Сегодня: 2019-12-06    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Там, где пчёлы не живут, человеку делать нечего!

«Экологический мониторинг сельхозугодий с помощью пчел» — с таким докладом сотрудник Национального Исследовательского Университета «МЭИ», доктор технических наук Игорь Мазурин выступил на научно-практической конференции «Экологические угрозы и национальная безопасность России», которая прошла в Москве в Международном независимом эколого-политологическом университете имени Н.Н. Моисеева (Академия МНЭПУ), пишет ИА REGNUM.           

В сентябре 1990-го года я был приглашён на конференцию по экологии, которая проводилась в Москве. Я сделал доклад об аналитических методах, используемых при мониторинге окружающей среды, поскольку в то время я уже имел двадцатилетний опыт работы на масс-спектрометре и мне было что рассказать. Как и сегодня, в 90-е годы наука оказалась не востребована, а реальные заказы остались лишь в области экологии. Тогда и была предложена идея использования биологических объектов для решения прикладных аналитических задач — идея использования пчёл в качестве живых пробоотборников.

Известно, что радиус полета пчелы составляет 2 км. Известно также, что мёд прекрасный консервант. Мёд переходит в твердую фазу на 40−60-й день. Как пересыщенный раствор сахаров, он кристаллизуется и является естественным хранилищем многих привнесённых компонентов, которые могут быть в земле. А в землю, как известно, попадают загрязняющие антропогенные примеси. Они растворимы в воде и транспортируются через стебли растений в нектар. В результате получается простая физико-химическая схема диагностики состояния природной среды по составу примесей в нектаре растений, превращённом пчёлами в мёд. Надо только найти коэффициенты распределения, то есть численные отличия концентрации примеси в мёде от концентрации примеси, измеренной в пробе земли, на которой растут эти растения. Тогда вы можете в мёде увидеть не только весь перечень примесей, но, умножив на коэффициент распределения, получить точные значения их концентраций в земле, на которой растут растения, давшие нектар для пчёл.

Идея не нова: так искали золото. На спектрографе получали спектр меда, и если видели линии платиновой группы, то рядом искали месторождение золота.

Об этом я прочитал в 60-х годах, будучи любопытным юношей. А в 90-х, уже повзрослев, столкнулся с проблемой сохранения проб при мониторинге окружающей среды. Первое, что пришло в голову — заморозить или найти консервант. Но когда встал вопрос о мониторинге сельхозугодий (а сейчас в России около 75 млн га пахотной земли), я по простоте душевной рассказал о возможности использования пчёл для этой непростой задачи.

Доказательство возможности апимониторинга

Нам предложили разорённую пасеку в Подмосковье, в Сергиево-Посадском районе. И мы знали, что там очень невеселая ситуация по диоксинам, там есть разные радионуклиды, природные и неприродные, и в качестве оппонентов — серьезный научно-исследовательский институт прикладной химии в Сергиевом Посаде. Мы создали сельскохозяйственный научно-производственный кооператив «Пчела». В уставе определили цель — определение качества земли сельхозугодий на основе данных по анализу мёда.

Денег нам, естественно, не дали. Дали только два гектара земли в пользование, но Акт на землепользование так и не выдали. За выполненную работу до сих пор нам ничего не заплатили, поскольку в 1991 году в государстве произошла смена власти. Спас положение научно-исследовательский кооператив «Элегаз», который закупил оборудование для пасеки, жилые помещения, пчелосемьи и растения, обеспечив тем самым условия работы на пасеке. И мы за 20 лет на экспериментальной пасеке площадью 2 га эту работу выполнили. И даже студентов из РУДН привлекли к этой работе на финишном этапе. Почему мы взяли студентов из РУДН? Нам нужны были серьёзные оппоненты. По образованию в нашей группе не было экологов. Было два аналитика, оба выпускники Энергофакультета МВТУ, то есть инженеры-механики. Один работал в основном с пчёлами, а другой на гаммма-спектрометре. Для оппонирования нужны были профессиональные экологи. И мы их получили благодаря студентам-дипломникам из РУДН.

Вся идея апимониторинга хорошо вписывалась в задачу, которая актуальна и для атомной промышленности, и для энергетики. Это проблема выбросов. Особенно для угольных тепловых станций, поскольку там идет нарастание концентраций радионуклидов в шлейфах из зольных остатков. В природных каменных углях всегда есть незначительные концентрации радиоактивных примесей. Эти примеси выносятся вместе с золой в атмосферу и укладываются на 50−60 кв. км земной поверхности в виде шлейфа за трубой ТЭЦ.

И если эти примеси не смываются, то за 10−15 лет шлейф от трубы угольной электростанции может стать для человека опасным, так как содержание радионуклидов превысит 500 беккерелей на килограмм. И что тогда надо делать? Выселять людей или срезать слой земли. Или менять топливо.

Идея апимониторинга предельно проста и не оригинальна, хотя в процессе наработки статистических данных мы разработали несколько «ноу-хау». По этой причине мы её не защищали как авторскую.

Мне довелось рассказать о возможностях апимониторинга в 1994 году в США, куда я попал в составе делегации от Минэкологии. Речь шла о проблеме загрязнения почвы мышьяком. Один из слушателей спросил: «А вы не могли бы вот у нас в штате Вашингтон эту задачу реализовать?» Я спросил: «А что у вас случилось?» «Да, — говорит, — пчелы все погибли, потому что, когда добывали серебро, то мышьяком всю эту землю пропитали, и даже пчелы теперь там не живут». Я говорю: «Ну, вам осталось только бежать вслед за пчелой, потому что если пчела не живет, то что там человеку делать?» Он: «Ну вы можете это сделать?» Я говорю: «Конечно можем, только денег у вас в Америке не хватит, потому что надо весь грунт на глубину в несколько метров перерабатывать и удалять следы мышьяка, так как его присутствие для человека смертельно даже в очень малых концентрациях».

Полный текст статьи читайте в «Обзоре прессы».

Автор: KVEDOMOSTI.RU

Источник новости

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля