Сегодня: 2019-09-22    Если о событии не сообщают Крестьянские ведомости — значит, события не было         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         "Все новости, за исключением цены на хлеб, бессмысленны и неуместны".           Агробизнес начинается с Крестьянских ведомостей         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.         Читают многих, цитируют Крестьянские ведомости         Если в вашем доме Крестьянские ведомости - значит, у вас все дома!         ПРОДАЕТСЯ три агропредприятия и два складских комплекса в Москве и Подмосковье, готовый бизнес с готовым сбытом. Звоните. ПРОДАЕТСЯ.

Хлеб, соль да нефть: за счет чего Россия бьет рекорды по экспорту пшеницы.

Недавно Минсельхоз США огорошил россиян. По его прогнозам, именно Россия в ближайшем году может занять лидирующее положение в мире по экспорту пшеницы, потеснив и США, и Канаду. Кроме гордости за страну, это сообщение вызвало и массу вопросов. Как раз подоспел чисто внутренний «хлебный» скандал.

По данным Россельхознадзора, качество хлеба у нас стремительно падает. Мало того что дешевые сорта производят по ускоренной технологии, так еще и все чаще используют низкосортную муку — из фуражного (предназначенного на корм скоту) зерна с улучшителями… Как все это понимать?

«Комсомолка» задала специалистам разных ведомств несколько наивных вопросов.

Откуда у нас столько зерна?

У специалистов в отличие от простых обывателей, привыкших, что Россия — это нефть и газ, наши успехи на зерновом рынке удивления не вызывают. При такой необъятной территории, включая и обширные черноземные регионы, наша страна и должна производить зерна никак не меньше других стран — в число лидеров, кроме Штатов и Канады, входят Евросоюз, Китай и Индия.

По данным Российского зернового союза, зерновые мы продаем более чем в 130 стран, а пшеницу — более чем в 100. А к сведению любителей все сравнивать с достижениями Российской империи — валовый сбор зерновых у нас сейчас примерно в два раза превышает показатели 1913 года (104,3 млн. тонн в 2015 году против 50,5 тогда).

Мы и правда обгоним всех?

Есть нюанс. Вопреки прогнозам американского Минсельхоза наши аграрии планируют в этом году площади под посевы пшеницы — основной экспортной культуры — сократить. Причина — не какие-то катаклизмы, а экспортная пошлина, которую правительство ввело для желающих продавать пшеницу, испугавшись, что из-за падения рубля за рубеж вывезут вообще весь урожай.

В российском Минсельхозе в итоге нашли путь в обход: стали взамен пшеницы ударно расширять — вот бы Никита Хрущев порадовался — посевы кукурузы. Она тоже хорошо покупается за рубежом, но на нее пошлины нет. Тем более что с упавшим рублем конкурировать на любом мировом рынке стало проще.

А сами без пшеницы не останемся?

С точки зрения зерновых запасов пока такой угрозы нет. Как говорят в Российском зерновом союзе, запасы увеличились по сравнению с прошлым годом, благо урожай был хороший. Цены на зерно не растут… Если так все благополучно, что за страшилки нам тогда про хлеб рассказывают, в который экономии ради уже и фураж подмешивают?

— Цены на хлеб — это совершенно отдельная вещь, они вообще не связаны с рынком зерна, — говорит глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский. — Вклад зерна в себестоимость буханки хлеба слишком низок, сейчас ниже 20%.

Хлебопеки, в свою очередь, жалуются, что их расходы за последний год выросли более чем на 22%. Откуда? И дальше у каждого звена этой цепи свои причины. Например, цены на муку. Они с 13 — 14 рублей за килограмм за год выросли до 16 — 18 рублей. Мукомолы поясняют: во всем виноват рост затрат на энергоресурсы и перевозки. Мало того что акцизы на бензин постоянно растут, так еще и другие издержки увеличиваются. К примеру, все автомобили, которые перевозят хлебобулочные изделия, Минтранс обязал оснастить тахографами (прибор, который отслеживает перемещения транспорта). Новшество стоило каждому из хлебокомбинатов, у которых по нескольку десятков машин, от 1 до 3 млн. рублей. При этом цены на хлеб выросли в среднем на 10% (это даже ниже инфляции). Естественно, чтобы сохранить стоимость на прежнем уровне, некоторым производителям так или иначе приходится «химичить» или сокращать производство. Но ждать дефицита хлеба не стоит.

Спасут ли нас «зернодоллары»?

При всех успехах в зерновом экспорте наши доходы от экспорта нефти и пшеницы, увы, несравнимы — даже с учетом резкого падения цен на сырье. По данным Федеральной таможенной службы, в 2015 году пшеницы и меслина (смесь зерновых, из которой делается серый хлеб) мы продали за рубеж на $3,9 млрд. А одной только сырой нефти — на $89,6 млрд.

Другими словами, заработать на этом рынке большие деньги не получится. Но это не повод от него отказываться. Из всех крупнейших нефтяных стран, как говорят специалисты, от нынешнего падения цен на «черное золото» меньше всего пострадала Норвегия, экономика и структура экспорта которой наиболее разнообразны. США тоже отнюдь не на зерне основные деньги зарабатывают, но и на этом рынке свое место оберегают.

Поэтому России нужно не только на мировом рынке зерна свое место застолбить (что тоже важно), но и внутри страны качество продукта держать на уровне. А для этого нужно не только пошлины высокие устанавливать, но и мелкие проблемы отрасли решать. Натравливать каждый раз прокуратуру на магазины, завышающие цены, явно не выход…

Автор: Елена Аракелян «Комсомольская правда» 12.03.2016

Источник новости

 
 
Комментировать



Авторизация

Войти с помощью соц.сетей: 


Если вы по каким-то причинам не можете войти на сайт, воспользуйтесь функцией восстановления пароля или напишите администратору

Регистрация

Войти с помощью соц.сетей: 


Генерация пароля