Сегодня: 2020-04-08    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Среди мертвых. История голода в Оренбуржье в начале XX века от Анастасии Шипиловой.

Блогер-краевед Анастасия Шипилова поделилась историей голода в Оренбуржье, случившегося в 1921-1922 гг. прошлого века:

«26 августа 1920 года возникла Киргизская АССР со столицей в Оренбурге и первое испытание, с которым столкнулась республика и вообще Советы — голод. Он начался в 1921-1922 годах на Поволжье и в Киргизской Автономной Социалистической Советской Республике. К осени 1921 года по всей стране голодало около 20 миллионов человек. Причин было много: и только завершившаяся Гражданская война, и продразверстка, и неурожай, и падение скота, долга зима, засушливое лето, и отсталость ведения самого сельского хозяйства. В материалах по борьбе с голодом в 1921-1922 годах чиновниками того периода указывается, что «даже при среднем урожае частичный голод в КАССР был бы неминуем». Летняя засуха 1921 года и налетевшая саранча, причинившая местам немало бед, привела к голоду.

Уже в сентябре 1921 года голодало 26 тысяч жителей Оренбурга. Сложность ситуации в городе усугублялась непрестанным прибытием сюда десятков тысяч голодных беженцев. Положение в бараках для них, находившихся близ Красного городка, в ноябре 1921 года было поистине ужасающим: «больные дети сидели или лежали среди мертвых родителей или родственников». Трупы не убирались не только сутками, но и неделями.

Люди снимались с насиженных мест и приходили в города и на железнодорожные станции в надежде найти работу и еду, и там тоже начинался голод и эпидемии тифа.

Сохранились протоколы допросов жителей сел, которые массово сначала начали есть трупы односельчан, сваленные возле кладбищ, а затем дошли и до тех, кто был еще жив, но беззащитен.

Организацию борьбы с голодом возглавляли Советы и коммунисты. Была создана комиссия помощи голодающим (Губкомгол). По настоянию Губкома РКП(б) Оренбургская губерния была переведена из разряда производящих продовольствие в категорию потребляющих. В Оренбурге комиссия взяла на учёт всех голодных. Было решено отправить по предварительной договоренности в Туркестан часть голодающих детей и тридцать тысяч взрослых. Организовывались кружечные сборы пожертвованных средств. От жителей города поступило 16 млн. рублей, собранных квартирными комитетами, 3 млн. рублей собрали комсомольцы города.

Появилось много информации о людоедстве и трупоедстве. Ходили слухи о нападениях на улицах города. Журнал «Коммерсантъ Власть» рассказывает об одной истории крестьянки Бузулукского уезда Ефимовской волости, ссылаясь на документы дознания. «Я вдова. У меня 4 детей: Анна, 15 лет, Анастасия, 13 лет, Дарья, 10 лет, и Пелагея, 7 лет. Последняя была сильно больна. В декабре, я не помню числа, у меня с сиротами не было никаких продуктов. Старшая девочка натолкнула меня на мысль зарезать меньшую, больную. Я решилась на это, зарезала её ночью, когда она спала. Сонная и слабая, она под ножом не кричала и не сопротивлялась. После этого моя старшая девочка, Анна, начала убирать убитую, т.е. выкидывать внутренности и разрезать её на куски». Из протоколов: «Один человек объел больному мальчику правый бок, до самых рёбер. В К. дети обгрызли свои руки. В Н. одна женщина зимой заморозила свою дочь в снегу, и потом варила её мясо. В Л. человек украл голову мёртвого мальчика и хотели сделать из него холодец. В П. детей не хоронили, а оставляли их тела на еду».

Многих голодающих беженцев, прибывших в Оренбург, поместили на Меновом дворе. Для беспризорных детей, родители которых погибли от голода, заняли помещение мужской гимназии (ныне здание Оренбургского госпедуниверситета), где разместилось около 2 тысяч голодающих. Организовывались кружечные сборы пожертвованных средств. От жителей города поступило 16 млн. рублей, собранных квартирными комитетами, 3 млн. рублей собрали комсомольцы города. По распоряжению Советского правительства в Оренбург шли тысячи пудов пшеницы. Уже к концу сентября 1921 года в город поступило 264 тыс. пудов ржи, тысяча пудов риса, прибыли 105 вагонов зерна для озимого посева.

Советский Союз объявил о катастрофе летом 1921 года. Первая помощь начала приходить осенью. Помогали и организации, и люди. Например, в 1921 году французский писатель Анатоль Франс пожертвовал свою Нобелевскую премию России, исследователь Фритьоф Нансен по поручению
Международного Красного креста организовал комитет «Помощь Нансена» для спасения голодающих Поволжья.

Наиболее крупной организацией являлась АРА — Американская организация помощи, организованная в 1919 году по поручению президента Америки Вудро Вильсона для помощи голодающим странам Европы. В 1921 году писатель Максим Горький написал письмо в АРА с просьбой помочь России. АРА открыли широкую сеть питательных пунктов, при которых питалось около 100 тысяч детей, из них в Оренбурге 12610. Деятельность этой организации на территории СССР и Оренбургской губернии продолжалась до июня 1923 года.

Практически во всех регионах организация сама распределяла питание, но в Оренбурге столкнулась с противодействием властей. Местному руководству не нравилось, что АRА помогает всем, кто нуждается, а не «классово близким». Периодически местные власти, по сути, используя голодающих в качестве заложников, угрожали, что запретят работу организации в регионе, если та не отдаст контроль за распределением продуктов советской организации «Губпомгол» (Губернская комиссия помощи голодающим). Руководство АRА согласилось. Сотрудники записывали пайки на «мертвых душ» и хранили остатки на складе.
Сотрудники АRА сразу заметили разницу между умирающим от голода народом и местными властями и нэпманами и утверждали, что некоторые ездят на шикарных авто, в шубах и с драгоценностями, питаются в дорогих ресторанах, в то время, как на соседних улицах голодающие едят других людей.

9 января 1922 года в Оренбурге прошло Ведомственное совещание при комиссии помощи голодающим, обсуждалась работа больниц и разразившаяся эпидемия тифа. Первым выступил известный доктор, профессор Александр Мискинов. Он рассказал о том, что в Оренбурге отапливается только одно отделение больницы — психиатрическое, в остальных клиниках холодно, пациенты лежат в своих платьях. По словам Мискинова, в домах для голодающих поголовная вшивость, истощение, недостаток кипятка. Среди здоровых лежат больные и трупы.

Доктор Розенберг отметил, что через Оренбург проходит волна беженцев, и он нуждается в эпидзаведениях, и предложил развернуть 2000 коек, а также по 500 в Уральске, Костанае и Актюбинске, организовать банно-прачечные отряды, 6 дезкамер, 50 стационарных камер.

Товарищ Райхман после всех докладов подводит итог: главная причина расшатанности врачебно-санитарного дела — отсутствие контакта между продоорганами, органами по топливу и Наркомфином. Однако тут же признает, что причина еще глубже — недостаток медперсонала в крае — степь полностью лишена медпомощи.

В итоге приняли резолюцию, в которой признали, что положение санитарно-врачебного дела в КССР вообще и в области борьбы с тифозной эпидемией, находится в катастрофическом положении. «Вследствие чего необходимо принять ряд решительных и героических мер для предотвращения широкого развития эпидемии, которая в связи с голодом может нанести федерации непоправимый ущерб. Совещание считает, что тифозная эпидемия органически связана с голодом и борьба с этими явлениями должна вестись параллельно. Увеличить паек для медработников и больных, ежедневно отпускать дрова больницам, выделить деньги для организации банно-прачечных отрядов в пунктах скопления больных и голодающих, произвести ремонт всех больничных зданий».

Чтобы смягчить последствия голода, государство в 1922 году выделило посевной материал. Оренбургская волость, в состав которой входил Бердский поселок, получила тогда семян пшеницы 110 тысяч пудов, овса — 36 тысяч, проса — 15 тысяч, ячменя — 11,8 тысячи пудов. Ими было засеяно 50 тысяч десятин земли.

К 1923-24 году международные организации перестали оказывать помощь, был получен хороший урожай. В 1921-1922 годы в СССР от голода погибло около 5 миллионов человек, в КАССР — около миллиона».
Профсоюзная столовая для голодающих

Эвакуация голодающих с ж/д станции Оренбург

Бугуруслан

 

Автор: Анастасия Шипилова

Источник новости

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля