они никому не нужны? Получается, что я, например. плачу налоги, которые нужно отдать в виде поддержки заводам, которые делают никому не нужную технику? Я не согласна. Пусть научатся делать конкурентоспособную технику!

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля