Сегодня: 2021-09-24    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Салис Каракотов: «рейдерству надо положить конец!»

Мы продолжаем изучать повадки рейдеров при захвате предприятий. Рейдерство многолико. От тупого силового захвата собственности «спортсменами» рейдеры за 30 лет перешли к взаимодействию с финансовыми институтами, которые охотно дают кредиты, а потом требуют возврата раньше срока. В таком ситуации оказался крупнейший в России и Европе производитель молока «ЭкоНива», его директор Штефан Дюрр подробно рассказал о тактике рейдеров. Сегодня интервью «Крестьянским ведомостям» и каналу «Сельский час» дает генеральный директор ЗАО «Щелково Агрохим», академик РАН  Салис Каракотов. У него другая ситуация — «недружественное вхождение» в акционеры совершенно посторонних и агрессивных людей. Беседу вел Игорь Абакумов. 

 

Игорь Абакумов: Добрый день, Салис Добаевич! Скажите, пожалуйста, какие сейчас проблемы с болезнями растений в связи с такой погодой: где-то засуха, где-то залило. 

Салис Каракотов: Игорь Борисович, вы правильно отметили особенности этого сезона: где-то залило, где-то чересчур жарит. Применение средств защиты растений, как я и утверждал ранее, это индикатор самочувствия сельского хозяйства. Этот индикатор не ошибался на протяжении последних 20 лет. 

Может быть, в вашей программе это не звучало, но за 20 лет рынок средств защиты растений вырос в 9 раз в физических объемах. То есть интенсивность применения средств защиты растений поднялась вот во столько раз. 

Именно с динамичным ростом применения средств защиты растений, а не только с влиянием других факторов сельского хозяйства я связываю рекорды и рост показателей урожайности основных сельскохозяйственных культур. Даже в прошлом, «ковидном», году российский рынок вырос более чем на 10 процентов. Наш рост составил 22 процента.  

Сегодняшний сезон интересен с точки зрения его структурирования по применению средств защиты растений. Всем известно, что у нас серьезная потеря озимой пшеницы: в некоторых регионах до 50 – 60%.  

Понятное дело, резко изменилась структура посевов. Весеннее восполнение потерь озимых площадей – это, в первую очередь, подсолнечник, который показывает высокую маржинальность. На втором месте кукуруза – она хорошо растет в Центрально-Черноземной зоне (даже лучше, чем на Юге). На третьем месте соя. Только на четвертом месте те, кто смог вспомнить о забытой яровой пшенице. 

У нас в компании были запасы – более шести тысяч тонн яровой пшеницы высоких репродукций. Для нас было удивительно, что они исчезли мгновенно! То есть востребованность ярового сева была очень большая. 

Что происходит со средствами защиты растений? На сегодняшний день мы наблюдаем по России десятипроцентный рост применения средств защиты растений. Особенно направленных на защиту подсолнечника и рапса. Рапс – культура, к которой не привлекалось внимание, – стал очевидной трендовой культурой, тем более что пока не попал под экспортные пошлины. 

Я вижу рост. «Залив» юга России привел к невероятному росту применения средств для борьбы с болезнями. Применение фунгицидов выросло в 2-3 раза.

Я вижу результаты. Несколько дней назад я был на Кубани. Там ожидается колоссальный урожай озимой пшеницы. Это восполнение прошлогодних потерь, когда средняя урожайность там слегка превысила 42 [центнера с гектара].  

Мне кажется, в этом году они могут выйти на более чем 65 центнеров с гектара. Может быть, на 70. Применение средств защиты растений опять показывает тренды растущего сельского хозяйства.  

Игорь Абакумов: Вы сказали, что рынок вырос в девять раз? 

Салис Каракотов: Да.  

Игорь Абакумов: Это очень серьезный показатель. На этом фоне приходят тревожные сообщения касательно вашего предприятия и Группы компаний. Предпринимаются попытки рейдерского захвата вашего предприятия. Это уже не секрет. Скажите, каким образом это происходит. В каких целях? Кто?

Салис Каракотов: Рынок средств защиты растений и сама деятельность в этой сфере стала привлекательной. В нашей стране за последние 20 лет появилось много компаний. Среди российских компаний мы — одна из наиболее быстро развивающихся.

Я смотрел нашу статистику. Каждые пять лет мы удваиваем свой ВВП по объемам и в денежном выражении. Фактически мы превышаем программу Путина по удвоению ВВП за десять лет. Нам это удается. Это вызывает определенный интерес. Произошли внезапные активные действия в отношении крупного пакета наших акций.

Мы не публичное акционерное общество. У нас есть внутренние корпоративные правила для закрытого акционерного общества или АО. Отчуждение возможно только с общего согласия.  

Внезапно возникли интересанты, которые смогли убедить двух доверчивых акционеров войти в мошенническую схему с передачей в управление 31% пакета в некую вновь созданную компанию. Это типичный гример. Он начался с того, что нам была предложена несуразно высокая цена выкупа. Сейчас они, не заплатив пока ни копейки, взяли в управление большой пакет акаций. 

Я, как и правоохранительные органы, усматриваю в этом действия, направленные на недружественное вхождение. Есть недружественное поглощение. В данном случае пока недружественное вхождение и, видимо, последующие действия для рейдерского захвата. Мы были вынуждены обратиться к разуму тех, кто это пытается сделать, и в правоохранительные органы. Я надеюсь, ситуация выправится.  

Нужно понимать, что, прежде чем приобрести пакет акций закрытого акционерного общества, необходимо сперва постучаться. Но, поскольку это был сделано без всякого стука, и декларировано за день до Нового года с целью поставить во внезапное положение, мы сочли необходимым предпринять меры защиты. Что сейчас и происходит. 

Игорь Абакумов: Салис Добаевич, а можно немного подробнее? Этот пример защиты корпорации, защиты корпоративных интересов будет всем полезен. 

Салис Каракотов: Я не могу называть фамилии, но суть этого внезапного вхождения заключается в том, что за пакет акций, который пытаются купить у наших акционеров без согласия остальных акционеров, объявляют заоблачно высокую цену, чтобы поставить перед фактом, причем в короткое время. Понуждают к тому, чтобы заплатили, либо они войдут и начнут действовать. Это они сейчас и делают. 

Рейдерские захваты известны и в мире. Это действия, связанные с запросом несметного количества финансовых документов, постоянные не спланированные требования предоставить те или иные финансово-хозяйственные документы. В дальнейшем это приводит к тому, чтобы возбуждать постоянно рассмотрение действий основных акционеров.  

То, что акции двух наших акционеров объемом в 31% переданы в управление новой компании, которая не понятно чем занимается, говорит о том, что в данном случае 31% пытаются спрятать в других руках.  

Могу только сказать, что допущены колоссальные проступки юридического плана. Несанкционированная передача или выкачивание огромного количества файлов за десять последних лет, исходя из анализа которых эти попытки новых лиц и формируются. 

Главное допущенное здесь нарушение – это несанкционированная передача конфиденциальной информации, обладающей секретностью в части технологий, рецептур, ноу-хау, патентов. Огромный массив этих документов перешел в случайные руки, что привело к тому, что я вынужден был обратиться в правоохранительные органы. 

Я не комментирую то, для чего они должны были это использовать. У этих людей нет ни структур, ни собственных производств. Скорее всего, это предпринято для давления. 

Игорь Абакумов: Салис Добаевич, вы же с этими людьми работали не один десяток лет. 

Салис Каракотов: Вы знаете, этих людей необходимо пожалеть. Они попали в руки недобросовестных юридических организаторов. Фамилия основного организатора известна.

Я сожалею, что они поддались искушению. Мне пришлось с ними расстаться, причем с обеими по статьям. Теперь я вынужден попытаться помочь им восстановить свои утраченные права на эти акции. Вот такая комбинация сейчас есть. К сожалению, женщины, как известно, слабы. С этим связаны их ошибки и просчеты.  

Игорь Абакумов: Очень жаль. Салис Добаевич, крепости духа вам! Желания выстоять и умения в отстаивании своих интересов. 

Салис Каракотов: Наш караван идет хорошо и будет, я думаю, идти.  Спасибо вам большое за многолетнюю поддержку и интерес к нашему развитию и к отрасли средств защиты растений. Огромная благодарность за популяризацию этих передовых технологий. Ваша программа всегда привлекает внимание. Спасибо вам.  

Игорь Абакумов: Я надеюсь, мы не последний раз разговариваем на эту тему. Продолжим наблюдать за ситуацией. Будем рады получать ваши комментарии о том, что будет происходить. Это важно для всего рынка, потому что в такой ситуации может оказаться любой, кто излишне доверяет своим сотрудникам.   

Салис Каракотов: И уже оказывались, к сожалению. Есть примеры за последние 15 лет, которые происходили на наших глазах. Надо привлекать к этому внимание. Нельзя допускать в нашей развивающейся стране такого рода вхождения, которые могут нарушить стабильную деятельность и динамичное развитие, приносящее огромную пользу сельскому хозяйству. Оно показывает хорошие результаты в последние 10 лет. 

Игорь Абакумов: Большое вам спасибо, Салис Добаевич! Всего вам доброго. 

Салис Каракотов: Спасибо, Игорь Борисович. Всего доброго.

PS Дамы-акционеры, фамилии которых тактично обходит г-н Каракотов, это бывший главбух Людмила Приходько и бывший коммерческий директор Эльмира Ираидова. По мнению «Крестьянских ведомостей», их судьба на рынке VIP-руководителей отрасли СЗР теперь весьма незавидна. Как говорится, «единожды предав, кто тебе поверит».

Автор: Игорь Абакумов - медиа-группа “Крестьянские ведомости” 

 
 
16 комментариев к Салис Каракотов: «рейдерству надо положить конец!»
    8

    Игорь Борисович,

    мне странно, что Вы врубаетесь за "академика" Каракотова!
    Это — типичный рейдер — как ему досталось щелковское производство Института химических средств защиты растений?
    Отжал-прихватизировал в начале 90-х!
    Сейчас отжимают у него! И поделом!

    Лично у меня пытался отжать мой препарат по разложению пожнивных остатков! Как идею, так и состав!
    Я его в свое время публично опустил ев научной конференции в Минске!

    Подальше держитесь от подобных "академиков" — мой совет!

    Ответить
    Игорь Абакумов
    7

    Прошу Вас, пожалуйста, не скатывайтесь на личности. Не разбираюсь в препаратах для разложения пожнивных остатков, но точно знаю, что он не один. Только в России их два или три разных разработчиков и производителей. У меня нет оснований сомневаться в том, что Салис Каракотов — академик РАН. Если у Вас они есть — просим доказательства. Но доказательства, а не голословные утверждения. И предоставить их нужно в РАН.
    Здесь публичное поле и прошу действовать в рамках приличий.
    Что касается Вашего термина "врубаетесь". Да, мне действительно интересна тема рейдерства, его многообразия, его крышевания, его заказчиков, поскольку я считаю это явление позорным для великой страны в 21 веке.
    А Вы?

    Ответить
    4

    Уважаемый Игорь Борисович!

    Во-первых: мне также, как и Вам интересна тема рейдерства, его многообразия, его крышевания, его заказчиков, поскольку я считаю это явление позорным для великой страны в 21 веке.
    Поскольку я работаю в реальном секторе сельского хозяйства (а не виртуальном, как Вы), мне достаточно часто приходится сталкиваться с этим явлением, когда "под раздачу" попадают мои клиенты, на которых к этому вркмкны ты ужк потратил годы. Материалов наберется уже на несколько романов…

    В отношение Штефан Дюрра, как Вы писали, есть признаки угрожающей ситуации его бизнесу, и в отношение Вадима Ванеева, за которого у меня сердце кровью обливалось, и который "попал под раздачу" — так вот, что я хочу сказать, — я знаю лично, они мне, как люди и бизнесмены — симпатичны, я здесь полностью на их стороне. И всё, что против них:
    гневно осуждаю.
    Со Штефаном и Вадимом при встрече мы узнаем друг друга, здороваемся, подаем друг другу руки.

    С Каракотовым я также пересекаюсь. Однако при встрече мы друг другу руки не подаем, и не здороваемся. Он мне — не симпатичен. Я знаю несколько представителей этой фамилии на Северном Кавказе — все они не в чести у своего народа, а также у ставропольчан.
    Могу сделать по ним подборку.

    В отношение его рейдерского захвата в лихие 90-е подразделения ВНИИ химической защиты растений не знает только тот, кто в те времена не интересовался событиями вокруг этого института. Я интересовался. С рядом сотрудников общался, и в течение ряда лет поддерживал отношения: они помогали наладить защиту в растениеводстве в Свято-Троицкой Сергиевой лавре. Роль Каракотова в процессе фактического уничтожения института мне известна из первых рук.
    Кстати, Каракотов по своему прошлому хорошо зачистил интернет-пространство. Я сейчас не нахожу многих, еще недавних материалов.
    Про "великого ученого", про великого "академика" — немного попозже.

    Ответить
    6

    Кстати, о птичках:

    вот попался альтернативный материал по ситуации нп сайте РАПСИ-Российское агентство правовой и судебной информации-rapsinews.ru. см.http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20210708/307197234.html

    ПУБЛИКАЦИИ, 10:52 08.07.2021© flickr.com/, KristelPoole
    В АО "Щелково Агрохим" пытаются подавить в правах миноритарных акционеров
    Теги: Россия
    Акционер компании «Щелково Агрохим» попыталась продать свой пакет акций. Однако столкнулась с противостоянием со стороны мажоритарного акционера и руководителя предприятия. Действия генерального директора компании выглядят как попытка давления на миноритария, пожелавшего распорядиться своим имуществом по собственному усмотрению.

    Владелец 31-процентного пакета акций АО «Щелково Агрохим» Эльмира Ираидова пытается через суд защитить свои права как акционера. Ранее мажоритарный акционер компании, владеющий 54-процентным пакетом акций, и генеральный директор Салис Каракотов отстранил Ираидову от участия в собраниях акционеров и голосованиях, а тем временем АО успело принять ряд решений, которые на данный момент являются нелегитимными. Ираидова оспаривает действия Каракотова в судебном порядке. Началась же вся история задолго до перехода в публичную плоскость. Фактически она стала яркой иллюстрацией того, как мажоритарный акционер может задавить интересы миноритариев.

    АО «Щелково Агрохим» — одно из крупных предприятий в химической промышленности. Предприятие входит в топ-3 организаций, работающих на рынке химических средств защиты растений, налоговые отчисления составляют более 3,5 миллиарда рублей в год, в компании работает более 2 тысяч человек. Компания входит в перечень системообразующих предприятий России, утвержденный решением Правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики. Уставный капитал Общества составляет 100 000 000 рублей 00 копеек и сформирован из 100 штук обыкновенных именных бездокументарных акций.

    В октябре 2020 года Ираидова, коммерческий директор и член совета директоров АО «Щелково Агрохим», владея 11 акциями (11%) предприятия, выкупила у экс-главного бухгалтера предприятия Людмилы Приходько 20% (20 штук) акций компании — за 40 миллионов рублей, предусмотрев условие о возможной доплате. В результате в руках Ираидовой оказался пакет в 31%. Как и положено по закону, прежде чем выставить свой пакет акций на открытом рынке потенциальным покупателям, Ираидова предложила выкупить его акционерам общества, в том числе мажоритарию и генеральному директору компании Каракотову. «Ни один из акционеров не собирался выкупать эти бумаги. Мы сделали все по закону, преимущественное право было предложено реализовать обществу и гендиректору, и он должен был им воспользоваться, мы дали время даже больше, чем положено по уставу, — более двух месяцев. Но направленное нами извещение Каракотов не воспринял серьезно. Зато начались гонения в адрес меня и Приходько, — рассказывает Ираидова.

    Конфликт начался еще раньше. «Гонения на меня начались уже года полтора назад, с того момента, как я отказалась подписывать договор поручительства с банком на 5 миллиардов рублей, — рассказывает Ираидова. — Я спросила, как АО собирается расходовать полученные средства. Мы как акционеры вообще не были в курсе, как Каракотов расходовал деньги. В ответ он сказал: «Не твоего ума дело, не суйся, куда не положено». Я ответила: «Я же акционер компании, я должна знать, на какие цели будут эти деньги расходоваться!». Мы, акционеры вообще не знали, как тратятся деньги. Он говорил: «Ваше дело как акционеров – раз в год поднять и опустить руку на собрании».

    Желание акционера распорядиться акциями по своему усмотрению не понравилось Каракотову. «Я являюсь создателем, мажоритарным акционером, членом совета директоров и гендиректором общества с 1998 года, это дело всей моей жизни, я вложил всю свою душу. Общество имеет для меня колоссальную неимущественную ценность, фактически это мое «детище»», — так утверждал руководитель АО «Щелково Агрохим» в исках, направленных позже в суд с целью не дать Ираидовой распорядиться пакетом акций.

    Военные действия со стороны руководства предприятия перешли в открытую стадию. После новогодних праздников 11 января 2021 года Ираидова, которую ранее уже отстранили рядом внутренних решений от некоторых привычных функциональных обязанностей, узнала, что ее должность сокращена. Бывший коммерческий директор АО обратилась с жалобой по факту своего увольнения в Государственную инспекцию труда в Московской области Федеральной службы по труду и занятости, а также о нарушении ее трудовых прав, но в ведомстве отметили, что заявитель сможет защитить свои интересы в вопросе трудовой дискриминации в суде, а сама инспекция ничем не может помочь.

    В конце января 2021 года, вскоре после увольнения Ираидовой, Каракотов обратился в Арбитражный суд Московской области. По мнению гендиректора компании, Ираидова, выкупив у Приходько пакет акций, «пытается продать их третьим лицам». «Договор был заключен с нарушением действующего законодательства РФ», — заявил Каракотов, утверждая, что ни ему, ни Обществу о сделке не было сообщено, а «данная цепочка событий говорит о том, что Ираидова изначально хотела продать акции не акционерам Общества, а третьим лицам». Каракотов обвинил бывшую коллегу в создании «рейдерской схемы захвата» предприятия, заявляя, что «пакет более 30 процентов акций имеет существенные возможности в блокировании работы и создании трудностей, неизвестные мне третьи лица могут нанести существ вред мне и Обществу». Каракотов потребовал перевести на него права и обязанности покупателя по договору купли-продажи 20 акций предприятия и признать за ним право собственности на них.

    А еще через несколько дней в Щелковском городском суде Московской области Каракотов выдвинул другие требования, которые удивили акционеров. Каракотов вспомнил договор дарения, который был заключен между ним и Ираидовой в 2003 году на 6 акций тогда еще ЗАО «Щелково Агрохим». «По статье 578 ГК РФ даритель имеет право отменить дарение, если обращение с подаренной вещью создает угрозу ее безвозвратной утраты», — отметил истец, потребовав признать договор дарения недействительным и прекратить право Ираидовой на 6 акций, признать право собственности на эти акции за ним.

    Как считает защита Ираидовой, причина такого требования, естественно, — любыми способами не только и не столько уменьшить принадлежащий ей пакет акций, сколько заблокировать все ее права по акциям обеспечительными мерами (срочными временными мерами, принимаемыми судом до рассмотрения дела по существу). Однако даже если бы суд принял решение о расторжении договора дарения по 6 акциям, у Ираидовой остается 25 акций, и она имеет право на реализацию своих прав как акционера, в том числе по участию в собраниях акционеров и голосовании.

    Действия Каракотова выглядят давлением на владелицу 31-процентного пакета акций: вслед за обращением с иском в Щелковский городской суд глава АО «Щелково Агрохим» также выдвинул требования об обеспечительных мерах по иску в виде запрета Ираидовой на голосование на собраниях акционеров, на получение дохода по арестованным ценным бумагам до вступления в силу решения по данному иску, на получение данных по закону «Об акционерных обществах», на совершение сделок с акциями в размере 31 штуки и так далее. И суд эти требования удовлетворил в отношении 31 акции, хотя спор касался только 6 акций. Причем истец обосновывал свои заявления тем, что наличие в собственности Ираидовой акций «позволяет ей блокировать ряд решений на общем собрании акционеров», что «может отрицательно сказаться на коммерческой деятельности акционерного общества».

    Это стало серьезным поражением в правах для Ираидовой. Пока она была отстранена от участия в решениях, касающихся судьбы предприятия, в АО «Щелково Агрохим» был изменен устав, с точки зрения возможностей продажи акций сторонним лицам – в новой редакции устава (которую, вообще-то, без участия Ираидовой принимать было нельзя) прямо запретили продажу акций без согласия, по сути, все того же Каракотова как акционера общества.

    Теперь Ираидова оспаривает эти незаконные действия мажоритария в судебном порядке. Обеспечительные меры, наложенные судом, уже отменены в вышестоящей инстанции – Московский областной суд не стал мириться с таким беззаконием. Но теперь придется еще и добиться отмены незаконных действий Общества с документами.

    «Очевидно грубым нарушением закона, априори влекущим нелегитимность принятых решений, является принятие решений без необходимого большинства голосов, что прямо следует из положений пункта 10 статьи 49 Закона «Об акционерных обществах», — отмечает защита Ираидовой. Ираидова оспаривает в Арбитражном суде Московской области решения, принятые в период, когда она была отстранена от реализации своих прав как акционера, с целью восстановить свои пораженные права, и истребует у АО «Щелково Агрохим» и налоговых органов протоколы собраний акционеров.

    Почему Каракотову так легко удалось убедить Щелковский городской суд Московской области в нарушении своих интересов? Как полагает защита Ираидовой, такая ситуация вполне может объясняться влиянием мажоритария АО «Щелково Агрохим» на местные судебные инстанции. Решения Щелковского городского суда были позже отменены. Оспаривая такие действия Щелковского суда, Ираидова отмечала, что суд, прежде чем вводить ограничительные меры, должен был удостовериться, что в случае удовлетворения искового требования непринятие именно этой меры затруднит или сделает невозможным исполнение решения суда. А истец должен обосновать причины требования таких ограничительных мер, представить доказательства своих доводов, но таких доказательств представлено не было.

    Кроме упомянутых выше бумаг, встречным иском, поданным в Арбитражный суд Московской области еще от 12 апреля 2021 года, Ираидова истребует у АО «Щелково Агрохим» целый список документов, которые Каракотов добровольно представлять акционеру отказался. «В 2020 году у истца возникли претензии относительно ведения финансово-хозяйственной деятельности со стороны общества, а также подозрения в совершении обществом сделок и действий, недопустимых с точки зрения действующего законодательства. Выраженные в устной форме предложения истца предоставить документы о деятельности общества ответчик в лице С. Д. Каракотова оставил без внимания… Истребуемые документы необходимы истцу для проверки деятельности общества и его руководителя, взыскания с него убытков (при установлении соответствующих фактов)», — говорится в иске.

    Что же касается основного арбитражного разбирательства по заявлению Каракотова, то в июне 2021 года Арбитражный суд Московской области отказал генеральному директору предприятия в его требовании отобрать акции у Ираидовой. В своем иске Каракотов указывал, что было нарушено его преимущественное право покупки 20 акций АО «Щелково Агрохим», и требовал перевести акции на него по цене 40 миллионов рублей. Суд не усмотрел оснований для удовлетворения требований Каракотова. Как сообщается в судебном решении, в силу пункта 3 статьи 7 Закона «Об акционерных обществах» акционеры ЗАО пользуются преимущественным правом приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу. «Это право, действительно, направлено на защиту интереса акционеров по контролю персонального состава его участников. Однако при продаже акций между акционерами такой интерес отсутствует, поскольку состав акционеров остается неизменным», — подчеркивает суд. При этом, согласно Уставу АО «Щелково Агрохим», акционер вправе продать или иным образом переуступить все или любую часть принадлежащих ему акций. И если другие акционеры не использовали свое преимущественное право приобрести акции, то третьи лица имеют право приобретения данных акций. «Ни нормами действующего законодательства, ни положениями Устава Общества не предусмотрено преимущественное право приобретения одним из акционеров акций Общества в случае, если сделка купли-продажи акций совершена между другими акционерами. Таким образом, ссылка истца на нарушение его преимущественного права приобретения акций не основана на нормах действующего законодательства и не может быть признана обоснованной», — отмечает арбитраж.

    «Для любого специалиста очевидно, что сделки между акционерами не влекут за собой появления у других акционеров какого-либо преимущественного права просто потому, что акции покупает такой же акционер, — замечают представители Ираидовой. — Правовое регулирование направлено на ограничение возможного появления в обществах новых акционеров, если другие акционеры не согласны с этим (такое несогласие как раз и реализуется в форме выражения согласия на преимущественное приобретение акций в уставном капитале), но никак не на запрет и ограничения в перераспределении акций между уже существующими акционерами общества».

    Каракотов заявляет, что от него требовали выкупить акции по баснословной цене. Как говорит Ираидова – это не так, мажоритарию предложили реализовать его право, указав цену даже несколько ниже рыночной, если ориентироваться на отчет об оценке, проведенный самим АО в июне 2020 года – причем по заявке Каракотова. Центр экономической правовой экспертизы собственности (ЦЭПЭС) провел экспертизу-оценку рыночной стоимости акций АО «Щелково Агрохим», и, по состоянию на 4 июня 2020 года, 100 процентов акций компании оценены в 19 миллиардов 681 миллионов 740 тысяч рублей. Стоимость 1 акции, соответственно, – 196 миллионов 817 тысяч 400 рублей. «Мы за 31 процент акций запросили 2 миллиарда 900 миллионов рублей, тогда как, согласно этой оценке, такой пакет стоит порядка 6 миллиардов рублей, — рассказывает Ираидова. – Так что никакого нарушения, махинаций и тем более баснословных сумм не было».

    На судебных разбирательствах все не закончилось. Еще в январе АО «Щелково Агрохим» обратилось в МУ МВД России «Щелковское» с заявлением о привлечении Ираидовой и Приходько к уголовной ответственности по части 1 статьи 183 УК РФ «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну». Пока бывшие сотрудницы компании проходят по делу как свидетели. Ираидова убеждена, что дело «сфабриковано намеренно» с целью давления. При этом, как отмечает защита акционера Ираидовой, на допросах следователи активно интересовались взаимодействием ее с различными персонами по вопросам предполагаемой продажи акций, что не имеет отношения к статье, по которой возбуждено дело. «Я как собственник акций имею право в любой момент продать свое имущество. Принимала ли я какое-либо решение или нет – мое личное дело» — отвечала Ираидова на вопрос следователя о своем решении продать акции. Никакие документы, содержащие юридическую или коммерческую тайну, Ираидовой не копировались, а на вопрос о покупке акций Приходько Ираидова пояснила, что эта сделка «не была вынужденной, это обоюдное решение». Никакого дополнительного соглашения с третьим лицом по вопросам, связанным с покупкой акций, не подписывалось, сообщила следователю Ираидова.

    А в мае внезапный ход совершила экс-главбух компании Приходько, которая продала свои 20 акций Ираидовой. Она обратилась в Арбитражный суд Московской области с требованием признать договор купли-продажи акций недействительным. Возможно, это тоже последствия запугиваний в адрес Приходько. Дело в том, что Приходько была заинтересована в дальнейшей продаже акций: получив за свой пакет 40 миллионов рублей, в случае дальнейшей продажи акций она могла бы получить пропорциональную доплату, от 3 миллиардов рублей, по условиям сделки. Может ли акционер добровольно отказаться от такой выгоды? Сомнительно. Ираидова считает, что Приходько сейчас используют как инструмент давления в том числе. А это признаки статьи 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения».

    Действия руководства АО «Щелково Агрохим» выглядят как методы из конца 90-х годов, когда уже перестали стрелять, но еще не перешли в правовое русло. Каракотов пытается признать сделку Ираидовой и Приходько притворной, но никаких признаков этого нет. А подобные запугивания акционеров за их действия, попытки лишить их своих законных прав может негативно влиять и на судьбы других акционерных обществ. Получается, акционеры не могут продавать друг другу свои акции? Создается опасный прецедент. Фактически со стороны руководителя компании была осуществлена попытка рейдерского захвата акций миноритарного акционера, отстранение его от корпоративного контроля. Подобные методы были популярны в начала 2000-х годов, когда не было нынешнего уровня информационной публичности и открытости судебной системы. Но сегодня законодательство готово к нивелированию подобных противоправных действий. Интересы миноритариев должны защищаться законом.

    Ответить
    5

    Каракотовы на Северном Кавказе:

    https://stavropol.arbitr.ru/node/2398 Арбитражный суд Ставропольского края

    АГРОСПРУТ МЕНЯЕТ КОЖУ

    Александр Емцов

    В статье «Северо-Кавказский Агроспрут» от 2 марта с.г. мы рассказывали об удивительно наглой и бесстыдной даже по нынешним лихим временам афере. Широко известное в крае и рекламирующее себя как надежный партнер ООО фирма «Северо-Кавказский Агрохим» задолжало немецкой компании КВС РУС 61 миллион рублей (долг признан судом) и свалилось в банкротство. Выяснилось, что оно задолжало не только немецким партнерам: в реестре кредиторов 33 предприятия, наши агрохимики должны им просто фантастическую сумму — 1 миллиард 146 миллионов рублей, почти половину — зарубежным партнерам, с которыми и связаны надежды на инвестиции в край! Причем рассчитываться нашим землякам особенно и нечем — все более-менее значимые активы выведены. Когда КВС РУС попыталось взыскать долг с поручителя — ЗАО АПГ «Добрая воля», в свою очередь учрежденного самим «Северо-Кавказским Агрохимом» и его структурами, то оказалось, что и оно в шаге от банкротства — находится в процедуре внешнего наблюдения. Одновременно учреждается чистый от долгов двойник банкрота — ООО ТПК «Северо-Кавказский Агрохим», который начинает рекламировать себя как надежный партнер.
    В той статье мы недоумевали, почему на эту аферу, по всем признакам подпадающую под искусственное банкротство или даже мошенничество, а значит, и уголовные преступления, не обращают внимания правоохранительные органы, прежде всего в лице ГУВД края. При том, что КВС РУС забомбило их заявлениями о возбуждении уголовных дел. А также высказывали предположение, что деньги кинутых иностранных инвесторов по хитроумной схеме выплыли на строительстве мегафермы на 4,5 тысячи дойных коров в Шпаковском районе, широко разрекламированной президентом группы компаний «Северо-Кавказский Агрохим» А. Каракотовым как крупнейший инвестиционный проект Ставропольского края с современнейшими технологиями производства и переработки молока.

    ТО «ЗАДУШЕВНЫЕ» РАЗГОВОРЫ, ТО СЛЕЖКА
    После той статьи на нас вышла Ленинская районная прокуратура и запросила некоторые документы, которыми пользовался автор при подготовке материала. Далее никакого ответа мы не получили, хотя, если мне не изменяет память, не так давно президент страны Д. Медведев подчеркнул, что сообщать народу о принятых мерах госорганы должны через тот источник информации, который и вскрыл безобразия.
    Потом в редакцию, после звонка, зашел «поговорить» А. Токбаев, как мне его представили — бывший полковник ФСБ, а ныне начальник службы безопасности «Северо-Кавказского Агрохима». Нет, он ничего не опровергал, вел себя вежливо, просто вкрадчиво рассуждал, что банкротство проведено правильно, и мы ничего не докажем. И самое главное — нам не удастся поколебать имидж их достойнейшего руководителя как человека в высшей степени делового и порядочного, вхожего во все высокие кабинеты. Но, как мне показалось, главная цель его прихода и витиеватых вопросов была — понять, откуда ветер дует, и будет ли продолжение статьи. Через несколько дней заглянул и отнял битый час А. Мзареулишвили, генеральный директор «Ставрохима». Об этой компании я упомянул в той статье вскользь, назвал как одного из кредиторов, заявивших подозрительно высокие требования и связанной с Каракотовым. Во всяком случае, три года назад ее директором был он сам. В статье я высказал предположение, что в очередь кредиторов стал сам банкрот. Так вот, Мзареулишвили очень не понравилось, что я охарактеризовал его «неким»: мол, я в прошлом замкомандира Ставропольского ОМОНа, подполковник, человек в городе известный, а вы походя мазнули. Да и вообще, не надо вам лезть в конфликт компаний, лучше пишите о спорте, там очень много проблем.
    Как тут не восхититься талантами Каракотова: взять себе в окружение бывших силовиков — не хило! Не отсюда ли и такой высокий иммунитет от расследований правоохранителей?
    Понятное дело, бывшие полковники — подполковники не могли не понимать, что приходить в редакцию без фактов в руках, а тем более привязываться к нейтральному слову просто глупо, что советовать журналисту, расследующему экономические конфликты, писать о спорте смешно, но попытались качать права и поучать. Для чего? Не иначе, подозреваю, и тот и другой визит были своего рода психологическим давлением: мол, мы ребята в больших чинах и со связями, бывших полковников не бывает, не мешало бы тебе иметь в виду…
    Подозрения окрепли, когда мне на стол легла копия заявлений депутата краевой думы, руководителя юридического агентства «СРВ» Р. Савичева в адрес начальника УВД по Ставрополю Е. Нуйкина и прокурора Промышленного района В. Митрясова. В статье я ссылался на «СРВ» как на агентство, защищающее в судах интересы КВС РУС в судебных делах о банкротстве «Северо-Кавказского Агрохима» и «Доброй воли». Так вот, Савичев пишет в заявлениях о том, что весь апрель с утра до вечера у его дома дежурит автомобиль «с незнакомыми мне людьми кавказской внешности, которые периодически выходят из машины (указывает ее госномер) и смотрят в сторону моего дома, иногда перекрывают движение». Депутат считает, что это ничем не прикрытое психологическое давление, и связывает установленную за ним слежку с тем, что его агентство защищает интересы немецкой компании. Тем более, что он ранее получал звонки с предложением бросить это дело, и просит силовиков защитить его. Те вроде начали проверку.
    Но все это мелочи, хотя и неприятные, на фоне того, как далее развивается дело о банкротстве «Северо-Кавказского Агрохима» и какие последствия оно несет для инвестиционного имиджа Ставропольского края.

    ГЛАВНОЕ — ЗАТЯНУТЬ ВРЕМЯ?
    Так как развивается дело о банкротстве? Да абсолютно никак. Оно превратилось в форменное издевательство над кредиторами, в глумление над их законными требованиями вернуть долги.
    Это хорошо видно из текста жалобы Федеральной налоговой службы в Арбитражный суд Ставропольского края. Налоговики сетуют на действия, а скорее на бездействие, конкурсного управляющего ООО фирмы «Северо-Кавказский Агрохим» С. Черниговского и просят суд признать их неправомерными, нарушающими законодательство и отстранить управляющего от исполнения обязанностей.
    Прямо скажем, не часто случается, чтобы кредиторы, своим решением назначающие конкурсного управляющего, добивались в суде его смещения. Не иначе, допекло.
    Из текста жалобы следует, что почти за год работы — а Черниговский был назначен 22 июня прошлого года, — он не сделал почти ничего. Во-первых, не оспорил ни одну из сомнительных сделок, совершенных должником перед банкротством. По закону можно оспорить сделки, совершенные не позднее чем за полгода до подачи заявления о банкротстве. А таковые, как мы увидим далее, были. Во-вторых, не привел в соответствие налоговую базу: между разными декларациями, — например, по налогу на прибыль и на реализацию товаров, — существуют разительные противоречия, несоответствие налоговых баз составляет свыше 25 миллионов рублей. В-третьих, финансовый анализ, проведенный управляющим, не соответствует правилам, утвержденным Постановлением Правительства РФ, что является грубейшим нарушением законодательства о банкротстве. Перечень нарушений правил занимает в жалобе целых две страницы. В-четвертых, грубо нарушил управляющий правила проверки действий должника на предмет выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства. Его заключение по этому поводу не соответствует утвержденным нормативам, что равнозначно его отсутствию. Тем самым налоговая инспекция фактически подтвердила высказанные нами в первой статье сомнения в корректности заключения об отсутствии признаков фиктивного и преднамеренного банкротства и только добавила аргументов, что оно состряпано в интересах самого должника. В-пятых, Черниговский до сих пор не провел инвентаризацию имущества банкрота, чем нарушил ее порядок и сроки. Самое же главное — до сих пор не оценил имущество, что не только приводит к искусственному затягиванию процедуры банкротства, но и не позволяет кредиторам понять, какая в их распоряжении конкурсная масса и могут ли они рассчитывать на возмещение долгов. Наконец, шестое обвинение, которое выставляют налоговики, — это что конкурсный управляющий абсолютно бессовестно нарушает сроки представления собранию кредиторов отчетов о своей деятельности. По закону они проводятся не реже, чем раз в три месяца, а последнее собрание было аж 29 октября прошлого года, то есть шесть месяцев назад. Ему напоминают, а он и в ус не дует.
    Одним словом, конкурсный управляющий почти год никуда не торопился и ничего не делал. А было чем заняться? Разумеется, было. Налоговики приводят в этом плане один поразительный, прямо-таки убийственный и даже криминальный факт. 1 декабря 2009 года, за две недели до подачи в суд заявления о признании «Северо-Кавказского Агрохима» банкротом, им были реализованы ООО «Гремучка» «транспортные средства» — 15 комбайнов «Лаверда» на общую сумму 100 миллионов рублей. Сделка более чем подозрительная и подпадает под те, которые можно оспорить. Прежде всего, потому, что она проведена с аффилированным лицом — «Гремучка» входит в группу компаний «Северо-Кавказский Агрохим», ее учредителями является сам А. Каракотов и ООО «Возрождение», реально руководит которым, как видно из рекламы, о которой мы расскажем чуть позже, опять же Каракотов. К тому же деньги за комбайны от «Гремучки» не поступили, что говорит о «бумажном» характере сделки. Дальше — больше: эта самая «Гремучка» представила в местную налоговую инспекцию декларацию на возмещение из бюджета НДС на 15 миллионов рублей. Сумма вычетов сложилась из якобы приобретенных у «Северо-Кавказского Агрохима» основных транспортных средств, надо полагать, тех же комбайнов. Но их на территории предприятия налоговики, как ни старались, не нашли. Наконец, и это самое интересное, «Северо-Кавказский Агрохим» не показывает по итогам 2009 года в своей книге продаж реализацию этих самых «транспортных средств». Потом, правда, Черниговский после закономерных вопросов налоговой инспекции фактически задним числом, 15 марта 2011 года, представляет книгу продаж, где и показывает реализацию на 100 миллионов. Но налоговая инспекция уже не верит, она делает вывод: а) о мнимости сделки со стороны «Северо-Кавказского Агрохима» с целью вывода имущества из конкурсной массы в преддверии процедуры банкротства, и б) о попытке со стороны «Гремучки» незаконно возместить из бюджета, а проще говоря, украсть из казны, 15 миллионов рублей. И выносит свой вердикт: «Данные факты говорят, что конкурсный управляющий не только не заинтересован в признании указанной сделки недействительной и о возврате имущества в конкурсную массу, но и заинтересован в возмещении НДС из бюджета ООО СХП «Гремучка». На языке родных осин это означает: нанятый кредиторами и утвержденный судом конкурсный управляющий — засланный казачок, он работает не на кредиторов, а на должника-банкрота или тех, кто за ним стоит.
    Остается только удивляться, почему налоговая инспекция ограничилась обращением в Арбитражный суд. Ведь тут налицо все признаки преступления — хищения бюджетных средств в особо крупных размерах, и впору писать заявление в следственный комитет. Или она уже не верит в способность наших силовиков поставить каракотовский агроспрут на место и утвердить законность?

    КОРОЛЕВСТВО УМЕРЛО. ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЕВСТВО!
    В последнем, шестом номере общественно-экономического издания «Ставропольский край», читаю крайне занимательную для себя рекламную статью о запуске на Ставрополье «умной молочной фермы». Той самой в Шпаковском районе, о которой речь уже шла в первой нашей статье. Занимательная она для меня тем, что там черным по белому, надо полагать с согласия рекламодателя, написано: «Проект реализует ООО «Агропромышленная компания «Возрождение», которая обрабатывает около 230 тысяч гектаров земли в Ставропольском крае…» Президентом компании назван… А. Каракотов.
    А ведь еще вчера его представляли «президентом группы компаний «Северо-Кавказского Агрохима». Да и сам мегапроект рекламировался как детище именно этой компании. Теперь, выходит, отец-основатель поменялся, а сам президент уже в новом качестве? Из текста можно понять, что и обрабатывающие землю СХП уже перешли под новую юридическую крышу. С активами, с техникой, с землей? Те самые хозяйства, доли которых формировали уставный фонд и «Северо-Кавказского Агрохима», и «Доброй воли», и на дележку которых, вполне возможно, рассчитывали кредиторы? Выходит, эти лакомые куски уже выскользнули из конкурсной массы должников?
    Теперь становится понятно, почему так тянет время конкурсный управляющий Черниговский. Оно на него работает. А точнее — время работает на каракотовский спрут.
    И последнее. Тут я хочу процитировать концовку своей первой статьи: «На инвестиционном поле края… происходит уничтожение веры инвесторов в наши райские кущи. Территория инвестирования на поверку оказывается черной дырой, в которой пропадают миллиарды. И никому до этого нет дела. …Больший удар по инвестиционному имиджу края нанести трудно».
    Цитирую свой же вывод только потому, что за прошедшие после публикации два месяца абсолютно ничего не изменилось.

    опубликовано: 2011:05:26 18:31:39 обновлено: 2011:05:26 18:32:09

    Ответить
    5

    Каракотовы на Северном Кавказе — продолжение:

    https://stapravda.ru/20041209/Esli_kolhozy_bankrotyat_znachit_eto_komunibud_nuzhno_24238.html Ставропольская правда

    ЕСЛИ КОЛХОЗЫ БАНКРОТЯТ, ЗНАЧИТ, ЭТО КОМУ-НИБУДЬ НУЖНО
    Сегодня на Ставрополье 150 сельхозпредприятий официально признаны банкротами, их имущество распродается с молотка. Еще десятки колхозов, где судом введено внешнее управление, попадут на плаху завтра. Обязательно. Потому что банкротство стало выгодным бизнесом.
    В подавляющем большинстве случаев разорение сельхозпредприятий имеет под собой искусственную основу. Это уже целый «конвейер» с отработанными схемами. Самая распространенная такова: быстрый искусственный рост долгов; вывод урожая (скотины, техники) на одного из кредиторов (часто на подставное лицо); инициирование процедуры банкротства; создание общества с ограниченной ответственностью и заключение с ним договоров аренды земли; распродажа остатков собственности за бесценок тому же ООО; ликвидация ограбленного предприятия. Точка.

    На последнем заседании совбеза края губернатор края А. Черногоров с возмущением говорил, что в банкроты по ускоренной программе – всего за несколько месяцев! – попадают даже хозяйства, являющиеся флагманами агропромышленного комплекса Ставрополья. Губернатор назвал СПК «Грачевский», входивший в 300 лучших предприятий России, СПК «Донской», СПК «Серафимовский» и другие.

    Несовершенство законодательства позволяет любому кредитору, имеющему претензии к хозяйству-должнику всего на 100 тыс. рублей, обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. А «свой» внешний управляющий может за полгода так развалить хозяйство, что от него останутся одни воспоминания.

    Недавно я беседовал с директором сельхозпредприятия ООО «Правда» Петровского района В. Проскуркиным, который жаловался, что один из кредиторов – ООО фирма «Северо-Кавказский Агрохим» – подал заявление о признании хозяйства банкротом, имея требования всего на 519 тыс. рублей.

    – Сумма была гораздо большей, – говорит В. Проскуркин, – но в результате заключенного с фирмой мирового соглашения «Правда» почти полностью погасила свой долг – за поставки препаратов химзащиты растений. И вот как обухом по голове – заявление в суд. Я думаю, возврат этих 519 тысяч для «Северо-Кавказского Агрохима» – совсем не главное. Для фирмы важно запустить механизм банкротства хозяйства и назначить через суд свою кандидатуру внешнего, а затем и конкурсного управляющего. Это бизнес, очень прибыльный. Мы боимся, что «Правда» повторит судьбу ряда других сельхозпредприятий, которые были обанкрочены по заявлению «Северо-Кавказского Агрохима». Сейчас эти сельхозпредприятия прекратили производственную деятельность, находятся в стадии ликвидации, а на их базе созданы или создаются новые хозяйства, подконтрольные «Северо-Кавказскому Агрохиму». На мой взгляд, их будущее туманно. Дело в том, что как инвестор эта фирма выглядит крайне подозрительно: в соответствии с бухгалтерской отчетностью за полгода «Северо-Кавказский Агрохим» имеет долгов на миллиард рублей! В основном это кредиты банков и задолженность перед поставщиками. Причем собственные средства и имущество фирмы не покрывают и десятой части ее долгов. Кстати, уставный капитал «Северо-Кавказского Агрохима» всего 8,5 тыс. рублей. Поверьте, это колосс на глиняных ногах. А если завтра кто-нибудь из кредиторов фирмы поступит с ней так, как она поступает с другими, то есть обратится в суд о признании банкротом, – разразится грандиозный скандал на весь край…

    Скандал действительно может разразиться, потому что «Северо-Кавказский Агрохим» – это не какая-нибудь мелкая лавочка. Как утверждают в минсельхозе, фирма входит в тройку краевых лидеров поставок химических средств защиты растений (на этом рынке работают более 20 предприятий). Правда, объемы не называют, ссылаясь на коммерческую тайну. Завистники говорят, что «Северо-Кавказский Агрохим» пользуется особым расположением минсельхоза. На сайте фирмы в качестве места «проживания» гордо указано: ул. Мира, 337, каб. 127, министерство сельского хозяйства… Абы кого на постой в это здание, наверное, не пустят.

    И абы кому, конечно, не дадут льготные кредиты, по которым проценты – три четверти учетной ставки Центробанка – платит краевой бюджет. По словам заместителя министра сельского хозяйства края В. Лозового, «Северо-Кавказский Агрохим» такие кредиты получал.

    В беседе с корреспондентом «СП» В. Лозовой очень добро отозвался о деятельности «Северо-Кавказского Агрохима». Правда, при этом речь шла не о поставках пестицидов, а о работе фирмы в качестве инвестора обанкроченных хозяйств. По словам заместителя министра, когда сельхозпред-приятие идет с молотка, «мы его (т. е. «Северо-Кавказский Агрохим». – А. В.) подключаем, чтобы он покупал часть долгов. У него на сегодняшний день 15 хозяйств».

    Признаться, я до сих пор думал, что крупнейшие новые хозяева ставропольской нивы, они же инвесторы, – родом из Москвы. Оказывается, в списке лидеров и свои, местные.

    В. Лозовой не смог подтвердить или опровергнуть информацию о миллиардном долге «Северо-Кавказского Агрохима». Но не скрыл обеспокоенности. «Если это действительно так, – сказал он, – то нужно немедленно обращаться в совет по экономической и общественной безопасности Ставропольского края»…

    Аслан Каракотов, руководитель фирмы «Северо-Кавказ-ский Агрохим», не был рад моему визиту. Тем более, что тема банкротства сельхозпредприятий является болезненной для краевого правительства, и «светиться» здесь в каком-либо качестве, понятно, никому не хочется. Тем более что фирма А. Каракотова, подав соответствующие заявления в арбитражный суд, являлась инициатором банкротства двух из названных губернатором на совбезе хозяйств – СПК «Серафимовский» и СПК «Донской». Конкурсные управляющие обоих сельхозпредприятий сейчас распродают остатки имущества. Из их праха рождаются новые хозяйства (со старым названием), но уже под контролем фирмы.

    А. Каракотов дал понять, что заявления в суд возникают не по злому умыслу: фирма преследует цель вернуть свои деньги. А создание новых хозяйств обязательно происходит с благословения минсельхоза. Его согласие – непременное условие.

    Кстати, покупка долгов предприятий, которым светит банкротство, лишь на первый взгляд выглядит нелепо: при правильной постановке дела и умении «общаться» с судами и внешними управляющими можно при минимальных затратах сделать состояние. Иногда кредиторы, напуганные грядущим банкротством своего должника, уступают его долги за 10-20% стоимости. В крае существует уже «рынок долгов» (и не только сельхозпредприятий.

    Комментировать информацию о собственных долгах «Северо-Кавказского Агрохима» А. Каракотов категорически отказался. Правда, не отрицал, что сотни миллионов рублей получены фирмой в качестве банковских кредитов и на подходе еще 300 миллионов. «Значит, банки нам доверяют», – сказал он.

    «Родить» новое хозяйство на базе обанкроченного с помощью скупленных по дешевке долгов не так уж сложно. Но сельхозпредприятие должно функционировать, причем не только на период уборки урожая. Следовательно, нужны долгосрочные инвестиции, если, конечно, новый хозяин не собирается «кинуть» крестьян после продажи зерна. А таких случаев по краю, к сожалению, немало, равно как и сельхозпредприятий, обанкроченных по второму кругу.

    Неизвестно, в каких объемах вкладывает инвестиции «Северо-Кавказский Агрохим» в контролируемые хозяйства, но золотой дождь на них точно не пролился. В прошлом году, по некоторым данным, было куплено около двух десятков тракторов, в основном бывших в употреблении. Впрочем, везде пахали, сеяли и убирали, на что, конечно, деньги требуются.

    – Но вот что меня настораживает: урожай убрали – а с зарплатой проблемы. – говорит В. Дядьков, начальник управления сельского хозяйства Изобильненского района, о деятельности ООО СХП «Правда», хозяйства, созданного на месте банкрота и ныне подконтрольного «Северо-Кавказскому Агрохиму». – На сегодняшний день нет у нас практически хозяйств, где бы задерживали зарплату, а там задержали – и раз, и два. И еще один инвестор у нас в Тищенке точно такой же – сейчас зарплату у него выбиваем…

    Больше всего подконтрольных хозяйств у «Северо-Кавказского Агрохима» в Петровском районе. Это уже упомянутый «Донской», «Заря» и «Победа». По словам начальника райсельхозуправления А. Масловца, «С посевной они справились, с уборкой – тоже. Отсеялись, практически благополучно». Но нет полной картины.

    – Раньше у нас в сельхозуправлении, – говорит А. Масловец, – был ревизионный отдел. Могли проверить любое предприятие, его финансово-хозяйственную деятельность. То есть знали, чего от кого ожидать. А теперь нас превратили в консультационный орган. Все хозяйства – частные, запрашиваем информацию, нам говорят: «коммерческая тайна». А потом раз – и банкротство, а мы руками разводим. Вот и в хозяйствах, где инвестор «Северо-Кавказский Агрохим», вроде бы процесс идет нормально сегодня. Но неспокойно у меня на душе. Это же частник – захотел и завтра продал свой бизнес. Ни за кого из них сейчас руку на плаху не положу. Не знаю я, что у них, инвесторов, на уме…

    А на уме у них, как и положено в условиях рыночной экономики, извлечение прибыли. Это на первом месте. И на фоне массового разорения хозяйств судьба простого механизатора Иванова уже мало кого интересует. Бизнес продается, перепродается и вместе с ним «ходит по рукам» крестьянская душа. Хорошо, если барин добрый попадется…

    * * *

    P.S. «Выставляем на продажу контрольные пакеты долей в уставных капиталах вновь созданных сельскохозяйственных предприятий Ставропольского края. Готовы уступить дебиторскую задолженность действующих сельскохозяйственных предприятий…».

    Эта информация размещена на Интернет-сайте фирмы «Северо-Кавказский Агрохим». Бизнес есть бизнес…

    Андрей ВОЛОДЧЕНКО

    9 декабря 2004 г.,

    Ответить
    4

    Каракотовы на Северном Кавказе — продолжение:

    http://st-vedomosti.ru/articles/2016/11/22/пикник-на-обочине

    Газета «Ставропольские ведомости» независимое издание Ставрополя и края.

    ПИКНИК НА ОБОЧИНЕ

    Опубликовано вт, 22/11/2016 — 12:59 пользователем Въдомости

    Зона Посещения

    Разруху всегда наблюдать тяжело. В селе Донская Балка эта разруха, считай, на каждом шагу. Просто режет глаза.

    Вот здание бывшего правления местного сельхозпредприятия ООО СП «Донское». Судя по широким потекам на стенах, по обвалившейся штукатурке, у него прохудившаяся крыша. И уже не первый год. Окна выбиты. Здание необитаемое, контора теперь в другом месте. Полуразрушено и заброшено и помещение бывшей столовой напротив. Дальше мне покажут заброшенную мельницу, полуразрушенные здания гаража и мехмастерских. Заросший бурьяном пустырь с неровностями за околицей — все, что осталось от современного овцекомплекса из сборного железобетона. Разобрали на стройматериалы. Дальше — сиротливо, как колонны античных развалин, торчат ряды железобетонных столбов. Это единственное напоминание о бывшей большой молочнотоварной ферме, на семь дойных корпусов. И везде то плиты валяются, то обломки перемычек, то кучи кирпичного боя…

    Да и в самом селе встречается немало брошенных и полуразрушенных домов. Хозяева поняли, что тут их ничего хорошего не ждет, и уехали в поисках лучшей доли? Похоже на то. Давно известно, что разруха в хозяйстве неизбежно распространяется на поселение, в котором оно расположено. Да и на семьи, на умы людей.

    В романе братьев Стругацких «Пикник на обочине», если кто читал, место такой разрухи названо Зоной Посещения. Место на обочине космической дороги, на котором пришельцы далеких миров беззастенчиво и бессовестно мусорят по пути в неведомую звездную даль. Уничтожая все живое. Зона мертва для жизни, зарабатывают местные «сталкеры» только тем, что водят на экскурсии в Зону. Их дети покрываются шерстью, а сами они, чуть не туда ступил, гибнут или заболевают.

    Мне такую услугу — водить по развалинам — местные не предлагали. Но работает их в «Донском» сейчас всего 85 человек. Еще два десятка лет назад в колхозе трудилось свыше пятисот человек. Всего же в селе две тысячи жителей. Платные экскурсии впереди?

    Щедрыми посулами дорога в ад вымощена

    Сельчане рассказывают, что весь этот зримый упадок начался с 2004 года, когда в село пришел А. Каракотов. Тогда его «Северо-Кавказский агрохим» купил ослабевшее хозяйство, заключил с пайщиками договор аренды земли. Под громкие и щедрые обещания самого Каракотова. С трибуны так и сыпалось: «Животноводство — возродим, и еще лучше, чем было». «Дояркам и механизаторам — жилье строить будем». «Производственную базу — сохраним и разовьем». «Новую технику — купим». «Арендную плату на пай — повысим вдвое…».

    И вот прошло двенадцать лет. По словам сельчан, ни одно из своих обещаний Каракотов не выполнил. И даже не пытался выполнять! Да и видели они его всего два раза. В момент перезаключения договора аренды земли, и совсем недавно, приезжал прощупать почву перед новым перезаключением договора. Срок ныне действующего истекает в 2017 году.

    По районной сводке, урожайность в хозяйстве — всего 30,5 центнера с гектара. Напомню, что по краю в этом году — 41 центнер. Но это еще ничего, в прошлом году здесь собрали меньше, чем по 26 центнеров. Как в засушливой восточной зоне. Но местность в окрестностях Светлограда, где располагается Донская Балка, совсем не засушливая. Осадков для зерновых достаточно, почвы одни из лучших в крае. При хорошей агротехнике могут давать рекордные, до 60 центнеров с гектара, урожаи. Кроме зерновых, хозяйство больше ничего не производит.

    Печальные открытия ждут, когда знакомишься с экономикой «Донского». Кредиторская задолженность, то есть долги — 114 миллионов(!) рублей. При том, что выручка хозяйства за предыдущий 2015 год — всего 71 миллион. Средняя зарплата просто нищенская — 8826 рублей. Вдвое ниже, чем в районе, и втрое ниже среднекраевой. И при этом немалые, почти двухмиллионные долги по взносам в пенсионный и другие фонды начисляемым с зарплаты.

    Как говорится, ежу понятно, что предприятие в глубокой яме. И вряд ли выкарабкается. Понятно и то, что разруха будет только усиливаться при таком хозяине и при таком хозяйствовании.

    «Донское» — совсем не отдельный случай. В Петровском районе всего пять Каракотовских хозяйств. Все они учреждены Каракотовским же ООО «Возрождение» — предыдущая его структура «Северо-Кавказский агрохим» приказала долго жить. И у всех примерно та же картина упадка, что и в «Донском». «Заря» по итогам первого полугодия должна 171 миллион, «Восход» — 226 миллионов, «Агрофирма «Победа» — 216 миллионов, «Высоцкое» — 133 миллиона. Все вместе — астрономические 660 миллионов рублей должны. Суммарная выручка всех пятерых — почти на сто миллионов меньше. По урожайности выше среднекраевой только «Заря» — намолотила в этом году по 42 центнера с гектара.

    Яма? Еще какая. Братская могила.

    Если учесть, что Каракотовские хозяйства обрабатывают 24 процента районной пашни, то Зона Посещения распространяется на четверть Петровского района. И тянет некогда славными своими трудовыми достижениями петровчан далеко назад.

    Особенности Каракотовского «инвестирования»

    Всего в Ставропольском крае под контролем Каракотова 17 хозяйств. Положение в остальных, за пределами Петровского района, не лучшее.

    Пять лет назад автор этих строк довольно подробно изучал и описывал особенности Каракотовского так называемого «инвестирования». (Статьи «Северо-Кавказский агроспрут», «Агроспрут меняет кожу», «Кредит, твою мать!» и «Мегафига», соответственно за 2 марта, 4 мая, 27 июля и 7 сентября 2011 года, они размещены на сайте газеты st-vedomosti.ru). Благородное слово инвестирование приходится ставить в данном случае в кавычки, потому что реально наш герой мало вкладывал в сельское хозяйство края. Скорее — наоборот. Где Каракотов — там разруха и вывод из края активов. Мало понятно — куда.

    Тогда, пять лет назад, Каракотовские «Северо-Кавказский агрохим» и «Добрая воля» были обанкрочены. В реестры кредиторов выстроились предприятия, в том числе иностранные, с претензиями почти на два миллиарда рублей! Каракотовцы брали товары, денежные ресурсы и не отдавали долги. Скандалы, иски в суды… Похоже, кредиторы так и остались ни с чем. Все сельхозпредприятия с активами и правами на аренду земли перекочевали под крышу «Возрождения». Все было так хитро устроено, что сам Каракотов при банкротстве мало что потерял. Скорее, приобрел.

    И теперь, похоже, картина не изменилась. Все Каракотовские хозяйства, без исключения, обременены кредитами. Суммы — просто огромные, исчисляются десятками миллионов рублей. Выше перечисленные их долги — это в основном кредиты и есть. Кроме того, они являются поручителями по кредитам своих же соседних хозяйств. Как говорится, все заложено и перезаложено. В пяти уже упомянутых хозяйствах Петровского района 107 тракторов и 51 зерноуборочный комбайн. Но они — всего лишь залоговая база, в сельхозработах почти не участвуют. Основной объем работ во всех 17 хозяйствах выполняет еще одно предприятие Каракотова ООО «МТС Западная», в которой объединены 32 импортных энергонасыщенных трактора и 135 импортных же зерноуборочных комбайнов. Их недостаточно для своевременного выполнения всех агротехнических процессов. Расстояния ведь не шуточные. Отсюда и низкая урожайность, слабая экономика.

    С другой стороны, на эту технику не всегда можно рассчитывать, она больше мотается по заработкам. Закончили молотить в крае — переезжают в Ростовскую область, далее в Воронежскую… И так по всей России. За обмолот полагается до трети урожая. Дело доходное. Но куда деваются доходы — неизвестно. Известно лишь, что сельхозпредприятия, которые взяли эту технику в кредит или заложили под нее свое имущество, не получают ни копейки.

    Таким образом, хозяйства кредитами просто обескровливаются: платят за технику, которой у них нет, и которая не дает эффекта в производстве. Некоторые из Каракотовских хозяйств, такие как СПК «Имени Горького» в Труновском районе, уже давно объявлены банкротами и находятся в стадии конкурсного производства.

    Именно за счет кредитов, обеспеченных активами хозяйств, Каракотовым был построен молочнотоварный комплекс в селе Казинка. А также — за счет субсидий и компенсаций государством затрат на оплату техники, животных, банковских процентов, которые он щедро получил. Тогда, в 2011 году, я цитировал в статьях акт Контрольно-счетной палаты края, где указывалось, что таких субсидий через минсельхоз края Каракотовским хозяйствам отвалили на 300(!) миллионов рублей.

    При этом любопытно, что строила комплекс одна компания Каракотова, оборудование поставляла другая его компания, заказчиком выступала третья, его же организация… Смета была значительно превышена. Причем, строители в убыточных не значились. Получается, что и наварился в итоге только Каракотов. За счет субсидий, беспроцентных кредитов…

    Но самое интересное, откуда Каракотов привез в край нетелей, которые и стали основой стада в Казинке? Со своей же фермы в США! И привозил их несколько раз. Первые выдохли — такой был уход. То есть, и здесь Каракотов продал сам себе своих же животных, при этом получил от государства крупные субсидии на их закупку. Ловко, ничего не скажешь.

    У меня вообще складывается ощущение, что Америка для Каракотова — это та самая конечная цель, к которой он движется. А приобретение 17 хозяйств, строительство мегафермы и безжалостное выкачивание из них ресурсов — всего лишь, как у Стругацких, пикник на обочине дороги на пути к заветной, звездно-полосатой цели. После которого у нас остается та самая безжизненная Зона Посещения.

    Ну а жители сел, в которых расположены деградирующие хозяйства Каракотова, надолго остаются на обочине цивилизации.

    И хозяйства разорил, и людей задурил

    Но вот что самое возмутительное: в «Высоцком» Каракотову в этом году удалось снова перезаключить договора аренды паевой земли на десять лет! Но там вообще-то было форменное шулерство. Туда пришло ООО «Ирика», как потом выяснилось, аффилированное с Каракотовскими предприятиями, собрало на себя сладкими посулами 400 паев, а на собрании передало их Каракотову. Так и «победили». Будто не о земле речь, основе благосостояния на селе, а о конфетах! Обменяли «Белочку» на «зефир в шоколаде»! Наперсточники, по-другому не скажешь. Разумеется, о долгах хозяйства на 216 миллионов никто людям не сказал.

    Про «Агрофирму «Победа», где также хозяйничает Каракотов, без слез не расскажешь. Краевое начальство летом, перед уборкой, просто возмутили заросшие сорняками поля. Вся последняя десятилетняя история хозяйства — это история разрушения того, что было создано предыдущими поколениями. Уничтожены летние лагеря на второй и третьей молочнотоварной фермах, телятник, аэродром, разграблены мастерские на третьем и четвертом участках. Даже трубы для полива из земли вытащили, разграбили насосные станции. Сгорели новые мастерские, кошары. И даже… Дом культуры сгорел. Прямо накануне собрания 30 июля этого года, очень удачно. «Удачно» потому, что десять лет назад, перед предыдущим собранием по заключению договора аренды Каракотов клятвенно обещал его отремонтировать. Но ни гвоздя туда не вбил. Так что вместе с дымом от клуба улетучились и обещания. Что не помешало Каракотову и теперь пообещать, что клуб восстановит. Кстати, причиной пожара названо вроде короткое замыкание. Очевидно, от блуждающих токов. Поскольку клуб был задолго до пожара отрезан за неуплату от энергоснабжения.

    После того собрания Каракотову удалось, как говорится, задурить пайщиков. Его команда так трубила о победе, что многие из них искренне считают, что перезаключили договор аренды. Но это не так. На том собрании принято решение лишь об увеличении арендной платы по договору, который истекает 26 января 2017 года. Принятие решения о дальнейшей судьбе участка впереди. А пока пайщики думают, от Каракотова и его команды как из рога изобилия сыплются обещания светлого будущего. Про разорение, долги хозяйства в 133 миллиона рублей никто, конечно, не вспоминает.

    Очередное шулерство

    Но вернемся к Донской Балке и «Донскому». Как уже упоминалось выше, здесь время перезаключения договора аренды с владельцами земельных долей наступает в следующем, 2017 году. Всего в Донской Балке 1600 паев. Свыше десяти тысяч гектаров земли. «Донским» скуплено только 180 паев. Фактически для Каракотова наступает час «Ч». Продлит договор еще на десять лет — продолжит перекачивание ресурсов из ставропольской земли в Америку. Не продлит — эта лавочка кончится. На 180 паях особо не похозяйничаешь.

    Понятное дело, наш герой не спит, уже этой осенью приехал в Донскую Балку. Организовал встречу с пайщиками. Пустился в обычные уже в таких случаях хитрости. Предложил людям подписать так называемый предварительный договор. Сопроводили этот документ хитроумной листовкой. В ней следующие условия. Если пайщик подписывает предварительный договор и выдает Каракотову и Ко доверенность на участие в собрании пайщиков, где будет основной договор с ООО «Донское» перезаключаться, то получает уже в 2017 году три с половиной тонны пшеницы, погашение налога на землю и НДФЛ (от стоимости полученного зерна). Если владелец доли подписывает предварительный договор, но доверенность не дает и сам идет на собрание, хотя при этом голосует за «Донское» — то получает две тонны зерна, то есть — на условиях старого договора. Разница ему обещается в случае, если «Донское» удержится на земле. То же самое ждет пайщика, если он не подписывает предварительный договор, не дает доверенность, но голосует за «Донское». Но если пайщик и не подписывает предварительный договор, и не дает доверенность, и не голосует за «Донское», то он получает арендную плату и по старому договору, и «после подписания акта сверки взаиморасчетов».

    То есть, пайщику прямо намекнули: не проголосуешь за нас — тебя ждут сложности. Можешь и ничего не получить. Мы же составляем акт сверки.

    Сложно все это? Не то слово. Как сказал поэт, все мозги разбил на части, все извилины заплел… Конечно, ни сам предварительный договор, ни страшилки в листовке не имеют никакой юридической силы. Их можно просто выбросить. Но люди же не знают! Пайщики, как правило, люди преклонного возраста, привыкли верить всему, что говорит начальство. И уж точно не ожидают подлянки с его стороны. И вот итог: около двухсот пайщиков подписали предварительные договора с «Донским».

    Еще и потому, наверное, подписали, что снова клюнули на пообещанные Каракотовым очередные золотые горы. Например, мегаферму в Донской Балке построить, как в Казинке. Рабочие места всем дать. Так и напрашивается вопрос: а старую ферму зачем разрушал? И предложил даже скупить под нее 200 земельных паев по цене 180 тысяч рублей. Чтобы корма выращивать. Но уже на другой день подручные Каракотова сбросили цену до 120 тысяч. Показалось, что слишком щедро? Вообще-то стоимость пая в этих местах давно перевалила за 200 тысяч рублей. Так что народ продавать не бросился. Понял, что его в очередной раз дурят.

    Шагнуть в Зону Благоденствия

    Кроме «Донского», за пайщиков на встрече боролись фермер Черниговский, ЗАО «Ресурс» и ООО «Моя мечта» из соседнего Благодарненского района. Подавляющее большинство голосов было отдано за «Мою мечту». Люди настроены передать землю новому пользователю единым массивом. В этом случае есть надежда, что и предприятие будет работать эффективно, и село станет развивать и возродит.

    И не только потому пайщики склонились к «Моей мечте», что ее учредитель И. Минина, директор С. Бобрышев предложили условия аренды земельных долей, чуть ли не вдвое превышающие предложение «Донского». О «Моей мечте» идет хорошая и добрая слава. В короткий срок на месте трех слабых, с предельно истощенной землей предприятий в селах Щелкан, Елизаветинское и поселке Большевик созданы полнокровные, высокопродуктивные хозяйства. Кроме традиционных зерновых, освоено выращивание высокодоходных пряных культур. На 72 гектарах в Большевике посажен вишневый сад, который уж плодоносит и дает доход. Закуплена новая сельскохозяйственная техника. Построены самые современные перерабатывающие мощности в каждом из трех сел. Люди обеспечены рабочими местами с зарплатой, втрое превышающей ту, что в «Донском». Предприятие непременный участник многих международных сельскохозяйственных выставок, завозит с них к себе и осваивает самые современные технологии. Таким образом, «Моя мечта» открывает большой мир своим работникам. Населенные пункты приводятся за счет хозяйства в порядок, строятся новые и ремонтируются действующие социальные объекты. Только одна цифра: за 2015 год «Моя мечта» получила свыше 600 миллионов рублей чистой прибыли. Напомню, что у Каракотовских предприятий примерно на такую же сумму долги. А ведь природные условия в Благодарненском районе менее щедрые, чем в Петровском.

    У Донской Балки есть все возможности превратиться из безжизненной Зоны Посещения, в которую ее опустил Каракотов, в Зону Благоденствия. К этому есть все предпосылки. Только пайщики должны сами сделать выбор. Уже в будущем году.

    Кстати, в селе Сергиевском Грачевского района бывшие пайщики Каракотовского СХП «Сергиевское» уже приняли решение отдать землю «Моей мечте».

    Люди начинают различать, где — зерна, а где — плевелы.

    Александр ЕМЦОВ.

    Ответить
    1

    КОММЕНТАРИЙ СНЯТ МОДЕРАТОРОМ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ СООБЩЕСТВА И ЗАКОНА О СМИ.
    АВТОР ПРЕДУПРЕЖДЕН.

    Ответить
    1

    КОММЕНТАРИЙ СНЯТ МОДЕРАТОРОМ, ПОСКОЛЬКУ АВТОР НЕ УВАЖАЕТ ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА И НАРУШАЕТ ЗАКОН О СМИ.
    АВТОР ПОЛУЧИЛ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О БЛОКИРОВКЕ.

    Ответить
    8

    Игорь Борисович!

    В данной статье, Вы вольно, или невольно, обвиняете людей, которые имели честь (или им пришлось по-необходимости) работать с Каракотовым в недостойных действиях, в противоправных действиях и сами наносите вред их честному имени и репутации.

    Опубликовав статью на форуме, Вы тем самым призвали общественность к публичному обсуждению настоящей ситуации в «Щелково Агрохим» (которое ранее было процветающим подразделением ВНИИХЗР), называя ситуацию рейдерством.

    Кто прав, кто виноват — может определить только судебное разбирательство. Я лишь публикую только некоторые контртезисы, взятые из открытых источников с указанием этих источников.

    Вы вызвали на форум — продолжайте по правилам форума!

    Ответить
    Игорь Абакумов
    36

    Александр Генрихович, прошу Вас учесть, что на данном форуме правила устанавливаете точно не Вы.

    Ответить
    1

    Кстати,
    я совершенно спокоен за бизнес Штефана Дюрра. Поскольку это — проект Гордеева.

    Для справки:
    Гордеев, Алексей Васильевич
    Материал из Википедии — свободной энциклопедии https://ru.wikipedia.org/wiki/Гордеев,_Алексей_Васильевич

    Алексей Васильевич Гордеев

    Заместитель председателя Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации
    с 13 февраля 2020

    Алексе́й Васи́льевич Горде́ев (род. 28 февраля 1955, Франкфурт-на-Одере, ГДР) — российский государственный и политический деятель. Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации VII созыва с 12 февраля 2020. Заместитель председателя Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации с 13 февраля 2020[1][2]. Председатель общественного совета федерального партийного проекта Единой России «Чистая страна». Член Высшего совета партии Единая Россия[3].

    Заместитель председателя правительства Российской Федерации по вопросам агропромышленного комплекса, природных ресурсов и экологии с 18 мая 2018 по 15 января 2020[4]. Член Совета Безопасности Российской Федерации с 1 января по 28 мая 2018[5]. Полномочный представитель президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе (2017—2018). Губернатор Воронежской области с 12 марта 2009 по 25 декабря 2017 (временно исполняющий обязанности губернатора Воронежской области с 7 марта по 14 сентября 2014). Министр сельского хозяйства Российской Федерации с 19 августа 1999 по 26 февраля 2009 (исполняющий обязанности министра сельского хозяйства Российской Федерации с 1 января по 7 мая 2000, с 7 по 12 мая 2004 и с 8 по 12 мая 2008).

    Доктор экономических наук (2000), профессор (2004), действительный член РАСХН (2005), академик РАН (2013).

    Ответить
    3

    Sistemnik,

    буду Вам очень благодарен, как человеку, прошедшему лихие 90-е, когда Вы видели, как руководители госпредприятий загоняли предприятие в банкротство, параллельно открывая собственную фирму, и перетаскивая на нее активы предприятия.

    Именно это и произошло с щелковским предприятием ВНИИ ХСЗР.

    Прошу дать оценку и прокомментировать здесь — на этой ветке.

    Ответить
    5

    Александр Генрихович, в 90-х работала безотказная система отъема собственности. Я свои ваучеры вложил в областной ИВЦ сельского хозяйства, который создавал с нуля. Новое руководство ИВЦ, можно сказать мои ученики, создали небольшую фирмочку, постепенно перекачали туда все активы ИВЦ и обанкротили его. Это был первый опыт работы в капитализме. Дальше я снова начал всё с нуля. Однако снова попал в авантюру, теперь уже авантюру создания социальных фермерско-кооперативных систем. Но это уже другая история.

    Ответить
    4

    Игорь Борисович,
    чтобы не забыть:
    я позвонил в Министерство сельского хозяйства Ставропольского края, и спросил кем друг другу приходится добрый дедушка Салис и Аслан Каракотов, который был владельцем СФ ОАО 'Щелковское предприятие 'Агрохим'?

    Сказали: дядя-племянник.

    Как-то так.

    Ответить
    13

    Простите, а вам какое дело? Почему вы лезете в их семейные отношения?

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля