Сегодня: 2019-08-24    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Политика. Китай поставил задачу перейти к модели современного сельского хозяйства за 15 лет.

Развитие сельского хозяйства Китая, долгие годы исправно служившего «основой экономики страны», вдруг забуксовало.  Полностью исчерпанными оказались источники роста модели экстенсивного развития отрасли, более 30 лет опиравшегося на максимальное использование дефицитных природных ресурсов, дешевой рабочей силы и инвестиций.

Система хозяйствования, с подрядным хозяйством крестьянского двора как основа, созданная в первые годы реформы (1978-1983 гг.), реализовав принцип уравнительного распределения земли (из расчета на душу) как главный стимул мобилизации активности крестьян, смогла обеспечить высокие темпы роста производства и доходов за счет интенсификации простого труда, решить проблему продовольствия на базовом уровне (вэньбао – «обеспечение пищи и тепла»). В новых условиях ускоренной урбанизации, индустриализации, маркетизации, глобализации (с середины 90-х гг. XX в.) мелкое распыленное семейное хозяйство — 220 миллионов подрядных дворов с 7 му (0,467 га) пашни каждый, —  оказывалось все менее способным поддерживать адекватные темпы роста производства и доходов, решать проблему продовольственной безопасности. Сохранение уравнительного характера распределения земли при росте населения и дефиците пашни вело ко все большему измельчанию крестьянских земельных наделов, размер пашни из расчета на душу продолжал сокращаться (1949 г. – 4 му, 1981 г. — 2,14 му, 2003 г. — 1,96 му), лишь усиливая маргинализацию крестьянских хозяйств, с характерными для них высокой себестоимостью и низкой сравнительной эффективностью производства. Только в конце первого десятилетия XXI века началось некоторое ослабление давления населения на землю (2009 г. — 2,26 му) в результате урбанизации. Как показали расчеты китайских ученых, подкрепленные практикой, экономически эффективное хозяйство в разных зонах Китая должно располагать пашней в размере минимум 50 – 100 му (3,3 га – 6,7 га), т.е. быть больше примерно в 7-14 раз.

Задача наращивания валового производства зерна и роста товарности в условиях дефицита пашни и роста спроса последнее десятилетие решалась, главным образом, путем повышения продуктивности земли (урожайности) за счет растущих инвестиций центра преимущественно в «ключевые» зернопроизводящие районы (на них приходится более 75% производства и до 80% поступлений товарного зерна страны). Путем все большей химизации производства, внедрения элитных сортов, механизации сельхозработ, расширения ирригации обеспечивались довольно высокие темпы развития в «ключевых» районах (в среднем до 5,1% в год – за 2003-2012 гг.), тогда как в основной массе остальных районов темпы роста были намного ниже средних по стране, всего 1,6% за те же годы.  Если же взять период от 1998 года до 2012 г., то среднегодовые темпы роста производства зерна в стране составили лишь 1,0%. Продовольственный баланс остается «напряженно сбалансированным», сильно вырос импорт зерна, других основных видов сельхозпродукции.

Как показало обследование, среднегодовые темпы прироста производительности труда всех факторов производства в сельском хозяйстве Китая за период 1985-2009 гг. составили всего 1,2% — 1,7%, и в целом главной движущей силой прироста производства зерна в Китае оставались инвестиции, вклад технического прогресса был мал. Инвестиции центра в сельское хозяйство, в решение аграрных проблем (сань нун- трех сельских — сельского хозяйства, крестьянства, деревни) существенно выросли в последнее десятилетие. В 2014 г. на развитие сельского хозяйства, лесного хозяйства и ирригации, вместе взятых, из центрального бюджета было выделено более 1 400 млрд юаней. Только прямые дотации производителям зерна составили в 2013 г. более 170 млрд ю. Фактически уже достигнут предельный уровень финансовой поддержки отрасли (8,5% от стоимости валовой продукции сельского хозяйства), разрешенный соглашением с ВТО (политика «желтой корзины»).

В то же время произошло серьезное падение эффективности самих инвестиций в сельское хозяйство, а с ним и падение эффективности производства, сравнительной эффективности отрасли. За период 1995 — 2011 гг. в среднем прирост размеров вложений из расчета на 1 му пашни (по 6 основным видам продукции сельского хозяйства) в 1,3 раза превысил объем выхода продукции, в т.ч. по 3-м видам зерновых (рис, пшеница, кукуруза) — в 2,8 раза, соевым бобам – в 3,8 раза, овощам – в 2,9 раза.

Глубокие изменения в структуре сельского населения, сельскохозяйственной рабочей силы, доходов, вызванные широкомасштабным оттоком избыточной рабочей силы из сельского хозяйства в процессе ускоренной урбанизации и индустриализации в последние два десятилетия (на конец июня 2014 г. – с земли ушло 275 млн человек), поставили ребром проблему смены модели развития агросферы. К 2014 г. из отрасли ушла половина всей рабочей силы, при этом ушла практически вся молодая и здоровая рабочая сила, основными работниками остались старики, женщины и дети. Произошло постарение и снижение качества рабочей силы, усилилась практика совместительства, пошло расширение экстенсивных методов производства, упали доходы двора от основного источника – сельского хозяйства, доля которого в доходе семейного хозяйства двора снизилась до менее чем половины, а доля дохода от земледелия – до менее ¼ всего дохода в 2013 г.

Сильно изменилось отношение крестьян к земле: согласно опросам специалистов Министерства сельского хозяйства КНР, 70% опрошенных крестьян не изъявили желания остаться работать на земле, а большая часть пожелавших остаться (30%), предпочитает заниматься полунатуральным хозяйством, но не товарным. Перед обществом и руководством страны во весь рост встал тревожный вопрос: «кто будет обрабатывать землю, кормить миллиардное население?».

