Сегодня: 2020-05-27    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Спрос на зерно из госфонда снижается

На торги 29 апреля в рамках товарных зерновых интервенций было выставлено 100 тыс. т зерна, из них продано — 44 тыс. т или 44%. Снижение активности покупателей зерна — это тенденция, следует из данных Национальной товарной биржи. Так, в первый день торгов, 13 апреля, было продано 121,4 тыс. т зерна, 15 апреля — 146 тыс. т, 17-го — 84,9 тыс. т, 20-го — 74,5 тыс. т., 27-го — 75,8 тыс. т. Все выставленное на торги зерно — 100 тыс. т — было выкуплено 21 апреля. Всего с начала товарных интервенций из госфонда продали чуть больше 1 млн т.
Вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут объясняет, что такое снижение активности — традиционное явление. По его словам, на старте интервенций зерно всегда активно закупается. «А после активность, естественно, падает, приходят покупатели, которым зерно нужно, но в меньших объемах», — рассказал Корбут «Агроинвестору». Снижение спроса по сравнению со стартом товарных интервенций — это хорошая характеристика ситуации на рынке, продолжает он. «Сокращение покупок свидетельствует о том, что реальная платежеспособная потребность у переработчиков не так критически велика, и запасы не так малы, как иногда говорят», — говорит Корбут. Потребность, конечно, есть, но ажиотажа нет, добавляет он.
Переработчики зерна в последнее время делали множество разных заявлений. Некоторые говорили, что зерна нет, а цены на него очень высокие. Поэтому провести интервенции — разумное решение Минсельхоза, считает Корубт. «И тот факт, что ажиотаж на торгах снижается, говорит о том, что проблемы, о которых заявляли переработчики, гипертрофированы», — подчеркивает он.
Существующая система интервенций при валовых сборах больше 100-110 млн т зерна неработоспособна с точки зрения эффективного регулирования рынка. «Встает вопрос реформации этого механизма. РЗС считает, что нужно перейти к минимальным гарантированным ценам (они почти такие же, как в этом году объявил Минсельхоз). Но государство по этим ценам обязуется купить все зерно, которое ему предложат», — продолжает Корбут. Сельхозпроизводители на подобной модели не заработают, так как закупочные цены будут низкими, однако такой метод поддержит рынок и спрос.
С распродажей интервенционного фонда, вероятно, заканчивается и вся почти двадцатилетняя история зерновых интервенций в России, считает директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. «Одна из ключевых проблем этого механизма — его запредельная дороговизна. Например, по текущим расценкам годовая стоимость хранения одной тонны интервенционного зерна составляет около 900 руб. в год. При этом сейчас в фонде остается зерно, купленное и 11-12 лет назад (основная доля приходится на зерно пяти-шестилетней давности), — говорит он. — Добавьте к стоимости хранения страховку, стоимость кредитования и вы получите цифру, вполне сопоставимую с ценами, по которым сейчас зерно продается (10-14 тыс. руб./т)». Кроме расходов государства есть и затраты участников рынка — нужно потратиться на поставку зерна до уполномоченного элеватора, оплатить приемку и отгрузку, тарифы на которую традиционно завышались, отмечает он.
Замминистра сельского хозяйства Оксана Лут ранее рассказывала, что Минсельхоз получает информацию о том, что многие элеваторы завышают цены на отгрузку зерна для победителей торгов. «Если до начала интервенций стоимость была в районе 500-700 руб. за тонну, то теперь элеваторы уведомляют выигравшие компании о повышении цен до 1,5-2,5 тыс. руб./т. Для переработчиков такая сделка становится просто экономически неэффективной», — отметила Лут. По ее словам, таким образом создаются искусственные барьеры для покупателей, чтобы элеваторы могли продолжать получать деньги из федерального бюджета за хранение зерна. При этом покупателю придется расторгать контракт, рискуя попасть в черный список, а государству — проводить новые торги.
Позднее ФАС сообщала, что установила факты повышения стоимости услуг отдельных элеваторов по отгрузке зерна госфонда победителям торгов. Ранее служба призывала их учитывать нормы антимонопольного законодательства при заключении договоров. «Я могу привести пример: один элеватор установил отгрузочные цены, которые были вдвое выше рыночных. Но когда стали разбираться, стало ясно, что покупатель хотел взять зерно с элеватора исключительно в железнодорожных вагонах, но в этом хранилище не было путей, — рассказывает Корбут. — Так что во всех ситуациях надо разбираться, а то повесить ярлык очень просто».
Товарные зерновые интервенции проводят для удовлетворения нужд мукомольной и хлебопекарной промышленности, а также предприятий животноводства. На торги может быть выставлено 1,5 млн т зерна. Если цены на него опустятся ниже установленного предельного уровня, товарные интервенции будут прекращены, сообщал Минсельхоз.

Автор: Агроинвестор

Источник новости

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля