Малые формы хозяйствования на селе вошли «в штопор»

Воскресенье, 31 июля 2022, 20:50

Эпидемия коронавируса, события на Украине и санкционные ограничения обнажили слабые места современной глобальной экономики. Нарушены производственные цепочки, возникли сбои в поставках сырья, комплектующих изделий, готовых товаров. На мировых рынках возросла волатильность, произошло подорожание многих видов продукции.

     Указанные выше тенденции характерны и для сельскохозяйственной отрасли нашей страны. В 2020 году отмечен существенный рост цен на подсолнечное масло и сахар. В 2021 году резко подорожали овощи борщевого набора и картофель, уменьшилось их производство. Картофель и овощи играют важную роль в питании среднестатистической российской семьи. В связи с этим вспомнили о личных подсобных хозяйствах, которые длительное время находятся на периферии общественного внимания, хотя по-прежнему производят значительную долю сельскохозяйственной продукции. По данным Федеральной службы государственной статистики, хозяйства населения в 2018 году занимали 31.0% в структуре продукции сельского хозяйства по категориям хозяйств в фактических ценах.

      Хозяйства населения определяют ассортимент и наполненность местных рынков сельскохозяйственной продукцией, что является важным фактором сдерживания роста цен. О необходимости оказать помощь развитию личных подсобных хозяйств и небольших семейных фермерских хозяйств высказались Президент РФ В.В. Путин, глава Правительства РФ М.В. Мишустин, председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко, заместитель председателя Госдумы А.В. Гордеев. Такое внимание высшего руководства страны к сектору малого сельскохозяйственного производства породило в обществе определенные надежды. Поговорим о том, как эти ожидания воплощаются на практике, и можем ли мы рассчитывать на достижение значимых результатов.

     24 декабря 2021 года Правительство РФ приняло Постановление №2451, в соответствии с которым граждане, ведущие личные подсобные хозяйства и официально зарегистрированные как самозанятые, получат доступ к господдержке. Они могут рассчитывать «на финансовое обеспечение (возмещение) части затрат на софинансирование мероприятий региональных программ по ставке на 1 голову, и (или) 1 гектар, и (или) 1 тонну, направленных на обеспечение прироста производства овощей открытого грунта, производства картофеля, производства молока, на развитие специализированного мясного скотоводства, развитие овцеводства и козоводства».

     Самозанятые, применяющие специальный налоговый режим «Налог на профессиональный доход», по сути становятся промежуточной ступенькой между личными подсобными хозяйствами и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами. Самозанятость как форма ведения хозяйственной деятельности более проста в сравнении с крестьянским (фермерским) хозяйством и, наверное, можно ожидать перехода какого-то количества ЛПХ и КФХ на этот специальный налоговый режим. Тем более, что на самозанятых распространены определенные меры господдержки. Однако, получение субсидий обусловлены необходимостью предоставления документов, подтверждающих произведенные расходы и продажу продукции, необходимостью ежегодного увеличения объема производства. Такие бюрократические «заморочки» отпугнут значительную часть людей, готовых работать в статусе самозанятых.

     Целью предложенных Правительством РФ мер господдержки, в нашем понимании, является увеличение производства личными подсобными хозяйствами обозначенных видов сельскохозяйственной продукции и сдерживание цен на нее за счет насыщения местных рынков. Также имеется в виду, что режим самозанятости будет способствовать более плавному переходу части личных подсобных хозяйств, наращивающих товарное производство, в категорию крестьянских (фермерских) хозяйств.

     О личных подсобных хозяйствах. В советское время каждая сельская семья имела огород, выращивала картофель и овощи.  Большинство сельского населения держали скот и птицу. Выращенную продукцию использовали, в основном, для личного потребления. Излишки продавали на рынке или сдавали через систему потребкооперации.

     Сейчас ситуация другая. Во многих населенных пунктах все больше и больше невозделанных огородов, заросших бурьянами. Много сел и деревень, где скота совсем нет или осталось несколько голов. Конечно, в разных регионах складывается по-разному, даже в пределах одного района могут быть контрастные различия. Но, в целом, наблюдается тенденция к постепенному отказу от ведения личного подсобного хозяйства.

     По данным Росстата, хозяйства населения в 2000 году производили более половины всей продукции сельского хозяйства страны – 51.6%. В последующие годы доля хозяйств населения в производстве сельскохозяйственной продукции последовательно сокращалась и в 2018 году составила 31.0%. Сокращение очень большое, но роль ЛПХ в сельскохозяйственном производстве по-прежнему велика. В хозяйствах населения в 2018 году было произведено 68.0% картофеля, 55.1% овощей, 38.7% молока, 45.5% шерсти, 94.1% меда.

     При анализе ситуации в секторе крестьянских (фермерских) хозяйств четко прослеживаются две тенденции. В последние два десятилетия происходит устойчивый рост объема производства сельскохозяйственной продукции в крестьянско-фермерских хозяйствах и последовательно увеличивается доля КФХ в ее структуре. В то же время неуклонно сокращается количество крестьянских (фермерских) хозяйств и происходит укрупнение оставшихся.

     По данным сельскохозяйственных переписей 2006 и 2016 гг., общее количество КФХ и ИП за 10 лет уменьшилось почти на 40%. При этом, сокращение происходит исключительно за счет небольших крестьянско-фермерских хозяйств. В передаче И.Б. Абакумова «Сельский час» 15 января 2022 года академик РАН А.В. Петриков привел оперативные данные сельскохозяйственной микропереписи 2021 года. За последние пять лет количество КФХ и ИП стало меньше еще на 29.5%. Ситуация с малыми крестьянско-фермерскими хозяйствами просто катастрофическая, впору бить в набат. Основная часть небольших КФХ ликвидируют свои хозяйства и прекращают производственную деятельность. Некоторые фермеры закрывают КФХ, но продолжают выращивать сельскохозяйственную продукцию в меньших объемах уже как личные подсобные хозяйства.

     Считаю необоснованным полагать, что распространив статус самозанятых на ЛПХ, Минсельхоз РФ может переломить столь мощные тенденции деградации личных подсобных хозяйств и малых семейных крестьянско-фермерских хозяйств. Существующая господдержка в виде субсидий и грантов показала свою неэффективность. Очевидно, что никакими полумерами или точечными мерами ситуацию в секторе малого сельскохозяйственного производства изменить не удастся. Нужны действия системного характера. В моем понимании, это должна быть специальная государственная программа развития малых форм хозяйствования в сельских территориях и сбережения сельского населения.

  1. Обоснование необходимости принятия государственной программы развития малых форм хозяйствования и сбережения сельского населения.

Сельское хозяйство Российской Федерации на подъеме. Его считают одним из драйверов роста экономики. При разных, порой прямо противоположных, взглядах на пути развития сельского хозяйства, экспертное сообщество едино в оценках: в настоящее время в стране достигнут необходимый уровень самообеспечения по ряду важнейших продуктов питания – зерну, крупам, растительному маслу, мясу птицы и свинине, яйцам, сахару. Последовательно наращивается экспорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия, страна стала одним из ключевых игроков на мировом рынке пшеницы и подсолнечного масла.

     Закономерен вопрос: если в стране производится достаточно сельскохозяйственной продукции и обеспечена продовольственная безопасность, если крупный, средний и малый аграрный бизнес развиваются успешно, почему нас должна беспокоить ситуация в личных подсобных хозяйствах и небольших крестьянско-фермерских хозяйствах. Во-первых, как уже было отмечено ранее, в России хозяйства населения выращивают значительную долю сельскохозяйственной продукции. Во-вторых, практический опыт свидетельствует о том, что основу сельского хозяйства в мире составляют относительно небольшие семейные фермерские хозяйства, которые производят 80% продовольствия. Перекос в структуре сельского хозяйства в сторону крупнотоварного производства чреват негативными последствиями.

     Отечественные аграрные ученые-экономисты отмечают устойчивую тенденцию к укрупнению хозяйств, причем это происходит как в категории сельскохозяйственных организаций, так и в категории крестьянских (фермерских) хозяйств. Концентрация производства несет в себе высокие риски с точки зрения национальной и продовольственной безопасности, военных, террористических и эпидемиологических угроз, экономических, экологических и социальных последствий для сельских территорий. Укрупнение производства ведет к неравномерному развитию сельских территорий, к очаговости развития и обезлюдению местностей, наименее привлекательных для бизнеса.

     Малые формы хозяйствования снижают риски и придают устойчивость сельскому хозяйству, обеспечивают более равномерное развитие сельских территорий. Они также выполняют функцию сбережения сельского населения. Во многих местностях, в условиях полного отсутствия какой-либо работы, сельские жители нашей страны и в настоящее время выживают только за счет своих личных подсобных хозяйств. Облегчить самостоятельную деятельность сельского населения, сделать их труд более технологичным, производительным и экономически привлекательным, могла бы государственная программа развития малых форм хозяйствования и сбережения сельского населения, учитывающая их специфические особенности.   

  1. Субъекты государственной программы развития малых форм хозяйствования и сбережения сельского населения.

     Рассмотрим на кого должна распространять свое действие обозначенная нами программа. Российское законодательство относит хозяйствующие субъекты к следующим категориям:

     -крупный бизнес: годовой доход более 2 млрд руб., численность работников более 250 человек;

     -средний бизнес: годовой доход до 2 млрд руб., численность работников до 250 человек;

     -малый бизнес: годовой доход до 800 млн руб., численность работников до 100 человек;

     -микробизнес: годовой доход до 120 млн руб., численность работников до 15 человек.

     В отрасли сельского хозяйства дополнительно выделена категория «малые формы хозяйствования». Однако, эта категория выделена не по количественным критериям – годовому доходу и численности работников, а по включенным в нее организационно-правовым формам хозяйствующих субъектов. К ней отнесены личные подсобные хозяйства и крестьянские (фермерские) хозяйства. Сейчас в эту категорию дополнительно включили самозанятых. Из трех организационно-правовых форм только самозанятые имеют четкие критерии – годовой доход, не превышающий 2.4 млн руб. и запрет на использование наемного труда.

     В личных подсобных хозяйствах запрещено использовать наемный труд, есть ограничения по площади земли, но нет верхней планки по годовому доходу. Такая неопределенность порождает целый шлейф проблем. Власти южных регионов страны неоднократно поднимали вопрос о законодательном ограничении количества скота в личном подсобном хозяйстве, поскольку некоторые ЛПХ содержат целые стада крупного и мелкого рогатого скота и по объемам производства ничем не отличаются от крестьянско-фермерских хозяйств. Однако, федеральные власти опасаются вводить дополнительные ограничения, полагая, что такие действия могут быть негативно расценены в обществе.  

     В США подходят к этому вопросу более прагматично. Гражданин, продавший за год сельскохозяйственную продукцию на сумму, превышающую установленный размер, автоматически переходит в категорию фермеров и обязан отчитаться о своей деятельности.  Принципиальным является не размер дохода, а подход к решению вопроса. Считаю, что и у нас для ЛПХ должна быть установлена верхняя граница годового дохода, в пределах которой они могут осуществлять хозяйственную деятельность без какой-либо отчетности и уплаты налогов. Но, если масштаб хозяйствования превысит установленное ограничение, для ЛПХ наступает обязанность зарегистрироваться в качестве самозанятого или КФХ. Размер такого ограничения, по моему мнению, может составлять 300-500 тыс. руб. и подлежит обсуждению.

     Еще более запутанная ситуация с крестьянско-фермерскими хозяйствами. Действующий закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» № 74-ФЗ от 11 июня 2003 года никак не ограничивает объемы производства и масштабы использования наемного труда в КФХ. Фермерские хозяйства, по годовому доходу и численности сотрудников соответствующие категориям крупного и среднего бизнеса, благодаря статусу КФХ относятся одновременно к малым формам хозяйствования и могут рассчитывать на особую поддержку со стороны государства, наравне с личными подсобными хозяйствами и небольшими семейными крестьянско-фермерскими хозяйствами. Но это же нонсенс.

     Этот юридический казус можно устранить двумя способами. Первый заключается в том, чтобы установить для категории малых форм хозяйствования свои количественные критерии, как это сделано для крупного, среднего, малого и микробизнеса. По моему мнению, для малых форм хозяйствования вполне достаточно объема производства с годовым доходом до 10-12 млн руб., не более одного постоянного наемного работника с возможностью привлекать дополнительно временных наемных рабочих для выполнения сезонных работ, таких, как уборка урожая овощей, картофеля, плодовых и ягодных культур.

     Это самый простой и быстрый способ решения проблемы, но у него есть существенные изъяны. Получится, что крестьянско-фермерские хозяйства будут разделены на две самостоятельные группы. Часть из них – небольшие семейные крестьянские хозяйства будут отнесены к категории малых форм хозяйствования. Другая группа КФХ, ничем не отличающаяся от сельскохозяйственных организаций и индивидуальных предпринимателей, будет отнесена к различным категориям аграрного бизнеса, сохраняя при этом статус крестьянско-фермерского хозяйства. Это породит путаницу в понятиях.

     Более целесообразным способом решения проблемы считаю внесение поправок в ныне действующий закон о КФХ с тем, чтобы привести в соответствие его содержание с формой. Определение, данное агропродовольственными структурами ООН, трактует понятие крестьянско-фермерское хозяйство как семейную форму организации сельскохозяйственного производства, основанную на использовании преимущественно личного труда фермера и членов его семьи. С этим трудно не согласиться. Следовательно, крестьянские (фермерские) хозяйства, базирующиеся на использовании преимущественно наемного труда, по своей сути крестьянско-фермерскими не являются и должны иметь другие организационно-правовые формы.

      Небольшие крестьянско-фермерские хозяйства имеют намного больше общего с личными подсобными хозяйствами, чем со средними и крупными КФХ. В чем выражается это сходство? Во всем мире большинство фермеров работают на земле своими руками, так же, как самозанятые и ЛПХ. Если часть фермеров привлекают 1-2 наемных работников, то лишь как дополнение к труду своей семьи. Малые объемы производства в ЛПХ и семейных КФХ порождают трудности с самостоятельным сбытом произведенной продукции, доступом к сервисным услугам. Отсутствие залога сильно ограничивает возможности кредитования. Мировой опыт показывает, что малые сельскохозяйственные товаропроизводители могут эффективно справляться с возникающими проблемами лишь при условии кооперирования.

     В свою очередь, средние по размерам и крупные фермерские хозяйства имеют больше общего с сельскохозяйственными организациями, чем с небольшими семейными КФХ. Эту коллизию можно легко устранить, законодательно установив количественные критерии крестьянского (фермерского) хозяйства, которые будут одновременно критериями для категории малых форм хозяйствования. Фермерские хозяйства, выходящие за пределы установленных параметров, будут обязаны перерегистрироваться в индивидуальных предпринимателей или ООО.

     С 1 июля 2022 года вступил в действие пилотный проект нового налогового режима – автоматизированная упрощенная система налогообложения (АУСН). Экспериментальный режим будет действовать в четырех регионах страны до конца 2027 года. Новый налоговый режим рассчитан на индивидуальных предпринимателей и организации, в которых работает не более пяти человек и годовой доход не превышает 60 млн руб. Минэкономразвитие презентовал их ранее как «семейные предприятия».

     Возникает вопрос: а может стоит эти критерии применить для категории малых форм хозяйствования? Сделаем несложный расчет. Валовый доход с 1 га пшеницы, при средней урожайности по стране 3 т/га и цене 12 тыс. руб. за 1 т без НДС, составляет 36 тыс. руб. Ограничение по годовому доходу 60 млн руб. разделим на 36 тыс. руб. и получим расчетную максимальную площадь земли предприятия, работающего в режиме АУСН, — 1666 га. С учетом 20% дополнительной площади под парами это составит 2082 га. Предприятия с такими площадями и объемами производства к малым формам хозяйствования никак не отнесешь.

     Что касается количества сотрудников и насколько применимо ограничение в 5 человек для деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств. В своей практике многократно приходилось встречаться с крестьянско-фермерскими хозяйствами, где, кроме главы КФХ, трудились 3-4 механизатора. Должен сказать, что эти хозяйства не были маленькими. Во всех таких хозяйствах главы КФХ выполняли организаторские функции, занимались учетом и контролем, вопросами снабжения и сбытом  продукции, но никто из них своими руками на земле уже не работал. Все технологические операции выполняли наемные работники. Т.е. по своей сути эти главы КФХ были не фермерами, а директорами мини-предприятий.

     Если рассматривать работающие на АУСН предприятия и малые формы хозяйствования как отдельные самостоятельные категории, то система классификации хозяйствующих субъектов принимает вполне логичный и законченный вид:

     -крупный бизнес: годовой доход более 2 млрд руб., численность сотрудников более 250 человек;

     -средний бизнес: годовой доход до 2 млрд руб., численность сотрудников до 250 человек;

     -малый бизнес: годовой доход до 800 млн руб., численность сотрудников до 100 человек;

     -микробизнес: годовой доход до 120 млн руб., численность сотрудников до 15 человек;

     -семейный бизнес, работающий на автоматизированной упрощенной системе налогообложения: годовой доход до 60 млн руб., численность работающих до 5 человек;

     -малые формы хозяйствования: годовой доход до 10-12 млн руб., постоянных наемных работников не более одного человека, разрешено использовать временных наемных рабочих для выполнения сезонных работ.

     Категорию малых форм хозяйствования, в свою очередь, необходимо дифференцировать на три группы:

     -семейные крестьянские (фермерские) хозяйства: годовой доход до 10-12 млн руб., постоянных наемным работников не более одного человека, разрешено использовать временных наемных рабочих для выполнения сезонных работ;

     -самозанятые: годовой доход до 2.4 млн руб., наемный труд запрещен;

     -личные подсобные хозяйства: годовой доход до 300-500 тыс. руб., наемный труд запрещен.

     Таким образом, хозяйствующие субъекты будут поделены на две составляющие. В одной – градации аграрного бизнеса разных организационно-правовых форм, базирующиеся на использовании наемного труда. В другой – малые формы хозяйствования, основанные на личном труде членов семьи (или преимущественно на личном труде членов семьи), которые надо рассматривать как особый хозяйственный уклад и традиционный образ жизни сельских жителей. В связи с этим будет уместным отметить, что в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации в качестве одной из угроз обозначен риск «утраты преемственности уклада сельской жизни».

     Различные категории аграрного бизнеса развиваются у нас вполне успешно, а вот малые формы хозяйствования деградируют. Очевидно, что к развитию аграрного бизнеса и развитию малых форм хозяйствования требуются принципиально разные подходы. Поэтому первый шаг, который необходимо сделать для исправления ситуации, – обозначить четкие количественные критерии категории малых форм хозяйствования и ее составляющих – личных подсобных хозяйств, самозанятых и крестьянских (фермерских) хозяйств. Второй шаг – разработать специальную государственную программу развития малых форм хозяйствования и сбережения сельского населения, которая учитывала бы особенности функционирования субъектов малого сельскохозяйственного производства.

     Итак, нужна специальная государственная программа, т.к. малые формы хозяйствования деградируют в течение продолжительного времени, несмотря на меры государственной поддержки. Объектами специальной государственной программы должны быть личные подсобные хозяйства, самозанятые и небольшие крестьянско-фермерские хозяйства, поскольку все они характеризуются семейным характером труда, имеют схожие проблемы, и необходимым условием для их успешной деятельности является наличие системы крестьянской кооперации. Предложенные Правительством РФ меры поддержки самозанятых явно недостаточны для достижения сколько-нибудь значимых результатов в секторе малого сельскохозяйственного производства.

     Цели специальной государственной программы. За счет создания целостной системы функционирования малых форм хозяйствования увеличить производство важнейших видов сельскохозяйственной продукции, запустить рыночные механизмы сдерживания цен на нее за счет насыщения местных рынков и усиления конкуренции, обеспечить более равномерное развитие сельских территорий и сбережение сельского населения, увеличить уровень доходов и качество жизни сельских жителей.

     Расчет организаторов реформы сельского хозяйства в девяностые годы на то, что, после наделения работников совхозов и колхозов земельными долями и внедрения свободного оборота земель сельскохозяйственного назначения, начнется массовая самоорганизация крестьянских (фермерских) хозяйств, этот расчет оказался сильно преувеличенным. Меры господдержки сектора малого сельскохозяйственного производства, предложенные властями за два последних десятилетия, также не дали существенных результатов. Не сформирована сама система, не создана инфраструктура, необходимая для нормальной деятельности личных подсобных хозяйств и небольших семейных крестьянско-фермерских хозяйств. Господдержка в существующих формах не только не обеспечила развитие малых форм хозяйствования, но не смогла даже затормозить темпы их деградации, т.е. оказалась неэффективной. Аграрную политику в отношении малых форм хозяйствования следует оценить как провальную и рекомендовать полностью пересмотреть принципы ее формирования.

Автор: Сергей (Глебович) Батиков, кандидат сельскохозяйственных наук, фермерский стаж - 25 лет. Краснодарский край.

 
49 комментариев к Малые формы хозяйствования на селе вошли «в штопор»
    -1

    Очень толковая статья Глебовича. Предлагаю широко обсудить.

    -19

    Вчера появился комментарий "Некто", но почему-то быстро исчез. "Некто" считает, что судьба малых семейных ферм уже предрешена и предлагает навсегда попрощаться с российским крестьянством. Т. е. по сути утверждает, что точка невозврата пройдена. Я в этом не уверен. Считаю, что хоронить крестьянина рано.
    В чем я уверен, так в том, что за победными реляциями Минсельхоза РФ и АККОР о новых рекордах и достижениях малые семейные фермы и личные подсобные хозяйства оказались "в тени" у более крупных представителей аграрного бизнеса и проблемы "малышей" не решались десятилетиями. Они не видны обществу. Поэтому своей статьей пытаюсь в какой-то меру "высветить эту зону тени", поговорить о проблемах "малышей" и возможных путях их решения.

    -15

    Коллеги, прошу всех избавиться от ников и перейти на фамилии. Срок — месяц. Просил давно.
    Комментировать отныне будут только зарегистрированные участники. Прошу учесть в работе.

    -12

    Вот уже третий год в "Крестьянских ведомостях" идет дискуссия о путях развития сельского хозяйства и сельских территорий — в направлении агробизнеса или в сторону семейных крестьянско-фермерских хозяйств.
    Два дня назад "Некто" в своем комментарии высказал свое убеждение в том, что малые семейные фермы обречены. В свою очередь Системник считает, что аграгрный бизнес не имеет исторической перспективы и связывает развитие сельских территорий только с крестьянско-фермерскими хозяйствами и крестьянской кооперацией.
    Глядя на нынешнее тотальное доминирование агробизнеса в сельском хозяйстве, я сильно сомневаюсь, что бизнес можно обратно затолкать в то место, откуда он родился. Да и нужно ли это? Ограничить — да, ликвидировать — нет.
    Наверное в сложившихся условиях более реалистичной целью будет построение многоукладного сельского хозяйства. А для этого надо последовательно развивать малое сельскохозяйственное производство. Оно стоит сейчас на хиленьких ножках и без помощи государства развиться не сможет. Причем помощь должна быть не только финансовая.
    А бизнес, хоть и плачет постоянно о своей тяжелой судьбе, развивается вполне успешно.

    1

    Уважаемые Сергей Глебович и Юрий Прокопьевич. Можно сколько угодно камлать о судьбинушке мелкого и микроскопического землепользователя и заскорузлости мышления академиков. Но есть же краеугольный камень, заложив который можно сдвинуть и проблемы микрофермеров и количество потенциальных кооператоров. Этот камень- налогообложение земли сх назначения. Если установить ставки:1) до 1-го га в пользовании- дотация от государства в размере25-ти тыр; 2)до 40-ка га- 0 ставка налога на землю; до 500 га ставка налога 3000р ;3) до 1500 га- 7000р.;4)до 5000га-10000р.; 5)свыше 5000га-15000р., с запретом заниматься растениеводством нерезидентов, то через 2-3 года и земли для формирования рынка земли будет предостаточно и для физ лиц и для кооперативов и для всех желающих работать на земле. А если и специализированный банк государство учредит для желающих ссудиться на покупку земли под разумный процент, то вообще биться на озвученные Вами цели придётся не с кем- ни с капиталистами, ни с академиками…Со всем уважением…

    -13

    Уважаемый Александр Георгиевич. Ваша идея о дифференциации налога на землю в зависимости от площади землепользования — это вполне себе рабочий вариант регулирования. Можно обсуждать градации площади и величину ставок налога, но это уже частности. Главное препятствие заключается в том, что крупный агробизнес не будет "сидеть на попе ровно" и хлопать в ладоши, а приложит все свои усилия для сохранения статус-кво. Должен заметить, что господа аграрные капиталисты имеют достаточно мощное лобби в разных органах власти.

    Теперь о том, что касается малых форм хозяйствования. Думаю, что Ваш "краеугольный камень" не будет иметь решающего влияния на их развитие. Как один из составляющих целой системы мер — да, конечно. Но не как главный, определяющий. У "малышей" свои специфические особенности. Именно поэтому я говорю о необходимости принятия специальной государственной программы развития малых форм хозяйствования. Считаю, что эта программа, помимо прочего, должна отгородить "малышей" от аграрного бизнеса стеной высотой 10 метров, как стена между Мексикой и США.

    -16

    Уважаемый Юрий Прокопьевич. В прошлом году Вы практиковали параллельное ведение дискуссии. На мои комментарии, размещенные на одной странице сайта, Вы отвечали на другой странице. Просматриваешь сейчас комментарии на любой из этих страниц сайта и не поймешь о чем речь.

    Сейчас Вы снова разместили свой комментарий к моим высказываниям и предложениям Захарчева на другой странице. Может стоит уважить читателей и упорядочить это дело?

    -15

    Уважаемый Игорь Борисович. По информации Юрия Прокопьевича академик РАН Петриков А. В. Готовит новый вариант стратегии развития сельских территорий. Думаю многим было бы интересно ознакомиться с ключевыми положениями программы. Понимаю, что после объявления "новым Нюрнбергским трибуналом" Александра Васильевича с группой ученых-экономистов предателями, шпионами и преступниками, академика можно доставить на "Крестьянские ведомости" только в наручниках.

    Возможен другой вариант — организовать разговор в форме интервью в Вашей программе "Сельский час". Учитывая особую значимость стратегии развития сельских территорий, не лишним было бы посвятить этой теме отдельный выпуск "Сельского часа".

    Мы приступаем сейчас к обсуждению целесообразности разработки специальной государственной программы развития малых форм хозяйствования и сбережения сельского населения. Может имеет смысл встроить такую программу как отдельный раздел новой стратегии развития сельских территорий? Хотелось бы услышать мнение академика по этому вопросу.

    Учитывая достаточно глубокие обсуждения на форуме крестьянской тематики за последние три года, считаю, что комментаторы "Крестьянских ведомостей" могли бы внести свой вклад в общее дело.

    -14

    Глебович, странное дело, но Петриков охотнее общается со мной лично, чем с Крестьянскими Ведомостями. Всё благодаря известным персонам. Не знаю даже, как выполнить Вашу просьбу: то ли форум закрыть, то ли кое -кого удалить с форума. Подскажите…

    -17

    Удивительное дело, Игорь Борисович, я тоже заметил эту странность. Думаю, что академику климат не подошел на "Крестьянских ведомостях". Такое бывает.

    Но в крайности, наверное пускаться не стоит. Не стоит закрывать форум или выгонять кого-то. Это же не Ваш стиль. Наверное надо продолжить идейно-воспитательную работу с личным составом. Проводимая Вами линия на очищение сайта дает видимые результаты — грязи не стало.

    Альтернативный вариант общения с А. В. Петриковым я подсказал. Исходил из возможного.

    -16

    Вот уже три года в центре обсуждения на форуме "Крестьянских ведомостей" фигура фермера. Причём, под фермерством каждый понимает что-то свое. В самом начале дискуссии мне казалось, что достаточно правильно сформулировать понятия "фермер" и "крестьянское (фермерское) хозяйство", т.е. правильно расставить акценты, и все встанет на свои места. Люди просто не задумываются над сутью фермерства, не понимают ее. Если им эту суть доступно объяснить, можно прийти к общему согласию. Не тут-то было.

    Начали обсуждение с определения Карла Маркса, которое привел Системник, что крестьянин (фермер) — это мелкий хозяйчик, недокапиталист, имеющий право использовать наемный труд, но продолжающий работать своими руками. Такой подход оппоненты забраковали, назвали его идеологизированным, а нас обозвали марксистами.

    Далее дискуссия перешла в плоскость сопоставления фермерства и предпринимательства. Был поставлен вопрос о тождестве понятий "фермер" и "предприниматель". Единства мнений здесь тоже не было.

    Затем дебаты развернулись по подходу к фермерству как особому хозяйственному укладу, традиционному крестьянскому образу жизни, основанному на личном труде членов семьи.

    Логичным продолжением спора стал вопрос о понимании семейственности крестьянско-фермерского хозяйства. Некоторые участники дискуссии подвергли сомнению тезис о том, что семейственность является отличительным признаком крестьянского (фермерского) хозяйства.

    Продолжение в следующем комментарии.

    -11

    Семейственность, как отличительный признак крестьянско-фермерского хозяйства, разными людьми трактуется по-разному. В статье "Фермерское хозяйство: образ жизни семьи или бизнес?", опубликованной в "Крестьянских ведомостях" 10 августа 2021 года, я рассказал о трех моделях фермерства: европейской, американской и модели стран Юго-Восточной Азии. Последняя достаточно специфична, характерна для стран с высокой плотностью населения и ограниченными земельными ресурсами. Мы ее рассматривать не будем.

    Сельское хозяйство в странах Европейского Союза базируется на семейных фермах. В европейской модели фермерства семейный характер труда трактуется как личный труд фермера и членов его семьи, личное участие в выполнении основных технологических операций. Это закреплено законодательством ЕС. Наемный труд разрешен, но ограниченно. Он рассматривается лишь как дополнение и по объему не должен превышать совокупный объем труда фермера и членов его семьи. Т.е. европейские фермеры должны работать на земле своими руками.

    Агропродовольственные структуры ООН трактуют понятие семейное фермерское хозяйство аналогичным образом.

    Американская модель фермерства имеет свою специфику. Семейный характер труда рассматривается здесь как личное участие фермера и членов его семьи в организации и управлении сельскохозяйственным производством. Т.е. американский фермер не обязан работать своими руками, лично выполнять основные технологические операции. Но он обязан лично руководить работой. Если для руководства приглашается наемный менеджер, семейная ферма теряет свой статус.

    Справедливости ради надо сказать, что большинство фермеров и в США, и в странах Евросоюза работают без использования наемного труда. Но это не отменяет принципиальных различий в законодательствах США и Евросоюза по семейным фермам.

    -9

    Оформились два разных подхода к пониманию семейственности крестьянско-фермерских хозяйств. Они характеризуют различия американской и европейской моделей фермерства. А какую позицию по этому вопросу занимает отечественная экономическая наука?

    В своей статье "Семейная ферма: уходящая старина или " индустрия 4.0 " Владимир Николаевич Суровцев, директор Института аграрной экономики и развития сельских территорий Санкт-Петербургского Федерального исследовательского центра РАН пишет: " На наш взгляд, при определении семейного характера КФХ, важно акцентировать внимание не столько на количественном показателе — количестве наемных работников, сколько на важнейшей качественной характеристике: используют ли К(Ф) Х труд наемных управляющих… "

    Констатируем: В. Н. Суровцев является сторонником американской модели фермерства.

    Теперь о позиции Владимира Федоровича Башмачникова. Он является одним из основателей фермерства в России, соавтором первого закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве, 16 лет возглавлял Российскую АККОР. В последующие годы работал главным научным сотрудником Всероссийского института аграрных проблем и информатики им. А. А. Никонова. В своей книге "Подрезанные крылья российского фермерства" В. Ф. Башмачников пишет о своем видении фермерского хозяйства. В его представлении, фермерское хозяйство должно соответствовать критериям микробизнеса — до 15 человек работающих (соответственно до 120 млн руб. годовой доход). Главным для фермерского хозяйства считает эффективный контроль за работой. Дальнейшее увеличение численности наемных рабочих считает не целесообразным из-за ухудшения качества управления.

    Констатируем: В. Ф. Башмачников сторонник американской модели фермерства.

    Шагайда Наталия Ивановна — руководитель Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Наталья Ивановна не согласна с ориентацией на европейскую модель фермерства. По ее мнению, европейские страны ограничены в земельных ресурсах, поэтому у фермеров небольшие по площади земельные участки. В этом отношении наша страна имеет намного больше общего с Соединенными Штатами Америки, чем со странами Евросоюза.

    Констатируем: Н. И. Шагайда сторонник американской модели фермерства.

    2

    Почему-то пропала кнопка "ответить" к последнему комментарию.

    -11

    Из моих комментариев можно сделать однозначное заключение: аграрная экономическая наука придерживается американской модели фермерства. На мой взгляд, в этом нет ничего необычного, т.к. именно сельское хозяйство США было взято за образец при проведении аграрной реформы у нас в девяностые годы.

    Ю. П. Кириленко (Системник) неоднократно говорил о том, что в девяностые годы была поставлена задача построить кооперативный капитализм, но с ней не справились. А мне кажется, что такую задачу никто и не ставил. Еще при СССР в ЦК КПСС готовилась масштабная реформа сельского хозяйства с целью создания многоукладности. Реализовывали реформу в основном уже в постсоветской России.

    Я сказал, что ориентиром служило сельское хозяйство США. Поэтому закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" написан по лекалам американской семейной фермы. Впрочем, об этом лучше спросить у В. Ф. Башмачникова. Владимир Фёдорович участвовал в подготовке реформы сельского хозяйства Советского Союза в качестве консультанта ЦК КПСС, а позднее участвовал в ее осуществлении. Был одним из разработчиков закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", одним из организаторов и руководителем фермерского движения.

    Отсутствие в законе о КФХ ограничений, как в законодательстве Евросоюза, привело к постепенному укрупнению части фермерских хозяйств. Этот процесс ускорился с развалом колхозов и совхозов во второй половине девяностых. "Новые фермеры", чаще руководители и специалисты хозяйств, создавали свои КФХ на базе бывших колхозов и совхозов, или их подразделений. Фермерство все больше дрейфовало в сторону агробизнеса.

    Задачу фермеризации всей страны и построения кооперативного капитализма не ставили. Наряду с созданием фермерства, планировали сохранить коллективные хозяйства, преобразовав их по образцу американских корпораций. У них действительно много общего, но есть принципиальные различия. Корпорации в Америке создавались под конкретные проекты. Их цель — консолидация капитала, привлечение денежных средств для реализации этих проектов.

    Н. И. Шагайда называет главной целью реформирования колхозов и совхозов закрепление права собственности за сотрудниками на соответствующую часть имущества предприятий путем их приватизации, помощь в переходе на рельсы рыночной экономики. Надо признать, что это не спасло многие предприятия от разорения.

    Также надо признать, что причиной разорения многих колхозов и совхозов было не акционирование хозяйств, а общий коллапс в стране при переходе плановой экономики на рыночные рельсы, когда перестали субсидировать сельское хозяйство и разрешили банкротить сельхозпредприятия.

    -1

    Посмотрим, что осталось в "сухом остатке" после трех лет обсуждений понятий "фермер" и "крестьянское (фермерское) хозяйство".

    Я изначально считал очень важным установить четкие границы, т.е. количественные критерии, которые бы обособили крестьянско-фермерское хозяйство не только понятийно, но и практически от ИП и ООО с одной стороны, с другой — от ЛПХ. Выделив таким образом фермерство как отдельный слой, класс в сельском хозяйстве, можно было предметно вести речь о развитии настоящих трудовых крестьянских хозяйств.

    Ю. П. Кириленко (Системник) считает российское фермерство "иллюзией". Предлагает сосредоточить внимание на развитии товарных ЛПХ. Критикует власти за отсутствие внимания к ним. Развитие сельских территорий связывает с построением социальных кооперативных фермерских систем. Юрий Прокопьевич считает избыточным установление количественных критериев для фермерства. По его мнению, понятие крестьянско-фермерского хозяйства, сформулированного агропродовольственными структурами ООН, вполне достаточно в практической деятельности для отнесения (или неотнесения) хозяйствующего субъекта к КФХ.

    А. Г. Пермяков и Игорь Хуторской считают фермера обычным сельским предпринимателем. Принципиальной разницы между понятиями "фермер" и "предприниматель", по их мнению, не существует. Эту позицию разделяют многие участники дискуссии.

    И. Б. Абакумов, напротив, считает фермерство особым хозяйственным укладом, традиционным сельским образом жизни, который подвергается эррозии.

    Хотел бы особо отметить позицию С. Н. Емельянова, которому проще самому работать со скотом, чем иметь дело с наемными работниками. Ради этого готов даже пойти на сокращение поголовья. Такие взгляды типичны для очень многих мелких фермеров.

    Наконец о европейской и американской моделях фермерства. Законодательством Европейского Союза закреплена обязанность главы и членов семейных фермерских хозяйств работать на земле лично, своими руками. Наемный труд разрешен ограниченно, лишь как дополнение к труду членов семьи.

    Американская модель семейной фермы обязывает фермера и членов его семьи лично руководить работой, лично участвовать в организации и управлении сельскохозяйственным производством. Эту позицию разделяет и наша аграрная экономическая наука. По сути, американская семейная ферма ничем не отличается от субъектов аграрного капитализма по Ю. П. Кириленко. В таком случае, какой смысл выделять крестьянско-фермерские хозяйства, если они ничем не отличаются от ИП или ООО.

    Резюмирую: привести к общему знаменателю понятие "крестьянское (фермерское) хозяйство" не удалось. Расхождения у сторон слишком велики, чтобы надеяться на какие-то подвижки в этом вопросе. Моя инициатива по принятию в новой редакции закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве в настоящее время нереализуема. Можно надеяться лишь на незначительные косметические поправки, которые не изменят суть закона. Аграрная академическая наука "наложит вето" на наши предложения.

    Удивляюсь, как при министре сельского хозяйства А. Н. Ткачеве был инициирован законопроект об ограничении земельной площади в КФХ. Законопроект был сильно сырой, был отдан на откуп регионам, в нем не было единой концепции, его реализация создала бы много проблем фермерам. Законопроект был в итое отозван Минсельхозом. Но, все-таки, к решению этого вопроса власть подступалась. Значит проблему видит. Или тогда видела, а сейчас уже нет?

    У нас не получилось подступиться к решению больших проблем малых семейных ферм путем установления четких границ для крестьянских (фермерских) хозяйств. Значит надо искать другие подходы. Как один из вариантов: выделить мелких производителей сельскохозяйственной продукции в единую категорию "малые формы хозяйствования". Но для этого сначала надо попытаться привести понятие "малые формы хозяйствования" в соответствие со здравым смыслом.

    0

    В обзоре прессы на КВ за 6 сентября 2022 года приведено высказывание председателя АККОР Калужской области Бабкена Испиряна. Он считает, что нужно навести законодательный порядок в сфере производства продуктов питания самозанятыми. По мнению Испиряна, самозанятых надо обязать сертифицировать свою продукцию, как это делают крестьянско-фермерские хозяйства. Правила должны быть едиными для всех — и для крестьянских (фермерских) хозяйств, и для самозанятых.

    А вот это утверждение я бы оспорил. Понятна забота Бабкена о фермерах — почему они должны тратить на сертификацию свое время и деньги, а самозанятые — нет. Другое дело, что одинаковые требования предлагается установить и для крупных фермерских хозяйств с годовым оборотом в сотни миллионов рублей, и для самозанятых, верхняя планка годового дохода которых не должна превышать 2.4 миллиона рублей. По логике автора, сертификацией продукции нужно обременить и личные подсобные хозяйства, часть которых производят товарную продукцию. Тогда в этом отношении все они будут равны.

    Здесь уместно напомнить о том, что личные подсобные хозяйства и самозанятые отнесены российским законодательством к категории "Малые формы хозяйствования", так же, как крестьянские (фермерские) хозяйства с неограниченными масштабами производства.

    Наверное у любого здравомыслящего человека должно возникнуть ощущение, что здесь что-то не так, что так не должно быть. Что категория "Малые формы хозяйствования" должна объединять только производителей сельскохозяйственной продукции с небольшими объемами производства. И требования к ним не могут быть одинаковыми с требованиями к крупному производству.

    Мне кажется, что усилия законодателей нужно сосредоточить сначала на приведении в соответствие названия с содержанием самого понятия "Малые формы хозяйствования" и только потом заниматься каким-либо регулированием деятельности "сельскохозяйственных малышей".

    -3

    Мелкие сельские хозяева стали главной темой 122-го выпуска "Сельского часа". Хочу поблагодарить Игоря Борисовича Абакумова за поддержание внимания к проблемам сельскохозяйственных "малышей".

    Согласен с главным посылом Игоря Борисовича. Те, "кого снисходительно называют мелкотой", ждут, прежде всего, равных прав с остальными производителями сельскохозяйственной продукции. Причем, равные права — это не обязательно одинаковые требования ко всем, не одинаковые приоритеты в развитии и не одинаковые формы государственной поддержки. Одинаковым должно быть внимание со стороны государства к проблемам каждой категории аграриев.

    Юрий Прокопьевич Кириленко (Системник) три года говорит на КВ о том, что на федеральном уровне законодательно запрещена государственная поддержка личных подсобных хозяйств. Поддерживать ЛПХ власти конечно не запрещали, но из получателей федеральных субсидий личные подсобные хозяйства исключили. Где же здесь равные права?

    0

    Продолжу про маленькие хозяйства. Цитирую Ю. Б. Абакумова: "Если их ценность понятна, то что же мешает?" Игорь Борисович, ценность маленьких хозяйств, этой самой "сельскохозяйственной мелкоты", как раз не ясна ни чиновникам Минсельхоза, ни законодательным властям. Боюсь, что и ученым-экономистам тоже.
    Иначе как можно объяснить тот факт, что в категорию "Малые формы хозяйствования" включены представители малого бизнеса, верхнее ограничение которых по годовому доходу составляет 800 млн руб. и до 100 человек работающих. А если хозяйство имеет статус КФХ, то ограничений вообще нет. С миллиардными оборотами оно все равно будет отнесено к малым формам хозяйствования.

    Получается, что в глазах властей ""сельскохозяйственная мелкота" сама по себе какой-либо ценности не представляет. Только объединенная с малым и микробизнесом она может рассчитывать на какое-то внимание власти.

    -5

    Чтобы у представителей законодательной и исполнительной органов власти появилось понимание ценности малых сельских хозяев, надо говорить об этом. Говорить постоянно. И. Б. Абакумов уделил маленьким хозяйствам много времени в последнем выпуске "Сельского часа", затронул эту тему в своем выступлении на пленарной конференции аграрной выставки в Минеральных Водах. Респект ему от российского крестьянства.

    О "сельскохозяйственной мелкоте" все время говорят аналитики "Сельского часа", констатирует Игорь Борисович. Это хорошо, но, наверное, стоило бы отметить комментаторов "Крестьянских ведомостей". Благодаря их усилиям, тема крестьянства — личных подсобных хозяйств и небольших крестьянско-фермерских хозяйств — является центральной на КВ в течение трех последних лет.

    Какое-то время назад Захарчев высказался о том, что тема себя исчерпала. FUCS выразился более резко: "Сколько можно мусолить одно и то же?" У каждого человека свое мнение. По моему разумению, говорить об этом нужно до тех пор, пока не появятся конкретные результаты. Когда разговоры, обсуждения начнут воплощаться в реальные дела. Но до этого еще далеко.

    К великому сожалению должен признать, что даже здесь, на полях "Крестьянских ведомостей", занимая подчас сходные позиции по тем или иным вопросам, мы не можем выработать общую платформу. Мы не смогли сформулировать рекомендации по практическим действиям. Увы, но это так.

    Понимаю, что большинству аграриев, представленных на КВ, тема "сельскохозяйственной мелкоты" неинтересна. Она их непосредственно не затрагивает. Но от этого она не становится менее актуальной и значимой.

    3

    Уважаемый Сергей Глебович. Вы не вполне верно поняли моё предложение о плавающем налоге применительно к теме малых форм хозяйствования на селе. Я речь вёл о том , что необходим ИНОЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ в решении вопросов, имеющих отношение к теме. Ну, к примеру, есть три-четыре века попыток решения задачи квадратуры круга с применением циркуля и линейки. До сих пор задача не решена. От времён Эйлера с Ломоносовым до сих пор. Но там хоть условием было использование ТОЛЬКО циркуля и линейки. А в решении проблем малых форм доступен ВЕСЬ научный и прочий инструментарий… А Вы всё о "…не смогли сформулировать рекомендации…" А моя рекомендация- не в счёт? А другие что , ничего не предлагали? Так уж и ничего?…

    -4

    Уважаемый Александр Георгиевич.
    Ни в коей мере не оспариваю Ваше утверждение о том, что в решении проблем малых форм хозяйствования может быть задействован "весь научный и прочий инструментарий…" И должен быть задействован.

    Ваше предложение о плавающем земельном налоге применительно к малым формам хозяйствования (и не только к ним) не рассматривал и не рассматриваю как что-то второсортное. Говорил ранее, повторю еще раз — Ваша идея о дифференциации налога в зависимости от площади землепользования — это вполне рабочий инструмент регулирования.

    Если рассматривать его применительно к малым формам хозяйствования как один из элементов целой системы мер — я двумя руками "за". Если же воспринимать его как некий "золотой ключик", который может самостоятельно открыть дверь к будущему благоденствию маленьких сельских хозяев — здесь я большой скептик.

    Согласен с Вами, Александр Георгиевич, что по отдельным вопросам мнения части комментаторов могут совпадать и отдельные практические рекомендации мы выдать в состоянии. Здесь Вы совершенно правы. Но ведь общую платформу, целостную систему мер по развитию "сельскохозяйственных малышей" мы до сих пор так и не выработали.

    -1

    Небольшое пояснение. Мои слова о том, что, по мнению Захарчева, тема себя исчерпала, основаны на его комментарии от 19.11.2021 в 11:43:09. Цитирую Александра Георгиевича: "Короче говоря, разговор о семейных фермерских хозяйствах стал бесплоден еще пару кварталов назад и перешел в словесную эквилибристику".

    -5

    И. Б. Абакумов назвал две причины чтобы поддерживать мелкие хозяйства. Первая — они производят не менее трети картофеля, овощей, молока и мяса. Вторая — они обеспечивают заселенность страны и сохраняют мобилизационный ресурс нации.

    Игорь Борисович считает первую причину важной, но не главной, и мы разделяем эту позицию. Что касается важности мелких хозяйств в обеспечении продовольственной безопасности страны, то тут Игорь Борисович поскромничал. Только хозяйства населения, без учета небольших фермерских хозяйств, в 2018 году занимали 31.0% в структуре всей продукции сельского хозяйства. По отдельным видам продукции вклад хозяйств населения еще более значим: по картофелю — 68.0%, овощам — 55.1%, молоку — 45.5%. Это данные за 2018 год.

    Этот аспект деятельности малых хозяйств власти видят, ценность его понимают. Да и трудно его не замечать — Росстат ежегодно публикует данные о производстве, Минсельхоз тоже каждый год подводит итоги производственной деятельности.

    Что касается второго аспекта значимости малых хозяйств для страны, с его пониманием дело обстоит гораздо хуже, если не сказать, что совсем плохо. Игорь Борисович обозначил этот аспект как обеспечение заселенности страны и сохранение мобилизационного ресурса нации. Мы рассматривали его гораздо шире, но сейчас не буду это детализировать. Главное, что власти его не видят, не понимают. Для них это нечто абстрактное.

    Подход властей к развитию сельских территорий и оценка значимости малых хозяйств только с позиций производства сельскохозяйственной продукции первым отметил на КВ Александр Генрихович Харченко (Алексбио). Позднее об этом неоднократно говорил Юрий Прокопьевич Кириленко (Системник). Сейчас о явном перекосе в сторону производства говорит Игорь Борисович Абакумов.

    Далек от мысли, что сейчас все вдруг прозреют и скажут: "И правда, как мы раньше этого не замечали?" И не прозреют одномоментно, и не скажут. Но это пусть маленькие, но шаги в верном направлении.

    -2

    Учитывая бойцовский характер Захарчева, удивлен, что он только обозначае но не отстаивает свою позицию.

    В связи с моими сомнениями, расскажу историю из жизни. Рассказывал ее ранее, думаю нелишне будет повторить. Знакомый предпенсионного возраста живет на хуторе. Жена умерла. Первое время пытался сажать огород полностью, потом ограничился несколькими грядками овощей. Чтобы остальная часть огорода не заростала бурьяном, засеял ее люцерной.

    Одна из дочерей живет по соседству. Они семьей выращивают каждый год по нескольку бычков. Знакомый обеспечивает бычков сеном. Купил небольшой трактор и шлейф орудий. Засевал люцерной еще участок в поле. Потом к нему стали обращаться соседи с просьбой забрать их огороды. Сажают для себя несколько грядок овощей, остальное он засевает люцерной. Набрал уже 10 участков, а люди продолжают обращаться.

    Я вот думаю, что изменится, если внедрить в жизнь предложение Захарчева по земельному налогу. Сейчас люди сами оплачивают налог на землю и просят, чтобы хоть кто-нибудь пользовался землей, лишь бы она не заростала сорняками.

    Александр Георгиевич предлагает доплачивать каждому домохозяйству. Насколько я помню, сельских домохозяйств в России около 23 млн. Если каждому выплачивать по 25 тыс руб., получится 575 млрд руб. Думаю, что сумма для бюджета страны неподъемная.
    Если выплачивать из расчета 25 тыс руб. за 1 га, то, при средней площади огорода 10 соток, получится 2.5 тыс руб. на одно домохозяйство. Наверное такой суммой народ не прельстить, если люди отдают огороды бесплатно, да еще сами платят земельный налог.

    0

    Сергей Глебович. Тема малых форм мне совсем не близка, поэтому упираться-значит показать себя упоротым. ___А вот насчёт доплачивать товарному ПХ государству очень по карману, конечно, если бюджет не кастрировать всякими отсечениями. Тут ведь основной посыл-сызмальства приучать зарабатывать руками, ну и кадровый резерв формировать- скоро ведь в селе работать будет некому…

    -3

    Уважаемый Александр Георгиевич.
    Вы ухватили главное звено в цепи. Настоящий крестьянин-фермер может сформироваться только если вырос в этой среде, если с малых лет приучен к сельскому труду. Тогда эта среда для него естественная, все виды работ ему знакомы, он много раз их выполнял, они не в тягость.

    В личных подсобных хозяйствах навыки передавали от поколения к поколению и это работало. А вот для самостоятельной фермерской деятельности этих навыков оказалось недостаточно. Поэтому я говорю о том, что государство должно помочь сформировать фермерство, помочь им выработать нужные навыки, приобрести новые необходимые компетенции. И здесь не обойтись просто раздачей денег. Нужна целая система мер, в т.ч. организационных. Власть так работать не умеет, не приучена. Поэтому все ограничивается опять банальной раздачей бюджетных средств в той или иной форме.

    Согласен с Вами, Александр Георгиевич, доплачивать товарным ЛПХ государству вполне по силам. Я за то, чтобы доплачивать и нетоварным подсобным хозяйствам, которые держат крупный и мелкий рогатый скот для своего пропитания. Сейчас желающих иметь дело с навозом сильно поубавилось. Труд тяжёлый, вот и надо его стимулировать — платить субсидии по факту наличия скота на подворье без всяких лишних бумаг.

    0

    Согласен с Вами- доплачивать за сам факт ведения ПХ было бы лучше. Даже за сам факт жизни на селе. В Ваших с Системниках обменах практически никак не педалируется ФАНТАСТИЧЕСКАЯ (в сравнении с городской, тем более-столичной) тяжесть самого процесса жизни в селе. Простой пример- выкопать яму для сортира на 3-5 лет семейного пользования, выложить её кирпичом и поставить будку займёт неделю тяжкой работы и минимум 15 тыр на материалы. Кто заплатит за этот труд и вернёт деньги ? Никому это в голову не придёт! А гараж, а дорожки к крыльцу, а крышу перекрашивать разв 3-5 лет, а выкашивать незанятое землепользование- да мало ли селянин делает работы , которую близко нельзя назвать товарно-производительной, но которая буквально убивает организм даже здорового человека, не говоря про подростков или стариков. Вот почему, а не из-за отсутствия досуга и культуры люди бегут в города. Нет дураков, желающих вкалывать не то что попусту, но всегда бесплатно…

    0

    Здесь мне крыть нечем, уважаемый Александр Георгиевич. Критику принимаю. Действительно, мы с Юрием Прокопьевичем сосредоточились больше на глобальных вопросах. А вот про тяжесть жизни в деревне разговора на нашем форуме практически нет. В Доктрине продовольственной безопасности РФ обозначен риск "утраты преемственности уклада сельской жизни". Беда в том, что горожане имеют, в основном, очень смутное представление о хозяйственном укладе и традиционном образе жизни на селе. Или не имеют никакого представления. Это как про армию: пока сам не послужишь — не поймешь. И. Б. Абакумов неоднократно говорил о том, что в Минсельхозе сейчас не осталось специалистов, которые бы работали ранее на селе, жили там.

    Не помню уже, в каком материале на КВ автор пишет о том, что тяготы сельской жизни компенсируются свежим воздухом, постоянным общением с природой, употреблением здоровой, экологически чистой пищи. Как тут не вспомнить выражение В. И. Ленина: "Страшно далеки они от народа". Сказано по другому поводу, но не в бровь, а в глаз.

    -3

    Попробую перебросить мостик от комментариев Захарчева к высказываниям И. Б. Абакумова в "Сельском часе" в отношении государственной поддержки малых хозяйств на селе. Игорь Борисович говорит, что "поддержка малого предпринимательства на селе не так проста, как кажется из высоких кабинетов. Надо не просто дать деньги, надо чтобы эти деньги взяли.

    Не считаю малых сельских хозяев предпринимателями, но этот спорный вопрос вынесем пока за скобки. Согласен с Игорем Борисовичем: поддержка малых хозяйств на селе очень непроста. И дело даже не в том, "чтобы эти деньги взяли". С этим как раз все благополучно, бюджетные деньги ежегодно осваиваются в полном объеме. Другое дело, что мы имеем на выходе? Каков эффект от раздачи денег? Что это дало для развития малых хозяйств, для развития сельских территорий и страны в целом.

    К примеру, сектор фермерских хозяйств уже много лет получает помощь от государства в виде субсидий, грантов, стартапов, финансирования кооперативов и семейных животноводческих ферм. При этом, количество фермерских хозяйств уменьшилось за 10 лет, с 2006 по 2016 гг., на 40%. В последующие 5 лет сократилось еще на 30%. Уходят в небытие только небольшие хозяйства.

    Но никто публично не сказал, что здесь что-то не так, что такая помощь "не в коня корм". АККОР устами вице-президента Ольги Владимировны Башмачниковой озвучивает свои рекомендации: необходимо увеличить размер грантов. Увеличивали уже несколько раз. Сначала максимальная сумма по гранту была 1 млн руб., затем ее повысили до 1.5 млн руб., потом до 3 млн руб. Сейчас гранты достигают 5 млн руб.

    Суммы по грантам растут, бюджетные средства осваиваются, а количество крестьянских (фермерских) хозяйств продолжает сокращаться чудовищными темпами, крестьянско-фермерская кооперация пробуксовывает.

    Думаю, что властям пора признать провал работы в этом направлении и начать поиск новых решений. А эксперты и комментаторы "Крестьянских ведомостей" готовы оказать посильную помощь.

    -4

    Хочу внести коррективы в свой последний комментарий. Некоторые моменты начинаешь видеть только через время. Процитирую самого себя (до чего докатился!): "Думаю, что властям пора признать провал работы в этом направлении и начать поиск новых решений".

    Как-то незаметно для себя я начал оперировать формулировками Юрия Прокопьевича — "пора признать провал работы…" Далее по логике надо предложить властям покаяться. Да не будет никто признавать провалы в своей работе, не будут каяться. Человеческая натура такова, что наоборот, постараются заретушировать изъяны, чтобы выглядеть пристойно.

    Наверное по этой причине в "Малые формы хозяйствования" включили, наряду с личными подсобными хозяйствами, самозанятыми и крестьянско-фермерскими хозяйствами, также категории малого бизнеса и микробизнеса. В общем выглядит неплохо: дают большие объёмы производства, обеспечивают стабильный рост, получают значительные бюджетные средства в качестве господдержки. Только выходит как в сказке — кому-то вершки, кому-то корешки. Малые хозяйства и их проблемы не видны, они оказались в тени более крупного производства.

    У руководства Минсельхоза есть "железное алиби". Они могут все списать на предшественников. Сказать, что проблемы малых сельских хозяев возникли ранее, до них. Это тоже надо учитывать. Если мы рассчитываем на получение каких-то результатов, на практические подвижки, то коммуникацию с властью следует выстраивать более дипломатично. Более хитро, если хотите. А это уже даже не наука, а искусство. Как известно, дипломатия — это искусство возможного.

    -8

    Удивляюсь выводам Юрия Прокопьевича в комментарии от 02.10.2022 в 00:43:30 : "Все разговоры, даже формально правильные, о серой зоне развития мелкотоварного сельского производства в сельских территориях России, на фоне успешного развития частного аграрного капитализма, выглядит не более, чем словоблудие."

    Получается,если в сельских территориях сейчас доминирует частный капитализм, а крестьянство оказалось в тени, то о его развитии и говорить не стоит. Надо лапки сложить и сидеть на попе ровно. Получается, что наши дискуссии на КВ в течение трех последних лет ничто иное, как словоблудие.

    Глубоко, Юрий Прокопьевич. А я думал, что мы на КВ полезным делом занимаемся.

    0

    Всем, кому потребна помощь: предвоенная Финляндия, "Закон Каллио". Просто , даже как -то буднично и между прочим, но -эффективно. И без всяких соплей….

    -2

    Уважаемый Александр Георгиевич. Возмите на себя миссию просветителя. Что такое "Закон Каллио"? Думаю, что большинство людей, так же, как и я, не слышали об этом ничего.

    -8

    Никто из экспертов и комментаторов на КВ не опроверг утверждение, вынесенное в название статьи: "Малые формы хозяйствования на селе вошли "в штопор". А ведь формально оппоненты были бы правы.

    Если рассматривать малые формы хозяйствования в теперешней трактовке властей, то никакого "штопора" или "пике" не увидишь. Как говорится в таких случаях, средняя температура по больнице в норме.

    Еще совсем недавно о малых формах хозяйствования на селе говорили как о хозяйствах населения и крестьянско-фермерских хозяйствах. Сейчас к малым формам хозяйствования отнесены также предприятия малого бизнеса и микробизнеса, потребительские кооперативы, самозанятые и индивидуальные предприниматели.

    Если спросить любого, кто имеет хоть какое-то отношение к сельскому хозяйству, что такое малые формы хозяйствования на селе, уверен, практически все ответят, что это хозяйства с небольшими объемам производства. Ответ заложен в самом названии этой экономической категории.

    Зачем понадобилось пудрить людям мозги, объединяя условного Ваню Сидорова с лопатой, тяпкой и десятью сотками огорода и так называемое малое предприятие с сотней штатных сотрудников и годовым оборотом до 800 млн руб., — это тема отдельного разговора.

    1

    Модератор КВ еще в августе предложил всем в месячный срок избавиться от ников и перейти на фамилии. Саботажем не занимаюсь, но перерегистрироваться не получается. Сын пытался с моего планшета зарегистрироваться на ФИО, со своего ноутбука — безрезультатно. Сайт выдает ошибку и не дает зарегистрироваться новому пользователю.

    Вопрос: причина в сайте или в нас грешных?

    -9

    Возвратимся к философскому вопросу о том, что первично — яйцо или курица? В приложении к теме нашего разговора: что первоочередное — определиться с теми, кому требуется помощь, или сосредоточиться на совершенствовании порядка ее распределения?

    На мой взгляд, надо сначала выявить особо нуждающихся в помощи, кому она жизненно необходима. И лишь потом обсуждать формы поддержки.

    Впрочем, со мной согласны не все. Ведущий научный сотрудник Института аграрной экономики и развития сельских территорий Санкт-Петербургского Федерального исследовательского центра РАН Владимир Николаевич Суровцев в комментарии от 30.05.2022 в 16:30:48 к статье "Гайдаровским реформам в 2022 году исполняется 30 лет" пишет:
    "Какими терминами определять самостоятельных семейных сельских предпринимателей, формальные и неформальные связи между ними, какие у них могут быть оптимальные размеры, вопросы интересные, дискуссионные, но, возможно, не первоочередные. Важнее, на наш взгляд, сосредоточиться на совершенствовании ПОРЯДКОВ и ПРАВИЛ регулирования и поддержки в АПК, чтобы они способствовали развитию сельского предпринимательства. "

    А может сначала ответим на вопрос " кому? ", а потом уже — " сколько и в какой форме".

    -5

    Мне кажется, Владимир Николаевич Суровцев противоречит себе. В более раннем комментарии 12.11.2021 в 10:42:04 к своей статье на КВ "Семейная ферма: уходящая старина или " индустрия 4.0"? " он придерживался другой точки зрения:
    " Полностью согласен с… Глебовичем, что: "Только четко обозначив параметры семейного фермерства можно вести разговор о его развитии. О том, что и в какой форме должно сделать государство, чтобы были получены видимые всем реальные результаты в развитии семейного фермерства".

    Думаю, Владимиру Николаевичу надо определиться со своей позицией по вопросу "яйца и курицы".

    -6

    Стороннему наблюдателю может показаться странной настойчивость, с которой мы пытаемся удерживать в фокусе внимания тему малых производителей сельскохозяйственной продукции, придаем такое значение организационно-правовым формам их деятельности, таким, как личные подсобные хозяйства, крестьянские (фермерские) хозяйства, малые формы хозяйствования. Важно понять — где действительно малые хозяйства, а где только мимикрия под малые.

    В ходе состоявшихся дискуссий для меня меня стало стала совершенно очевидной значительная неопределенность каждой их этих форм хозяйствования. О крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйствах мы говорили ранее. Теперь обсудим малые формы хозяйствования. Постараемся понять, с какой целью была учреждена эта категория, как используется сейчас и служит ли развитию малых хозяйств на селе.

    Малые формы хозяйствования первоначально включали в себя только личные подсобные и крестьянские (фермерские) хозяйства и служили для сопоставления с категорией сельскохозяйственные организации. Органы госстатистики оперируют тремя категориями производителей сельскохозяйственной продукции: хозяйства населения, крестьянские (фермерские) хозяйства (включая ИП) и сельскохозяйственные организации. В юридическом плане хозяйства населения и личные подсобные хозяйства не одно и то же, но такими нюансами можно пренебречь.

    Уже в этой ранней трактовке понятия малые формы хозяйствования было заложено несоответствие названия и содержания. Масштабы производства крестьянско-фермерских хозяйств и ИП законодательно не ограничены. Поэтому категория малые формы хозяйствования изначально включала в себя как "малышей", так и крупные хозяйства, осуществлявшие деятельность в форме КФХ и ИП.

    В настоящее время к малым формам хозяйствования отнесены, помимо крестьянско-фермерских, личных подсобных хозяйств и ИП, предприятия малого бизнеса, микробизнеса, потребительские кооперативы и самозанятые. Т.е. в малые формы хозяйствования объединены хозяйствующие субъекты, не относящиеся к среднему и крупному бизнесу. Малые формы хозяйствования рассматриваются сейчас как объединенная экономическая категория для сопоставления со средним и крупным агробизнесом.

    Представление о том, что малые формы хозяйствования включают только мелкие хозяйства, ничего общего с действительностью не имеют.

    2

    Бойцов и ветеранов аграрного фронта поздравляю с праздником! Здоровья и успехов.

    -4

    С переходом страны на рыночные отношения в российском законодательстве были закреплены понятия малый, средний и крупный бизнес. При этом власти постоянно декларировали, что развитие малого бизнеса является приоритетным. В развитых странах западного мира малый бизнес занимает более половины экономики.

    Вот что пишет по этому поводу вице-президент АККОР Ольга Владимировна Башмачникова в своей статье "Малый агробизнес, образование и устойчивое развитие", опубликованной в "Крестьянских ведомостях" 26 июля 2021 года:
    "О малом бизнесе говорят сегодня много. Его доля в ВВП — показатель социальной ориентированности экономики. Это касается всех отраслей, в том числе и сельского хозяйства, где значимой составляющей малого бизнеса являются крестьянские (фермерские) хозяйства."

    Обратил внимание на то, как менялась риторика руководства АККОР и Минсельхоза. В первые два десятилетия своего существования фермерство выделяли как отдельный самостоятельный сектор сельской экономики. На съездах АККОР говорили именно о крестьянских (фермерских) хозяйствах, об успехах и проблемах в их деятельности. Приводили данные по производству. Успехи конечно были. Доля крестьянско-фермерских хозяйств в структуре продукции сельского хозяйства постепенно выросла до 13%. Это немало.

    Так же постепенно стала меняться риторика руководителей АККОР, чиновников Минсельхоза, депутатов Госдумы и Совета Федерации. Все чаще они говорили не о развитии фермерства, а о развитии малого бизнеса на селе. Точнее будет сказать, стали использовать выражение "развитие малого и среднего бизнеса". Такую формулировку использовали даже в законодательных актах применительно к фермерству.

    Сейчас в ходу термин "малые формы хозяйствования". Возникает вопрос: почему президент АККОР, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Владимир Николаевич Плотников стал стесняться фермерства? Ответ очевиден: доля крестьянских (фермерских) хозяйств в общец стоимости продукции сельского хозяйства составляет 13%, доля малых форм хозяйствования — 57%.

    Каждому хочется выглядеть более значимым, респектабельным. Вот и руководство АККОР пытается говорить от имени всего "левого фланга аграрного фронта", хотя от работы с личными подсобными хозяйствами оно дистанцировалось. Да и сельскохозяйственные организации, относящиеся к категории малого бизнеса, — это не клиентура АККОР.

    -2

    Приведу выдержку из доклада Владимира Николаевича Плотникова на 31-м съезде АККОР. Предлагаю пользователям КВ самим разобраться в смыслах.

    "Фермеры и малые формы хозяйствования демонстрируют устойчивый рост… Идет динамичный рост посевных площадей… за 10 лет они увеличились более чем в 2 раза. В стране засевается 80 млн га, из них 48 млн — малыми формами хозяйствования. Это более 60% всех посевных площадей.
    Ежегодно растет удельный вес МФХ в производстве зерна. Он составляет 55.6%. По подсолнечнику доля увеличилась до 64.5%. По овощам доля выросла до 28.5%. А вместе с ЛПХ она составляет 83.6%.
    Подобные тенденции имеют место и в животноводстве. Удельный вес поголовья крупного рогатого скота в малых формах хозяйствования (без учета ЛПХ) за период с 2012 по 2018 гг. Вырос до 28.6%.
    Поголовье коров в малых формах хозяйствования (без учета ЛПХ) выросло до 30.1%. А в крупных и средних сельхозорганизациях снизилось до 27.6%. Подобная динамика и в производстве молока.
    В целом же доля малых форм в стоимости произведенной продукции сохраняется на уровне 57%."
    Конец цитаты.

    Ну что, господа, разобрались? По-моему, разобраться в этом без предварительной подготовки невозможно. Налицо откровенное жонглирование цифрами и категориями производства. В одних случаях приведены показатели малых форм хозяйствования с учетом ЛПХ, в других случаях — без учета ЛПХ. Как это можно сравнивать между собой.

    Самое парадоксальное, что на съезде фермеров не приведены показатели деятельности самих крестьянско-фермерских хозяйств. Такое впечатление, что это не съезд фермеров, а производственное совещание Минсельхоза.

    Президент АККОР В. Н. Плотников с удовольствием говорит о достижениях и высоких показателях деятельности малых форм хозяйствования в целом. Говорит и о проблемах, но о проблемах "крепких хозяйственников". Они на съезде тоже выступали. В одном хозяйстве дойное стадо 1 тыс голов. В другом КФХ посевная площадь без малого две с половиной тысячи гектаров.

    А вот о проблемах "сельскохозяйственных карликов" — ЛПХ и мелких КФХ — в докладе президента АККОР ни слова. При том, что они в глубочайшем кризисе. Количество крестьянско-фермерских хозяйств за период с 2006 по 2016 гг. сократилось на 40% именно за счет мелких КФХ. Они АККОР неинтересны. Они "чужие на этом празднике жизни".

    Хочу еще раз отметить свою главную мысль: свалив в одну общую кучу под названием "малые формы хозяйствования" сельскохозяйственные организации, крестьянско-фермерские хозяйства с абсолютно разными масштабами производства, личные подсобные хозяйства, власти получили своего рода "сельскохозяйственный винегрет". Мелкие ингредиенты в нем — "сельскохозяйственные карлики" — никому не видны.

    Только вернув понятию малые формы хозяйствования здравый смысл — хозяйства населения, плюс мелкие семейные крестьянские хозяйства, плюс самозанятые — мы получим возможность анализировать развитие этой важной группы производителей сельскохозяйственной продукции, возможность видеть их проблемы и перспективы развития.

    -3

    Тема крестьянства, фермерства, предпринимательства и путей развития сельских территорий активно обсуждается на форуме "Крестьянских ведомостей" в течение трех последних лет. На мой взгляд, дискуссии достаточно содержательные. Главный недостаток в том, что они не вызвали резонанса "во внешнем мире", остались материалом "для внутреннего пользования", не привели к каким-либо практическим результатам. Считаю, настало время для поиска новых возможностей, иных подходов.

    Два учреждения ООН — Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) и Международный фонд сельскохозяйственного развития (МФСР) — объявили о проведении Десятилетия семейных фермерских хозяйств с целью расширения их поддержки, особенно в развивающихся странах. В декабре 2017 года решение утвердила Генеральная Ассамблея ООН.

    Россию относят к развивающимся странам, но мы что-то ничего не слышали об участии в Десятилетии семейных фермерских хозяйств. Сказать, что у этого сектора сельской экономики нет проблем, значит не сказать ничего. В связи с этим предлагаю инициировать проведение Года семейных крестьянских хозяйств и обратиться с соответствующим предложением в Комитет по аграрным вопросам Госдумы или в Комитет по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации.

    Под семейными крестьянскими хозяйствами следует понимать личные подсобные хозяйства, самозанятых и мелкие крестьянско-фермерские хозяйства. Если использовать формулировку малые формы хозяйствования, то это будет разговор обо всем и ни о чем. Слишком разные категории производства сюда запихали. И объемы производства у них разные, и проблемы разные, и траектории развития разные.

    Какой формат может быть у Года семейных крестьянских хозяйств? Полагаю, что это должен быть год разговоров, обсуждений, дискуссий о самых мелких сельских хозяйствах. Это могут быть статьи в "Крестьянских ведомостях" и других интернет-ресурсах, в научных изданиях, в прессе, "круглые столы", интервью в "Сельском часе". Если будет принято решение в Госдуме или Совете Федерации, профильные научно-исследовательские учреждения, знаковые ученые-экономисты, руководители АККОР и представители фермерского сообщества вероятно сочтут необходимым представить свое видение ситуации, сложившейся в сельских территориях. И, соответственно, дать свой рецепт выхода из кризиса малого сельскохозяйственного производства.

    Считаю, что Игорю Борисовичу Абакумову стоит предложить себя в качестве координатора мероприятий в рамках Года семейных крестьянских хозяйств. Именно в "Крестьянских ведомостях" означенная тема была центральной в течение трех последних лет. В последнее время она все громче звучит в выпусках "Сельского часа". И нигде больше. Если назначить координатором Минсельхоз, все сведется к имитации активной деятельности и закончится выпуском многостраничного фолианта с рекомендациями "углубить, расширить, усилить взаимодействие, обратить внимание…" Для Минсельхоза эта тема чужая.

    Мы, со своей стороны, постараемся внести свой вклад в обсуждение, а по итогам обсуждения провести анализ высказанных предложений и оформить его в виде аналитической записки или статьи в "Крестьянских ведомостях".

    Главная фишка проекта в том, что он не требует финансирования, и депутаты Госдумы и Совета Федерации могут с легкой душой голосовать за него. И, в случае успеха, занести себе в актив.

    Игорь Борисович, наши благие намерения могут иметь шансы на успех только в том случае, если Вы согласитесь взвалить на свои плечи эту тяжкую ношу, задействовать свой немалый ресурс.

    Как Вы оцените мое предложение: как нечто из области фантазии, или в этом есть здравое зерно?

    -2

    Есть ли у аграриев нормальная обратная связь с центрами принятия решений? Это ключевая тема последнего выпуска "Сельского часа". Считаю такую постановку вопроса очень актуальной. Сейчас коммуникация идет в одном направлении — сверху вниз.

    Людмила Орлова вспоминает времена, когда министром сельского хозяйства был Алексей Васильевич Гордеев. Тогда в Минсельхоз можно было зайти и даже на прием к министру попасть. Для всех последующих министров стало нормой не общаться с народом.

    Людмила Орлова, Руслан Контимеров, Нина Попова — все они говорят о кризисной ситуации в сельском хозяйстве, об обвале закупочных цен на с|х продукцию при росте цен на материально-технические ресурсы. Но как это донести до власти не знают. Руслан говорит о том, что надо как-то объединяться, чтобы власть слышала. По словам Людмилы, они пишут письма, обращаются, но их не слышат.

    Нижележащие уровни власти копируют стиль работы федеральных структур. У нас на Кубани просто так не попадешь ни в краевую администрацию, ни в министерство сельского хозяйства, которое располагается в отдельном здании. Только по пропускам.

    На районном уровне тоже отгородились от людей. Я уже не говорю о районным отделе полиции, прокуратуре, суде. Ни в районную администрацию, ни в городскую нет свободного доступа. Даже по самым элементарным вопросам ЖКХ человек вынужден связываться по телефону на проходной со специалистами администрации и объяснять свои проблемы. Только сельские администрации пока еще без барьеров. Но их потихоньку начали ликвидировать.

    Именно из-за отсутствия нормальной коммуникации с центрами принятия решений я обратился к Игорю Борисовичу с предложением инициировать проведение Года семейного крестьянского хозяйства. Когда тема начинает звучать, когда возникает резонанс, тогда появляются шансы что-то изменить.

    Игорь Борисович, мне кажется, что проблема все-таки не в Минсельхозе. Берите выше. Мы уже 20 лет строим страну, но образа будущего у нас нет. Нам забыли рассказать об этом. Или не посчитали нужным. Не будем далеко ходить, сейчас на Украине наши военные проводят специальную военную операцию. Но что мы там хотим добиться, где тот рубеж, куда войска должны дойти, об этом знает только главнокомандующий.

    Не отсюда ли "ноги растут" нежелания Минсельхоза вести разговор "со своей паствой"?

    2

    Уважаемый Сергей Глебович. У меня с минсельхозом связь наипрямейшая: в прошлом году я посеял 160 га озимых, а в этом году -75. Если бы и другие пользовались аналогичной связью, то не потребовалось бы рваться в закрытые двери на Орликовом. В сущности, Решетняк во многом прав в части воздействия площадей посева на принятие решений минсельхоза, но проблема в том, что эти самоограничения не носят универсального действия( сильно зависят от времени и места), бьют по нашему собственному карману, и совсем не обязательны к применению….

    -3

    А что это было несколько дней? Набирал комментарии, отправлял — исчезали бесследно. Потом заблокировали авторизацию. Наверное происки Вашингтона.

    Уважаемый Александр Георгиевич. Ваш метод коммуникации с Минсельхозом сильно напоминает мне деятельность крестьянских хозяйств в дореволюционной России. Александр Васильевич Чаянов описывает крестьянское хозяйство как динамическую систему.

    Большинство крестьян были тогда неграмотными, но свои деньги считать умели. И свой "бизнес-план" на следующий год в голове держали. Общаясь друг с другом всегда выспрашивали цены на сельскохозяйственную продукцию и прикидывали — что выгоднее выращивать на следующий год — лен или овес? Если выгода была незначительная, или не просматривалась вовсе, крестьянин сдавал свою землю в аренду и подавался в промыслы. Или на месте шел в батраки. Пока ситуация с ценами не приходила в норму.

    -3

    В советской экономике система саморегуляции была заменена централизованным планированием и управлением. Все было регламентировано государством. В постсоветское время мы снова вернулись к рыночным отношениям, хотя, конечно, еще не совсем рыночным. Нужно только не забывать, что рыночная система саморегуляции работает в определенных пределах. В ряде случаев требуется ее корректировка, донастройка государством.

    Для этого в стране есть большой государственный аппарат, включающий федеральные, региональные и муниципальные структуры. Другое дело как этот аппарат справляется с регуляторными функциями.

    У нас в Краснодаре краевое министерство сельского хозяйства занимает девятиэтажное здание. Плюс в каждом районе отделы сельского хозяйства — одни из самых многочисленных подразделений администраций. В советской системе хозяйствования эти структуры реально работали. Насколько они соответствуют требованиям сегодняшнего дня, вопрос дискуссионный.

    -4

    Два последних года все аграрное сообщество дружно критикует меры регулирования экспорта с|х продукции, называет экспортные пошлины и квоты абсолютным злом.

    Людей можно понять. В прошлом году они недополучили часть планируемой прибыли. В этом году цены на внутреннем рынке сильно просели. Но я бы не торопился обвинять во всех грехах Минсельхоз. Факты свидетельствуют о другом. В прошлом году, при высокой экспортной пошлине, внутренние закупочные цены были вполне приемлемыми. В этом году экспортные пошлины меньше, но цены рухнули. Что-то здесь не так, неувязка получается.

    Ларчик открывается просто. Об этом обстоятельно рассказывает А. В. Корбут в выпуске N 127 "Сельского часа". Александр Вадимович комментирует ситуацию с продлением или непродлением зерновой сделки. Итоги первого этапа сделки: Украина решила вопросы с экспортом своего зерна, Евросоюз и Турция свой гешефт получили. Россия осталась со своими экспортными проблемами. Формально санкций нет, но никуда не делись сложности с фрахтом судов, страхованием морских перевозок, проведением расчетов, заходом судов в наши порты.

    Почему-то наши власти в очередной раз проявили "добрую волю", а в итоге оказались в числе проигравших в этой сделке вместе с беднейшими странами мира. Не понимаю, почему у руководства страны хватило решимости начать силовую операцию на Украине, но не хватило воли, чтобы сразу упереться и получить причитающееся по сделке в полном объеме.

    Считаю правильным, но недостаточным, решение России о приостановлении своего участия в зерновой сделке. Надо не только выйти из сделки, но и заблокировать украинские порты до тех пор, пока мы не получим возможность беспрепятственного вывоза по морю своего зерна, масла и маслосемян, минеральных удобрений. Двойных стандартов здесь быть не должно.

    Александр Вадимович Корбут сказав А, почему-то стесняется говорить Б. Обвал закупочных цен на зерновые, семечку, сою не связан с экспортными пошлинами и квотами, а являются следствием препон, которые чинят нашему экспорту так называемые "западные партнеры".

    Если бы власти страны, и Минсельхоз в частности, выстроили обратную связь с народом, вели бы конструктивный диалог, недопонимания было бы гораздо меньше, а доверия больше.

    -3

    Канун Великой октябрьской социалистической революции ознаменовался всплеском активности комментаторов на соседней странице "Крестьянских ведомостей".

    Вполне естественно, что у разных людей разные мнения по тому или иному вопросу. Меня только удивляет легкость, с которой комментаторы переходят с предмета спора на хлесткие характеристики друг друга.

    Если вернуться к предмету спора, то мы просто обречены вновь и вновь стучаться лбами. До тех пор, пока не будет единообразно толкуемых понятий крестьянина, фермерского хозяйства, капиталистического предприятия, малых форм хозяйствования, комментаторам не удастся прийти к взаимопониманию. У каждого своя мерка и друг с другом они не совпадают.

    Дать общепризнанный стандарт, т.е. выработать и ввести в оборот общеупотребительные определения основных понятий могли бы помочь представители научного сообщества. Но они обходят "Крестьянские ведомости" десятой дорогой. Кому захочется получить ярлык болтуна или дебила.

    Круг замкнулся.

Комментировать

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*

Генерация пароля