В последние годы развитие аграрной экономики Китая, помимо глубинных проблем и противоречий, столкнулось с целым рядом новых серьезных вызовов, привнесенных глубокими изменениями внутренних и внешних условий экономического развития в послекризисные годы (2008-2009 гг.). Это: 1) проблема высокой и растущей себестоимости производства продукции сельского хозяйства, стимулирующей рост цен на сельхозпродукцию со всеми вытекающими последствиями (падение эффективности производства, снижение доходов, торможение процесса модернизации и пр.); 2) рост цен на продукцию сельского хозяйства, при котором цены внутреннего рынка превысили цены внешнего рынка, и намного (разница цен при импорте 1 т зерна достигает в среднем 400-800 юаней. «Перевернутость» цен привела к падению конкурентоспособности сельхозпродукции на мировом рынке, резкому росту импорта основных видов продукции (импорт зерна в 2013 г. — 84 млн т), под угрозой оказались производство, занятость и доходы китайских крестьян. Появилось и быстро растет пассивное сальдо во внешней торговле сельхозпродукции Китая, которое в 2013 г. составило 50,81 млрд долл. США (а весь объем импорта-экспорта сельхозпродукции в том году был равен 185,01 млрд долл. США, в т.ч. экспорт — 67,1 млрд долл. США, импорт — 117,91 млрд долл. США). 3) резкое ухудшение состояния окружающей среды и истощение природных ресурсов (земли, воды) в агросфере, ощутимо сказывающееся на качестве и безопасности производимой продукции, на ее конкурентоспособности на внутреннем и мировом рынках, на экологии агросферы и деревни; 4) исчерпание возможностей нынешней политики защиты и поддержки сельского хозяйства, базирующейся на соглашениях с ВТО (т.н. политика «желтой корзины»). Эти вызовы, судя по всему, носят объективный и долгосрочный характер, представляя тенденции стадиального типа.

В этой связи XVIII съезд КПК (2012 г.) и 3-й пленум ЦК КПК 18-го созыва (2013 г.) приняли решение об ускорении темпов развития модернизации сельского хозяйства и реформе земельной системы как основы для создания хозяйственной системы нового типа, отвечающей требованиям современного сельского хозяйства. На первый план вышла задача повышения эффективности и интенсификации сельскохозяйственного производства за счет укрупнения земельных участков и масштабов хозяйствования, поисков и развития новых форм и субъектов хозяйствования разных форм собственности, способных осуществить интенсификацию и специализацию производства, повышение эффективности на основе внедрения современных факторов роста и рынка.

В декабре 2014 г. всекитайское совещание ЦК КПК по вопросам экономики и всекитайское совещание по работе в деревне ЦК КПК, посвященные проблемам состояния национальной экономики и агросферы в условиях «новой парадигмы» — снижения темпов экономического роста страны — поставили в повестку дня стратегическую задачу ускорения модернизации и трансформации модели развития сельского хозяйства страны, как единственный путь решения накопившихся проблем и вызовов в агросфере. 

Понятие «трансформация модели развития сельского хозяйства» Документ ЦК КПК №1 (2015г.) рассматривает как «переход от экстенсивного способа хозяйствования, с его акцентом в основном на количество и все больший расход ресурсов, к интенсивному способу хозяйствования, с его упором одновременно на количество, качество, эффективность». На первом месте программы трансформации модели стоит задача дальнейшего роста и усиления зернового потенциала, поскольку для решения проблемы продовольственной безопасности Китая с его огромным населением в одинаковой мере крайне важны и количество, и качество, и эффективность. 

В числе первоначальных целей программы ускорения трансформации модели развития в агросфере названо три: повышение темпов роста сельского хозяйства, оптимизация структуры производства, изменение движущих сил.

Документ ЦК КПК №1 (2015 г.) содержит программу основных направлений политики ускорения трансформации модели развития сельского хозяйства. В то же время руководством страны определены ключевые первоочередные векторы политики по расчистке заторов и преодолению вызовов, т.е. по созданию условий для продвижения процесса трансформации модели развития агросферы. К ним отнесены: 1) урегулирование и оптимизация структуры сельскохозяйственного производства; 2) совершенствование механизма ценообразования сельскохозяйственной продукции и политики цен; 3) активная политика защиты и улучшения окружающей среды и экономии ресурсов сельского хозяйства; 4) совершенствование политики поддержки и защиты сельского хозяйства страны, переход от политики «желтой корзины» ВТО к политике «зеленой корзины». 

Одновременно Документ ЦК КПК №1 (2015 г.) выдвинул целый блок комплексных системных реформ в аграрной сфере, призванных выявить потенциал новых движущих сил развития аграрной экономики, способных обеспечить переход к развитию современного сельского хозяйства Китая, используя при этом две важнейшие стратегические установки XVIII съезда КПК: 1) развитие решающей роли рынка в размещении ресурсов, 2) предоставление больших имущественных прав крестьянам.   Этот блок реформ в деревне охватывает 11 направлений преобразований институционального характера, включая 3 реформы земельной системы, реформу системы имущественного права крестьян в рамках коллективной хозяйственной организации в деревне, реформу основной хозяйственной системы в сельском хозяйстве и пр.

Только что вышедший новый документ правительства («Мнение Госсовета КНР об ускорении смены модели развития сельского хозяйства») устанавливает сроки   осуществления трансформации способа производства: к 2020 г.- добиться определенных успехов в смене модели, а к 2030 г. —  в основном перейти на рельсы модели современного сельского хозяйства.

Автор: Людмила БОНИ, д.э.н., Институт Дальнего Востока РАН

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля