СЕЛЕСТ® МАКС — готовый инсекто- фунги-
цидный протра- витель семян зерновых культур
Выгоднее,
чем вы думали!
                                                                                                                                                              Сегодня: 2019-07-16    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

«Е.Скрынник: несмотря на засуху сможем сохранить экспортный потенциал страны»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы продолжаем большую информационную программу «Эхо», на радио «Эхо Москвы» и в рамках этой большой информационной программы гость дня – Елена Борисовна Скрынник, министр сельского хозяйства России. Здравствуйте, Елена Борисовна.

Е.СКРЫННИК: Да, добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Жарко?

Е.СКРЫННИК: Жарковато.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Жарковато». Жарковато и прежде всего, наверное, для нашего сельского хозяйства. Вот, знаете, нам сегодня позвонила женщина в эфир, у нее 6 тысяч гектар в Воронежской области. Она говорит, что кошмар, потому что в прошлом году у нее было… В общем, у нее в 4 раза сократилась уборка пшеницы, в 4 раза. У нее было что-то 60 центнеров с гектара, а сейчас она собирает где-то 18. Как идет уборка, вообще, по стране и будет ли достаточно хлеба? Вообще?

Е.СКРЫННИК: По уборочным работам. Я хотела бы с позитива. На сегодняшний день уже получено 25 миллионов тонн зерновых. В основном, это, конечно, Южный и Северокавказский федеральные округа. Поэтому темп уборки не снижается, объемы полученного зерна также не снижаются по сравнению с прошлым годом. Поэтому 25 миллионов тонн плюс те 24 миллиона тонн, которые у нас есть в запасе, при учете потребления 75 миллионов тонн.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Внутри страны?

Е.СКРЫННИК: Да, внутри страны. И я убеждена, что мы с ситуацией, естественно, справимся. Поэтому в этом направлении нет никакой тревоги. И сможем сохранить экспортный потенциал нашей страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, смотрите, прогноз прошлого года был, вернее, в начале этого года, что 85 миллионов тонн соберут по стране. С учетом того, что, вот, я вам сказал, что у женщины упала урожайность, как вы думаете, этот прогноз пора понижать?

Е.СКРЫННИК: Наш прогноз – до 85 миллионов тонн.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, до 85-ти – это и 50.

Е.СКРЫННИК: До 85-ти. Мы сможем дать окончательный прогноз после того, как проведем экспертизу тех регионов и тех наших сельхозорганизаций, которые пострадали от засухи. После этого мы точно будем знать, будет ли это 80, будет ли это 81. Но все же мы оптимисты с вами, и поэтому я уверена, что мы справимся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это не в рамках, в 4 раза меньше?

Е.СКРЫННИК: Нет-нет, конечно. Дело в том, что у нас 23 региона пострадали от засухи. Засуха этого года носит очень серьезный характер. Она также и почвенная.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почвенная, да – нам тоже об этом объясняли, да.

Е.СКРЫННИК: Вот, важно то, что она почвенная. В связи с этим, конечно же, ситуация сложная и намного сложнее, чем ситуация прошлого года. Поэтому 23 региона объявили чрезвычайную ситуацию по засухе, и гибель составила на 10 миллионах гектар.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это какой процент? Вот, приблизительно?

Е.СКРЫННИК: От посевов в этих регионах это 32%.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это в этих регионах. А от всех? От всего? Это что, 10%?

Е.СКРЫННИК: Около 20%. Это, конечно, то, что уже не так оптимистично, как бы хотелось.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но тем не менее, во-первых, есть запасы, да?

Е.СКРЫННИК: Да. Мы говорим о том, что есть запасы, эти запасы на 20% больше, чем это было в прошлом году. Поэтому и все наши потребности будут закрыты, внутренние потребности и будет сохранен экспортный потенциал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, экспортный потенциал. Вообще, Россия очень много экспортировала, наконец-то стала экспортером зерновых, да? 20 миллионов тонн, по-моему, в плане было в прошлом году. Но недавно была пресс-конференция посла Египта, который сказал… Ему задали вопрос в Москве. Оказывается, Египет у нас получает хлеб. Египет из России получает хлеб. Египет, который был житницей Римской империи. Так вот, он сказал: «Мне никто не сказал, что будут сокращены экспортные возможности. Мы ждем российский хлеб». И все-таки?

Е.СКРЫННИК: То есть он озабочен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть он озабочен, совершенно верно.

Е.СКРЫННИК: Ну, могу сказать, что будет делаться все для того, чтобы экспортный потенциал был сохранен. Но, конечно же, в первую очередь, это внутренние потребности.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот эти 75 миллионов, да?

Е.СКРЫННИК: Да, 75 миллионов. Следующее – это экспортный потенциал. Потому что мы долго шли и системно шли к занимаемым позициям. Поэтому терять их не хотелось бы, а необходимо наращивать. Но в первую очередь, конечно же, внутренние потребности. Экспортный потенциал – это следующее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, тем не менее, если не хватит… Ну, о каком сокращении экспорта можно говорить?

Е.СКРЫННИК: Ну, мы с вами рассчитаем, и я надеюсь, что или Виктор Алексеевич Зубков будет у вас, и к тому времени, я думаю, что будет понятно, какие объемы у нас по получению зерна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот смотрите. То есть хлеба, в принципе, хватит. Это первое, да? А цены на хлеб?

Е.СКРЫННИК: Комплекс мер, которые предпринимаются правительством РФ непосредственно под руководством Владимира Владимировича Путина, дают нам возможность быть уверенными в том, что никаких повышений цен не будет. Тем более, если провести анализ по ценам на муку пшеничную, то по сравнению с прошлым годом, 2009-м, у нас за год произошло снижение около 10% цен на муку. Так это пример. Поэтому тот комплекс мер, который будет работать для наших пострадавших регионов, он дает возможность им закрыть все их убытки. И самое главное, что мы должны не допустить, — это снижение поголовья нашего продуктивного стада, продуктивных коров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы сейчас поговорим. Но вот, смотрите, нам из некоторых регионов наши слушатели, естественно, присылают сообщения о том, что в таком-то регионе, в таком-то регионе цены… Во-первых, выметают хлеб, да? И во-вторых, цены поднимаются, там, на 30%, на 35%. Что это значит? Хотя, еще не собран урожай.

Е.СКРЫННИК: Вот это абсолютно правильно вы говорите о том, что урожай у нас не собран, по балансу у нас нет представления, что будет с балансом. Тем более, что до 85-ти – мы говорим об этом. Поэтому все, что происходит на рынке, вот именно в том тренде, о котором вы говорите, и мы знаем эту ситуацию – она у нас была в Башкирии буквально позавчера – мы с ним разобрались, это все спекуляции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто это спекуляции, да?

Е.СКРЫННИК: Я могу ответственно сказать, что это, конечно же, спекуляции для того, чтобы повысить цены на зерно, на муку, на хлеб и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы не прогнозируете, что будет скачок, всплеск цен?

Е.СКРЫННИК: Оснований рассчитывать на это у нас нет по одной простой причине, что тот комплекс мер, который будет предприниматься и уже предпринимается регионами на региональном уровне, на федеральном уровне, эти меры носят срочный характер. Вот для того, чтобы кормовая база была полностью удовлетворена и не было ни в коем случае дефицита. То есть, первое, это срочные меры.

Далее, они адресные. Они должны дойти до каждого сельхозпроизводителя, который несет убытки от засухи. И следующее – что эти меры должны быть эффективными и мы должны сохранить поголовье крупного рогатого скота, наших продуктивных коров, которых у нас всего лишь 9 миллионов, а в пострадавших регионах их 3 миллиона 900.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть почти половина, да, Елена Борисовна?

Е.СКРЫННИК: Да. К сожалению, да. Поэтому озабоченность есть и над этим вопросом мы системно работаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А знаете, все-таки, вот, вы так успокаиваете людей, а я обратил внимание, что Владимир Путин буквально в ручном режиме (это признак серьезности ситуации) занимается этим вопросом. Вот так, чтобы председатель правительства каждый день, да еще вникая там, ну, не в каждую корову, скажем, а в каждую республику или в каждый субъект Федерации… Просто мы видели совещание с Зубковым, конференцию. Значит, все-таки, история серьезная?

Е.СКРЫННИК: Вот про это я, извините, и успокаиваю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А.

Е.СКРЫННИК: Потому что контроль ведется на самом высоком уровне и председателем правительства, и первым его заместителем. И я практически в ежедневном режиме провожу заседание штаба, и у нас происходят заседания в форме видеоконференции с нашими сельхозпроизводителями, с нашими регионами. То есть мы ведем наше заседание не только с руководителями регионов именно агропромышленного комплекса, с финансово-экономическим блоком, но также приглашаем и сельхозпроизводителей, фермеров. Непосредственно тоже у нас были представители личных подсобных хозяйств. Для того, чтобы понимать ту ситуацию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена Борисовна Скрынник, министр сельского хозяйства в прямом эфире «Эха Москвы». Вот, народ спрашивает: «А что? Полива нет? На дворе XXI век, а полива нет». И я хотел вам одну новость сообщить. На этой неделе пришла новость, что власти Филиппин будут распылять в небе йодистое серебро, чтобы справиться с засухой, для того, чтобы вызвать искусственный дождь, у главного водохранилища. На самом деле, вопрос о поливе и XXI веке – это серьезный вопрос. Есть какое-то капельное, да? Ну, вот, почему на дворе, действительно, XXI век, а нас как-то засуха застала…

Е.СКРЫННИК: У нас второй год с вами засуха.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Второй год?

Е.СКРЫННИК: Да. В прошлом году она была менее крупномасштабная, в этом году более серьезное по масштабам бедствие. Поэтому, конечно, эти вопросы очень важные, у нас существует служба мелиорации, но с этим нужно дальше работать. Естественно, что… Я думаю, что комплекс мер – он будет предусматривать именно меры для того, чтобы у нас эта ситуация больше не повторялась. И мы будем иметь, конечно, достаточный и долгосрочный прогноз. Мы над этим также работаем.

Но я все же предлагаю перейти к комплексам мер нашего правительства.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, давайте еще про кормовые поговорим и про животноводство. Вы сами затронули этот вопрос – я не упущу. И я начну, все-таки, с повышения цен, потому что потребителям это важно. Вот, многие пишут: «Послушайте, сейчас этого еще не видно, но если исчезнут кормовые, то тогда будет резкий рост на мясо и молоко». Это связано таким образом. Как вам кажется, насколько эти страхи или не страхи, эти приготовления людей к повышению цен именно на мясо и молоко или нехватка мяса или молока оправдана?

Е.СКРЫННИК: Хорошо. Я предлагаю перейти к расчетам. Все, что касается балансов. Балансы по грубым и сочным кормам составляют потребления в год 77 миллионов тонн.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это, вот, нормально что называется?

Е.СКРЫННИК: Да, это нормально для того, чтобы были решены все вопросы по кормовой баз, именно по грубым и сочным кормам. На сегодняшний день мы запросили от всех регионов балансы, и мы видим, что есть дефицит именно в тех регионах, которые пострадали. 7 миллионов тонн. Для того, чтобы эту ситуацию разрешить, мы в ежедневном режиме мониторируем, что происходит с кормами, и на сайте даже Министерства сельского хозяйства кроме горячей линии существуют предоставленные возможности по обеспечению и семенами (кстати, с семенами тоже есть дефицит), и грубыми, сочными кормами тех регионов, которые пострадали. И мы имеем предложения от тех регионов, которые имеют возможность как раз таки этот дефицит закрыть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть общий баланс 77 есть?

Е.СКРЫННИК: Общий баланс – 77, у нас дефицит – 7.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть 10%. Ну, меньше 10%.

Е.СКРЫННИК: Да. Около 10% у нас есть дефицит. Этот дефицит нам дают те регионы, которые пострадали. Поэтому все усилия направлены на то, чтобы закрыть этот дефицит. Он закрывается разными возможностями, и диверсифицируется кормовая база. Поэтому с этим мы работаем. Наши животноводы каждый день общаются с регионами. И есть предложения, еще раз повторяю, от других регионов, которые готовы в соответствии с логистикой для того, чтобы этот корм не был дорогим из перемещения, конечно же, предоставить этот корм в те регионы, которые нуждаются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как это будет отражаться на мясе и молоке? Теперь переходим от кормов. Как вам кажется? Потому что если вдруг возникнет некий дефицит, каким-то образом вы будете это закрывать же?

Е.СКРЫННИК: Конечно. Поэтому те меры правительства, которые будут оказывать поддержку нашим сельхозорганизациям, пострадавшим от засухи, они как раз таки носят срочный адресный эффективный характер, чтобы не допустить этой ситуации. И председатель правительства – он дал четкое поручение не допустить снижения поголовья крупного рогатого скота, таким образом мяса, молока. Свиноводства и птицеводство страдают меньше, можно сказать, практически не страдают, но все, что касается с мясом крупного рогатого скота и с молоком, с нашим продуктивным стадом, это, конечно, есть такая настороженность с нашей стороны. Поэтому меры будут следующие.

Для того, чтобы меры были срочные, а это приобретение кормов, а это нужно делать непосредственно сейчас как можно быстрее в этих регионах, предоставляются бюджетные кредиты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Федеральные?

Е.СКРЫННИК: Федеральные, да. Министерством финансов будут предоставляться кредиты для субъектов Федерации. 3-летние кредиты по минимальной стоимости до 2%.

А.ВЕНЕДИКТОВ: До 2-х? Ставка до 2%?

Е.СКРЫННИК: Ставка до 2%, 1,9, да. Далее. Эти кредиты субъекты могут использовать для того, чтобы срочно поддержать свои сельхозорганизации на приобретение, в частности, кормов или другие направления, которые, считают регионы, необходимы на сегодняшний день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это целевые кредиты на поддержание сельского хозяйства?

Е.СКРЫННИК: Да, да, именно имеющихся проблем, которые в разных регионах… Она, конечно же, диверсифицируется и выглядит по-разному.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А объем кредитов неизвестен еще?

Е.СКРЫННИК: Заявки, которые мы имеем от регионов, оцениваются в 40 миллиардов рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На сегодняшний день?

Е.СКРЫННИК: На сегодняшний день. Активно с Минфином в ежедневном режиме мы этот вопрос решаем, и вчера мы провели видеоконференцию, на которой присутствовали не только руководители АПК регионов, но и финансово-экономического блока. И наши представители из Минфина представили всю систему подходов по получению кредитов, ответили на все вопросы наших субъектов для того, чтобы меру сделать срочной, так как у нас нет возможности заниматься этим 2-3 месяца. Ну, мы должны сохранить поголовье крупного рогатого скота.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И когда Минфин вскрывает возможность?

Е.СКРЫННИК: Они готовы буквально в течение недели приступить к этой работе. Для этого не нужно проведение экспертизы пострадавших организаций – это уже следующее, для следующей помощи. Поэтому Минфин подтверждает возможности работать по получению кредитов для наших субъектов Федерации. И субъекты Федерации могут использовать эти кредиты по тем направлениям, которые они считают важными, в зависимости от специализации региона. Конечно, для такого региона как Башкирия важно поддержать поголовье крупного рогатого скота. То же самое для Татарстана. Для других регионов возможно разобраться с семенной базой. Поэтому это уже их ответственность. Но главная задача – это сохранить поголовье крупного рогатого скота, обеспечить кормовой базой, чтобы у нас не было проблем ни по мясу, ни по молоку, ни по всем другим направлениям, которые мы с вами проговаривали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы с вами говорили, что, вот, зерна хватит и даже сохраняются экспортные возможности. Теперь вернемся к мясу и молоку. Несмотря на кредиты, хватит ли мяса-молока? Или вы планируете, все-таки, закупать, импортировать какое-то количество молока и мяса? Вспоминаем наши с вами разговоры про белорусское молоко, естественно. Ну, поскольку с птицей все в порядке, про корочка американские я с вами говорить не буду.

Е.СКРЫННИК: Нет, это не я, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не надо.

Е.СКРЫННИК: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос об импорте продовольствия в случае… Или, наоборот, вы будете закрывать рынок, поднимать импортные пошлины?

Е.СКРЫННИК: Нет. Дело в том, что по доктрине продовольственной безопасности, которую мы с вами также обсуждали и представляли нашим слушателям, мы обязаны обеспечить нашей российской продукцией наших потребителей – это первое и самое главное. Но так как мы не выполняем эти показатели, у нас есть дефицит российской продукции по мясу, по молоку, естественно, мы будем приобретать мясо и молоко в тех объемах, которые необходимы в тот момент. И для этого существуют меры таможенно-тарифного регулирования, обозначены объемы. В связи с этим я считаю, что рынок будет насыщен, и никаких тенденций на повышение цен на мясо, на молоко и прочее мы не видим. Еще раз говорю, что те меры, которые предусмотрены правительством, они и направлены на то, чтобы меры для наших сельхозорганизаций были срочные адресные, эффективные, и мы как потребители с вами не имели никаких проблем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот. И в этой связи Елене Борисовне Скрынник, министру сельского хозяйства вопрос от массы наших слушателей про страховку. Вот, пришел вопрос Авалея (он не написал откуда): «Страхует ли Минсельхоз убытки фермеров?» И вообще, что страхует Минсельхоз. Но про фермеров не забудем.

Е.СКРЫННИК: Да. Ну, во-первых, страхует не Минсельхоз, а страхуют страховые компании. Да, Министерство сельского хозяйства выделяет субъектам субсидии на страхование урожая согласно постановлению, принятому правительством. В этом году были внесены изменения в постановление правительства и предоставлена возможность большему количеству более серьезных компаний страховых, устойчивых осуществлять страхование, в частности, урожаев. Но к сожалению объем страхования достиг 20%. Но такие регионы как Татарстан застраховали 47% своих урожаев, Башкирия, к сожалению, 2%. Вот то, что касается Татарстана, они уже получают возмещение. Так как нам докладывает министр сельского хозяйства, они уже получают возмещение от своих страховых компаний. Поэтому для того, чтобы нам быть спокойными со страхованием и увеличить объемы застрахованных посевов, мы внесли предложение о законе по страхованию от катастрофических рисков. Это мировая практика, и наши сельхозпроизводители, я надеюсь, с 2011 года будут иметь возможность страховать свои урожаи, и этот объем мы должны довести до 80% при минимальной расценке, и страховать будут крупнейшие наши компании, выступающие пулом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это не будет отражаться сильно на цене?

Е.СКРЫННИК: Цена будет снижена: намного меньше это будет стоить, чем это стоит на сегодняшний день. Таким образом, 80% урожая будет застраховано. Поэтому не бюджет, государство будет нести убытки, а наши страховые компании. И то, что еще принципиально важно, что наши сельхозорганизации будут иметь возможность и выбора. И еще важно, что государственная поддержка будет в большей степени доходить именно до тех сельхозорганизаций, которые страхуют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот из Татарстана пришла только что: «В татарских деревнях сельчане начинают забивать скот из-за нехватки кормов». Как им помочь? Как вы можете им помочь?

Е.СКРЫННИК: Еще раз возвращаюсь к мерам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть надо срочно, чтобы Татарстан взял бюджетный кредит.

Е.СКРЫННИК: Да. Над этим работает президент Татарстана. Причем, активно работает. Нет, у него очень профессиональный человек, и мы эти вопросы обсуждали. И именно Татарстан один из первых эту работу уже проводит с Министерством финансов. Но я хотела бы вернуться еще к другим мерам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

Е.СКРЫННИК: Кроме этого, будут дотации тем пострадавшим регионам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тоже федеральные?

Е.СКРЫННИК: Федеральные дотации после того как будет проведена оценка ущерба. Оценка ущерба проводится в разрезе субъектов и сельхозорганизаций подведомственными организациями Министерства сельского хозяйства, работающими по государственному контракту, также и региональными службами ЧС. Поэтому плюс будет еще комиссия, которая будет контролировать именно все ли в порядке и соответствуют ли представленные документы реальной ситуации. Поэтому все те меры поддержки будут идти именно к тем, кто правдиво, своевременно представил документы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В том числе фермерам?

Е.СКРЫННИК: Да, конечно же, фермерам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я, вот, и спрашиваю, потому что мы говорим про крупные, да?

Е.СКРЫННИК: Конечно же, фермерам. Конечно, фермерам. И они, кстати, пострадали больше всего, и наши личные подсобные хозяйства, в которых у нас производится молока до 50%. Поэтому конечно же…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как личному подсобному хозяйству помочь? Это же, собственно, не юридическое лицо.

Е.СКРЫННИК: Это ответственность субъекта Федерации. Кроме федеральных мер у нас существуют еще и региональные меры. На сегодняшний день регионы уже выделили своим хозяйствам 7 миллиардов рублей. Это та информация, которую мы имеем с мест. Кроме этого, конечно же, они поддерживают и на ГСМ, и на семена, и другие меры поддержки в регионах существуют. Даже та комиссия, которая проводится (мы призывали ее срочно проводить), региональная комиссия по финансовому оздоровлению наших сельхозорганизаций. И в августе мы будем проводить и федеральную комиссию по оздоровлению сельхозорганизаций. Как раз таки эти наши предприятия пострадавшие в объеме 2,5 тысячи, они находятся в этой программе финансового оздоровления. Поэтому это также мера поддержки.

Регионы в первую очередь срочно поддерживают свои сельхозорганизации, федеральный центр также. Еще это кредиты бюджетные, далее дотации. Затем у нас есть зерно интервенционного фонда, которое также будет передаваться только тем сельхозорганизациям, которые пострадали от засухи. Ну, передаваться, естественно, через биржевые торги. Фуражные у нас 3,5 миллиона тонн. И поэтому цены позволяют на сегодняшний день реализовывать это зерно, порядок мною подписан. Поэтому мы приступаем к интервенциям на рынке зерна с реализацией именно фуражного зерна тем сельхозорганизациям, которые через биржу будут принимать участие в пострадавших регионах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена Борисовна, может быть, последняя тема. Вот, жара – она продолжается и засуха тоже. Вот, мы сейчас с вами говорим как о фотографии. Но, все-таки, это не фотография, а кино, то есть идет развитие.

Е.СКРЫННИК: Да-да-да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, если такая жара, если такая засуха в Центральной России будет продолжаться еще неделю, 2-3, что-то принципиально изменится? Или те меры, о которых вы сейчас говорите, они, как бы, уже учитывают возможность дальнейшей засухи? Или это, вот, на сегодняшний день, а если будет хуже, будет еще? Или еще не будет? Или это все?

Е.СКРЫННИК: Нет. Ну, дело в том, что те посевы, которые уже пострадали, как говорится, дальше страдать уже некуда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я про скот.

Е.СКРЫННИК: Нет, скот – конечно же. Если мы говорим о производстве мяса-молока, естественно, меры, еще раз повторяю, срочные. Вот, почему регионы собираем по видеоконференции каждый день? Потому что срочно бюджетные кредиты, срочно их поддержка, сельхозорганизаций на региональном уровне, срочно оформлять документы, передавать их в Министерство сельского хозяйство федеральное для того, чтобы мы могли произвести экспертизу ущерба и далее передали эти документы в Минфин.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, говорят, что из 23 регионов документы, но по отчету только один регион вам дал – Самара. А остальные регионы, как будто им это не интересно.

Е.СКРЫННИК: Нет-нет. Дело в том, что регионы должны всю эту информацию получить в разрезе районов и конкретных сельхозпроизводителей. И документы уже переданы Башкирией, Татарстаном, республикой Чувашия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, кстати, про Чувашию. Ваш коллега, министр сельского хозяйства Чувашии стал президентом, Михаил Игнатьев. Вы можете несколько слов про него сказать, что это был за министр?

Е.СКРЫННИК: Ну, вы знаете, это профессиональный человек. Абсолютно профессиональный, четкий, целеустремленный. Поэтому я ему желаю успеха. Это сделала уже утром сегодня.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И он сдал документы. (все смеются)

Е.СКРЫННИК: Да-да-да. Он у нас всегда в передовиках.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Последний вопрос. Я напоминаю, у нас Елена Борисовна Скрынник, министр сельского хозяйства России. Все-таки, люди спрашивают, почему не используется иностранный опыт орошения, капельное орошение, такое орошение, серебристый йод. Все-таки, наша страна – не всегда у нее будет засуха, но засухи бывают часто, вот, по советскому периоду. Все-таки, может быть, восстановить Министерство мелиорации? Программа была по мелиорации. Вы не довольны уровнем мелиорации?

Е.СКРЫННИК: Нет, я предлагаю программу по мелиорации, потому что мелиорация в составе Министерства сельского хозяйства. Да, конечно, программа необходима, мы над этим думаем. Нам программа по мелиорации нужна. И, конечно, это вопрос. Но, вот, мы только что приняли стратегию по развитию мясного животноводства до 2020 года – согласитесь, это важная такая вещь. Потом закон о страховании катастрофических рисков. И я понимаю, что мы должны приступить и к программе по мелиорации.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот, засуха, я надеюсь, научит некоторых скептиков, которые считали, что уже ничего не надо и мелиорация не нужна, да?

Е.СКРЫННИК: Нужна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нужна. Спасибо большое. Я напоминаю, в прямом эфире «Эха Москвы» была министр сельского хозяйства РФ Елена Борисовна Скрынник, которая сейчас отправится на очередное совещание. Спасибо вам большое.

Е.СКРЫННИК: Да. Спасибо.

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля