Сегодня: 2020-08-08    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Один из совладельцев Ростсельмаш Константин Анатольевич Бабкин возглавляет политическую Партию Дела. Партия Дела объединяет людей, занятых реальным бизнесом, наукой, политикой, муниципальным управлением. Его взгляды могут быть интересны читателям и зрителям Крестьянских ведомостей и Сельского Часа.

Автор: KVEDOMOSTI.RU

 
 
7 комментариев к Один из совладельцев Ростсельмаш Константин Анатольевич Бабкин возглавляет политическую Партию Дела. Партия Дела объединяет людей, занятых реальным бизнесом, наукой, политикой, муниципальным управлением. Его взгляды могут быть интересны читателям и зрителям Крестьянских ведомостей и Сельского Часа.
    2

    Константин Анатольевич умный, грамотный мужик. Я полностью поддерживаю его идеи , разделяю его взгляды. Думаю,что из всех партий, ,, Партия Дела" лучшее ,что мы имеем. Всё правильно он говорит. Но чтобы чего-то добиться, нужно иметь не один миллион сторонников, нужно привлекать в свои ряды честных, умных ,независимых людей, что,на мой взгляд, делается вяло.

    Ответить
    0

    Это скорее клуб по интересам. Партия возникает тогда, когда что то может предложить миллионам сельских жителей. Примерно, как большевики: фабрики — рабочим, землю — крестьянам.

    Ответить
    0

    Ага! И обмануть потом так же как большевики ?
    А возможности спокойно жить и развиваться не достаточно ?
    Опять все "вверх дном" надо перевернуть ?
    Без какого-либо плана и понятия о реальном деле?
    Вы точно не по партийной линии служили ?

    Ответить
    2

    Юрий Прокопьевич. Село это не только производство сельхозсырья, это и переработка и много ещё чего. Я в нашем селе могу предложить идей человек на 50-70 , были бы желающие. Я вот захожу в магазин,там всё привозное ,начиная от хлеба и выпечки кончая овощами, консервацией и Благовещенским молоком,, Фермерское подворье". Ещё нам спецодежда, токарь с токарным станком, специалист по ремонту обуви ,в общем,могу продолжать и продолжать,кто и что нам ещё нужен.

    Ответить
    8

    И ещё, Юрий Прокопьевич. Открою Вам страшную тайну. Не знаю как у Вас,у нас деревня уже сама себя не кормит, не говоря уже о городе. Оно , конечно, хотелось бы жить в стране как в сказке,, Незнайка в солнечном городе",а живём пока как в сказке,, Незнайка на Луне".

    Ответить
    1

    Фермеры Алтая боятся банкротств и распродают хозяйства
    Фермеры Алтайского края избавляются от хозяйств, опасаясь банкротств. Сейчас на продажу выставлено около 30 предприятий разных направлений. Аграрии говорят, что из-за неурожая не смогут выплатить кредиты, государство им вряд ли поможет, и банки заберут предприятия за долги.
    Предприниматели "бросают" свои фермы из-за меняющегося климата, к которому не могут приспособиться, и открытия новых компаний, не связанных с сельским хозяйством. Эксперты уверены: рынок покидают лишь небольшие предприятия с устаревшей технической базой, высокой закредитованностью и неконкурентоспособной продукцией. И шансы найти покупателей у таких компаний все-таки есть: спрос на алтайские земли сейчас высокий.
    Фермер Антон владеет хозяйством в Курьинском районе Алтайского края. У него 6 тыс. гектаров земли, техника, склады. Антон выращивает пшеницу, лен, гречиху, овес, ячмень и подсолнечник. Пшеница у него "суперэлита" – это дорогой сорт зерна, дающий высокий урожай. Фермер рассчитывал, что с одного гектара соберет 4,5 тонны. Но получит максимум 1-1,5 тонны. "Закапывать" в землю миллионы рублей бизнесмен больше не хочет, поэтому и принял решение продать хозяйство. Вдруг его земле найдут лучшее применение.
    "Из-за засухи у меня сгорел почти весь урожай. И так – уже второй год. Если дожди в ближайшие недели не пойдут, я даже не буду выводить технику на поля. Это затраты в никуда, уже и так миллионы "вбуханы" в землю. Если я соберу 1-1,5 тонны с гектара, то только покрою цену семян и расходы за последние несколько месяцев. В любом случае буду в убытке", – говорит Антон.
    По его словам, последние несколько лет в регионе меняется климат, из-за которого смещается график посевных и уборочных. Пока аграрии не понимают, как работать в новых условиях.
    "В этом году весна была ранняя. В начале апреле поля уже были сухие, хотя для моего хозяйства норма – начало работ с 25 апреля и до 10 июня. По этому году график нужно было сдвигать на месяц, начинать с 25 марта. Но у тех хозяйств, которые сдвинули графики (посадили раньше – прим. ред.), урожай сгорел уже полностью. Мой еще "догорает". В лучшем случае все, что мы получим с полей в Змеиногорском, Курьинском, Шипуновском районах, – гречиха и подсолнечник. И то, если пойдут дожди", – отмечает фермер.
    Он не верит, что государство как-то поможет алтайским фермерам. По словам агрария, введение режима ЧС (в регионе он действует с 10 июля) позволяет отложить кредитные платежи и реструктуризировать долги. Однако после таких процедур получить новый кредит будет практически нереально: банки относят такие компании в список ненадежных и отказываются работать.
    "Режим ЧС ввели, а что от него толку? Вот когда нас поддержит федеральное правительство, тогда будет какой-то эффект. Но пока Минсельхоз оптимистично сказал, что урожайность в стране упадет на 20%. По моим скромным представлениям – около 50%. Я общаюсь с фермерами других регионов, они говорят, что кого-то заливает, кого-то высушивает", – отмечает аграрий.
    "В следующем году мы столкнемся с волной банкротств в сельском хозяйстве. Все мелкие аграрии могут потерять бизнес, потому что не справятся с выплатами кредитов. А платить будет просто нечем", – говорит фермер.
    Свое предприятие Антон продает за 18 млн рублей.
    Владелец фермы по выращиванию коров и лошадей в Каменском районе Евгений решил реализовать компанию, пока она еще приносит прибыль и не имеет долгов. Он уверен: заниматься фермерством с каждым годом становится все сложнее. Цена кормов постоянно растет, а вместе с ними – и себестоимость продукции.
    "Сможем ли мы реализовать дорогое мясо? Вопрос неоднозначный. Каких-то направленных государственных закупок у нас нет", – говорит Евгений.
    Другая причина, с которой столкнулись фермеры, – отсутствие рабочей силы. Сельских жителей, по его словам, сложно убедить в том, что нужно работать. Такая проблема беспокоит фермеров уже не первый год. Руководитель агентства недвижимости "Ключ-Риэлт" Константин Никитеев рассказал amic.ru: случаев, когда фермеры продают хозяйство, потому что там некому работать, за последние годы стало больше.
    "Политика перестройки "угробила" в сельских жителях желание работать. Многие не получают зарплаты, но и не хотят работать. Люди деградируют, здоровые "лбы" живут на пенсии бабушек, дедушек", – говорит эксперт.
    Алтайские эксперты подтверждают: мелким хозяйствам региона все труднее работать. По их мнению, чтобы предприятие приносило прибыль при любых природных аномалиях, нужны многомиллионные вложения. Но алтайские фермеры часто работают на той базе, что осталась от советских предприятий, и средств на модернизацию производств у них нет.
    "Многие сельскохозяйственные предприятия Алтайского края технологически устарели, они энергонеэффективны, у них нет высококомпетентных специалистов, продукция выходит дорогой, поэтому они не могут конкурировать на рынке", – считает Константин Никитеев.
    Непросто малому бизнесу еще и из-за того, что в стране нет стабильного ценообразования на сельскохозяйственные культуры, считает заместитель председателя комитета АКЗС по экономической политике, промышленности и предпринимательству Юрий Матвейко.
    "Год от года цена может меняться в два и более раз. Подсолнечник, гречиха – нет жесткой фиксированной цены. Фермеры, когда осенью планируют, не всегда могут предугадать погоду, конъюнктуру рынка. Из-за этого возникают проблемы", – говорит эксперт.
    Да и, в конце концов, владельцы предприятий стареют, а передать фермы детям не могут: наследники отказываются работать с землей, отдавая предпочтение более престижным профессиям.
    "В 90-е фермеры получили земельные паи, начали развивать хозяйства. Это бывшие управленцы, агрономы – грамотные специалисты. У них хорошо поставлен бизнес, но этим людям за 60, они устали от своей деятельности. А передать компанию бывает некому. Дети состоялись, у них работа в городе, они не хотят возвращаться в деревню. Мы наблюдаем и такие тенденции", – отмечает Константин Никитеев.
    Алтайские эксперты уверены, что сельское хозяйство по-прежнему остается двигателем экономики региона. Но все четче прослеживается тенденция поглощения небольших хозяйств крупными предприятиями. По словам Юрия Матвейко, в регионе практически нет бесхозной земли.
    И все чаще на рынок сельского хозяйства Алтайского края выходят предприятия из других регионов. Они скупают земли и компании в Алейском, Павловском, Ребрихинском и других районах. Это не хорошо и не плохо, "это рынок и серьезная конкуренция", считает эксперт. Поэтому не исключено, что скоро в каждом районе края останется по три-четыре крупных хозяйства или холдинга, которые "распилят" рынок, разделят поля, фермы, установят новые правила работы и ведения бизнеса.
    источник © DairyNews.ru

    Ответить
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля