В Пинежском районе Архангельской области началась новая жизнь — Владимир Буторин, владелец Группы компаний «УЛК», презентовал проект крупнейшего лесоперерабатывающего завода в России.

Почему производство решили разместить в Карпогорах? Что там будет?

Владимир Буторин: Потому что рядом — в Лешуконском районе — лесфонд, 234 млн спелых лесов, 90 процентов из которых хвоя. Сегодня мы построили 150 км дороги прямо от завода до лесфонда. Завод строим на новой площадке. Вся древесина, заготовленная в Карпогорах, будет перерабатываться здесь же.

Получается, в Карпогорах начинается новая жизнь?

Владимир Буторин: Абсолютно. В Карпогорах будет построен самый крупный в России лесозавод. Он будет перерабатывать 2 млн кубометров пиловочника, производить 1 млн пиломатериалов и 600 тысяч тонн пеллет. Наш устьянский завод будет вторым по объемам. В Карпогорах начинается новая жизнь.

А что почувствуют на себе люди?

Владимир Буторин: Мы создаем 2 тысячи рабочих мест, в том числе и для жителей Карпогор. Сегодня в Пинежском леспромхозе уже работают 925 человек. Люди будут работать в очень хороших условиях и получать достойную зарплату, в среднем 70−80 тысяч. С учетом того, что завод будет генерировать хорошую прибыль, серьезные средства будут вкладываться и в социальную сферу — будем создавать комфортную среду для наших работников и для всех жителей Пинеги. Как и в Устьянах, будем вкладываться в образование, в спорт, в культуру, в дороги.

Какие планы относительно пинежских дорог?

Владимир Буторин: Я ездил в Верколу, в Суру, и дороги там очень плохие. Мы построили свою магистраль от завода прямо в лес. Сегодня ни один лесовоз УЛК даже не пересекает муниципальную дорогу — и по дорогам района мы ездить не будем. Но будем в них вкладываться. Планируем создать общественный совет в Пинежском районе, чтобы он решал, куда важнее направить деньги — или на асфальтирование, или на строительство Ледового дворца, или на больницу. Это будут решать жители Пинеги.

То есть решать будет общественный совет, а не муниципальная власть?

Владимир Буторин: У нас везде работают советы сел, поселков. И работают очень эффективно. Мы всегда все вопросы решаем с народом. Конечно, в советы входят и представители районной власти.

Как предприятие пережило эпидемию вируса?

Владимир Буторин: Мы не прекращали работать. С учетом соблюдения всех санитарных норм — обязательный для всех масочный режим, антисептическая обработка рук, дезинфекция рабочих помещений.

Буквально на днях Пинежский район включен в Арктическую зону. Что это даст предприятию.

Владимир Буторин: Это позволит еще больше денег вкладывать в социальную сферу за счет экономии на налогах. Почему Северодвинск, Мезень попали в эту зону, а Лешукония и Пинега нет? Это неправильно. В свое время губернатор Архангельской области Игорь Анатольевич Орлов, правительство Архангельской области и депутат Госдумы Елена Вторыгина поддержали этот вопрос, все им занимались.

Ускорение разработки леса рождает неприятные вопросы. Областная расчетная лесосека большая, вырубается наполовину, но идут разговоры, что доступные леса иссякнут через 10−15 лет.

Владимир Буторин: Лешуконские леса еще с советских времен считались недоступными, были никому не нужны. Лесфонд в Лешуконии никто никогда не осваивал, потому что на пути было болото шириной 2,6 км, глубиной два метра, и пройти его было невозможно. Мы же его прошли, отсыпали дорогу. Через реку Вашку построили деревянный низководный мост, а в июле приступаем к капитальному железобетонному мосту грузоподъемностью 200 тонн. Построим мост к марту 2021 года. Пока дорогу засыпаем щебнем, на следующий год привезем асфальтовый завод и заасфальтируем эти 150 километров. Это наша ведомственная дорога, никаких ограничений у нас не будет. По ней пойдут специальные лесовозы, которые будут везти 200 кубометров. Вот и вся недоступность.

Дирижабли или временные дороги с пластиковым покрытием для доступности леса — фантастика или далекое будущее?

Владимир Буторин: Нужно строить асфальтовые дороги. Это серьезное вложение, но мы выбрали этот путь. В любую погоду мы сможем по асфальтовой дороге возить лес. Сегодня нужно везде строить такие магистральные дороги. Виноградовский леспромхоз, где тоже наша дорога в 100 км, также нуждается в асфальтовой дороге — будем и там строить, и переходить на двухсоткубовые лесовозы. Себестоимость снижается в несколько раз, экономия очевидна — такие дороги окупаются за 4−5 лет. Снижение затрат на топливе, на зарплате, на налогах и снижение себестоимости перевозки на кубометр леса. Местные жители, путешественники будут по ней ездить. Естественно, если по ней пожелает ездить лесозаготовитель, он должен заплатить нам.

Вам нужна помощь государства в строительстве этих дорог?

Владимир Буторин: Конечно, нужна. Будет хорошо, если в этом поучаствует государство, потому что 150 км в Лешуконию нам обойдется в 1,5 млрд рублей.

Достаточно ли будет для строительства этих дорог арктических льгот по новому закону?

Владимир Буторин: Там другие льготы — по налогам на фонды оплаты труда, по налогу на прибыль, на имущество. В любом случае деньги остаются у предприятия. Для тех, кто будет в Арктической зоне, льготы очень хорошие. Это хорошо. Но по дорогам нужна отдельная поддержка.

Вопрос лесовосстановления. Лес быстрее вырубается, чем растет?

Владимир Буторин: У нас есть питомник на 9 млн саженцев, мы будем увеличивать его до 40 млн. Я выступаю за то, чтобы в ближайшее время изменили законодательство и обязали всех восстанавливать 50 процентов сплошных рубок. Вырубили 1000 гектаров — 500 гектаров обязаны восстановить. А в дальнейшем нужно довести этот показатель до 100 процентов. И нужно как положено за этими лесами ухаживать. На протяжении 15 лет постоянный уход ‑ и мы получим модельные леса с запасами на гектаре 250−350 кубометров. Сегодня даже если и занимаются посадками, за ними никто по-хорошему не ухаживает. Надо это все в корне пересматривать.

УЛК начали «покусывать» экологи. Это экология или политика на экологии?

Владимир Буторин: Есть конкретные люди, которые не желают, чтобы мы построили завод в Карпогорах, и они используют различные интернет-ресурсы для раскачки ситуации. Ничего страшного не произошло. Что касается леса у нерестовых рек, вопрос уже снят. Подписано соглашение о моратории — не будем рубить леса, которые находятся вдоль таких рек.

А как еще вы сотрудничаете с экологами?

Владимир Буторин: Мы постоянно с ними сотрудничаем — прорабатываем идею создавать модельные леса в южных районах области — в Вельском и Устьянском. Хотим совместно создать плантации для выращивания семян, засадить пустующие поля, где вырастут ель и сосна, чтобы можно было через несколько лет собирать шишки. Идет машина с подъемником между рядами деревьев и собирает шишки.

В Архангельской области в лесной отрасли есть что показать. Может, стоит делиться опытом, создать постоянно действующий лесной форум?

Владимир Буторин: Такое решение есть. Мы ежегодно проводим чемпионат России «Лесоруб 21 века», в рамках которого традиционно проходит насыщенная деловая программа. Это серьезная площадка, на которой обсуждаются важные вопросы и принимаются стратегические решения. К сожалению, из-за коронавируса мы отменили чемпионат в этом году. В следующем планируется, что экологи будут показывать и презентовать всей стране модельные леса, плантации, питомники. Каждый год будем показывать, как создавать модельный лес и как правильно за ним ухаживать.

Как трем амбициозным структурам — УЛК, Титану, Илиму — удается договариваться?

Владимир Буторин: С группой Илим нет противоречий, мы вместе работаем. Мы им поставляем балансы и щепу, они нам — пиловочник. У нас хорошие отношения, мы четко взаимодействуем. К группе Титан отношусь очень хорошо. Что есть у Илима, не интересует ни УЛК, ни Титан — в связи с удаленностью и расположением Котласского ЦБК. У Титана порядка 6 млн лесосеки, у нас порядка 7 млн. У всех все есть, нужно только нормально организовывать работу и здоровую конкуренцию, от которой выиграет простой работяга. Я летал в Пинежский район, и приятно смотреть, что Титан там прибирает территорию, терминал выкладывает плитами, строит красивые заборы, создает хорошие условия для рабочих. А когда нет конкуренции, можно не создавать условия — все равно людям некуда деться, и они будут работать. Поэтому самое главное, чтобы была здоровая конкуренция. В Архангельской области есть три гиганта, у которых все есть, нужно просто нормально работать.

Хвалите конкурентов чаще, добрых слов мало не бывает.

Владимир Буторин: Я добрых слов в адрес коллег не жалею.